Судьбы

Я считаю,что нет некрасивых девушек

Мама двоих детей, жена, образец жизнерадостности и гармонии, Вера Брежнева рассказала L’OFFICIEL Russia о том, как сохраняет баланс в современных реалиях, делает макияж на скорую руку, и почему у нее в шкафу нет цветных вещей.
Reading time 1 minutes

Текст: Екатерина Асташова

Фото: Арсений Джабиев, Наталя Арефьева

– Каково быть успешной? Это тяжело или наоборот легко?

– Первое слово, которое приходит на ум – это «кайфово»! Я действительно получаю удовольствие от того, чего достигла, наслаждаюсь своей жизнью. Мне очень нравится темп моей жизни. Естественно, оставляю в своей жизни то, что мне приносит удовольствие, и минимизирую то, что его не доставляет. Безусловно, в жизни любого человека есть свои сложности, трудности, проблемы. Однако без них нет роста и движения. Когда все идеально, мне иногда кажется, что что-то не так происходит.
Конечно, я расслабляюсь, потому что придет истощение, если все время находиться в нервном напряжении. В прошлом ноябре, когда мы делали запуск косметики, у меня не было ни одного выходного. Я была на таком драйве. После у меня было время остановиться на четыре дня. Я старалась максимально качественно провести выходные, не дать другим нарушить свои планы. Если у меня не такой возможности, то снижается уровень личной энергии и КПД, и все, что ни делаю дальше, уже не приносит истинного удовольствия, выполняя что-то из последних сил. Я всегда шучу, что половину жизни я училась напрягаться и держать себя в тонусе, а теперь я учусь расслабляться (смеется).

 

– Мне кажется, это был чересчур продолжительный период восстановления.

– Да, я согласна. Знаете, через два месяца я уже исчерпала все свои лимиты терпения, чтобы сидеть дома. Хотя у меня не было
такого, что я просто сидела дома, постоянно была в какой-то активной фазе.

– А восстановление, если не брать в расчет карантин, как проходит? Это медитации, книги, кино?


– Сложно сказать, так как эти дни не одинаковы. Я чувствую, что именно мне нужно в определенный период времени. Честно скажу, что иногда бывает день, когда я вообще ничего не делаю. Я заранее прошу прощения у семьи и предупреждаю, что сегодня «лэйзи дэй». Конечно, на душе скребут кошечки. Как это – все работают, а ты отдыхаешь? (смеется). Это уже синдром отличницы. Но я научилась бороться с легким чувством вины. Поэтому иногда я себе устраиваю один такой день, это как телефон, который мы ставим на подзарядку, первое время он все равно еще отключен, ему нужно минуты три-пять для того, чтобы включиться, и потом уже от подзарядки можно работать. Единственное, что я могу себе позволить делать, – это какую-то онлайн-работу, на письма в почте ответить, решать вопросы вялого характера. Иногда я чувствую, что в этот день мне хочется позаниматься спортом, но это уже не «лэйзи дэй» получается?

 

– Это уже работа в своем роде.


– Да. Если я чувствую, что мне нужны какие-то восстановительные тренировки, либо пилатес, либо джиротоник, либо суставные тренировки, это те тренировки, которые наполняют меня энергией, помогают моему телу быстрее справиться с усталостью и восстановиться. Задача этих тренировок именно такая.

 

– У вас есть своя минутная тренировка в конце дня?


– Они есть, но если я понимаю, что сильно физически устала, к примеру, от длительной съемки, то принимаю ванну с морской солью. Во-первых, вода и соль снимают лишнюю энергетику и негатив, накопившиеся за день. Во-вторых, в воде очень хорошо расслабляются мышцы. Соль дает мышцам нужные микроэлементы. Я выключаю свет, зажигаю свечи и расслабляюсь под звуки мантры. В такой момент я принадлежу сама себе.

Для меня было большим удовольствием узнать, что моя старшая, 19-летняя дочка стала медитировать. Обычно подростки немного посмеиваются над родителями, особенно если интересуешься эзотерикой. Она смеялась-смеялась, но при этом увидела, в каком балансе и гармонии я нахожусь. Я действительно этому очень рада, потому что навязать что-то подростку почти невозможно. Если она пришла уже сейчас к этому, то ей гораздо легче будет в жизни справляться со стрессовыми ситуациями, проще будет адаптироваться в жизни.

Сложно, наверное, совмещать два вида бизнеса сразу?

– Совмещать оказалось несложно, просто теперь я все время работаю (смеется). В процентном соотношении, конечно, колеблется время между разной работой, тут как с семьей. Когда мы только запустились, было сложнее: ты идешь в неизвестность, изучаешь все с нуля, ищешь новых людей – но было интересно. Это был важный путь для меня, без которого я себя не пред‐ставляю.

 

– Наверное, в начале пути были недоброжелатели и те, кто советовал отказаться от идеи открыть бренд.


– В моем окружении есть авторитетные для меня люди и те, чья реакция интересна. Мне достаточно 10% поддержки для того, чтобы ринуться в бой. Я всегда что-то придумываю, меня распирает от большого количества идей, а иногда они даже не касаются меня. Что самое удивительное, много мыслей приходит, когда я принимаю душ с головой или ухожу в медитацию, потом приходится все вспоминать и наговаривать на диктофон.

– Почему косметика?


– Я очень долго думала, чем бы я могла заниматься, но ни к чему не лежала душа. Ни одежда, ни украшения. И тут, как на магнитик, начали притягиваться металлические пылинки, создалось некое энергетическое поле вокруг моей идеи. Я поделилась буквально с четырьмя людьми, и они все меня поддержали. У меня были моменты, когда хотелось все бросить и отступить, было сложно. Но сейчас я испытываю такую страсть к этому делу, что даже представить себе не могла!

Продолжение интервью с Верой Брежневой читатйте в осеннем номере L'Officiel №181 или в нашей электронной версии, пройдя  по ссылке

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ