Признание L'Officiel: Ксения Чилингарова — о том, как полюбила свой цвет кожи
Видео

Признание L'Officiel: Ксения Чилингарова — о своем цвете кожи

Для рубрики «Признание» мы побеседовали по душам с основательницей марки Arctic Explorer и очень модной девушкой Ксенией Чилингаровой. И попросили признаться в чем-нибудь, о чем она раньше молчала. Вот ее ответы.
Reading time 27 seconds

Я родилась очень смуглой. В роддоме моей маме, голубоглазой натуральной блондинке, очень долго выносили ребенка — нянечка стеснялась, не знала, как ей сказать, мялась: «Ну вот у вас девочка, поздравляю, все отлично, два девятьсот». Мама спросила: «А где же ребенок?» Нянечка в ответ: «А у вас никого очень смуглого в роду не было?» На что мама сказала: «Не волнуйтесь, это мой, несите».

В детском саду тоже был смешной инцидент — ну как смешной, это сейчас мне уже нечего переживать на эту тему. В детстве я очень хотела быть Снегурочкой. Все же хотят быть Снегурочками, а как она выглядит? В представлении советского ребенка это такая белокурая белоснежная красавица в нарядном платье, и дедушка у нее — Дед Мороз. Но воспитательница была категорически против меня в этой роли. Я пришла домой, рыдая, и когда мама спросила, почему я плачу, я объяснила, что хочу быть Снегурочкой, а мне предлагают исключительно характерные роли — цыганка, узбечка, еще какие-то похожие, которые полагались при моей внешности. Мама пошла ругаться. Воспитательница объяснила, что должна быть блондинка, светлокожая, голубоглазая. Мама в ответ: «Ну и что, зато моя дочь умеет танцевать, очень активно во всех ваших утренниках участвует». В общем, мама, чтобы я была Снегурочкой, отдала свое единственное платье из Парижа, которое ей отец привез, и в обмен на него я получила роль.

Но на этом дело, конечно же, не закончилось. Дети бывают очень злыми — бессознательно. В школе меня как только не обзывали. Конечно, я переживала. В какой-то момент моя подруга застукала меня в школе (это был класс, наверное, шестой) — я мелом пыталась замазать свои руки, чтобы они стали более белыми. 

Мне в окружении светлокожих белокурых девушек в классе было нелегко, потому что я — смуглая и за два дня на солнце превращаюсь в еще более смуглого человека. Казалось, что из-за этого я меньше нравлюсь мальчикам, потому что они западают на нимф-блондинок, а со мной они больше дружат, чем ухаживают за мной. 

Мне очень помогли девяностые, потому что в моду вошел адский загар, и все эти блондинки побежали в солярий, а мне для этого делать ничего не нужно было. Все говорили: «Ты такая загорелая!», а я отвечала, что такой родилась. Однажды я пришла к врачу, и он мне говорит: «Раздевайтесь». Ну, я разделась. Врач: «И колготочки снимайте». А это не колготочки, это ноги.

Вообще, все переживалось с юмором. Мне очень помогали друзья, которые говорили, что я и так прекрасна. Цвет кожи, ощущение того, что ты не похожа на других, накладывает определенный отпечаток на тебя. С детства я была очень общительной, и в школе меня задевало, что меня, как мне казалось, не принимают, потому что я отличаюсь от остальных. Но в институте я уже гордилась, даже кичилась этим.

Я недавно была в Японии, и там в одном буддистском храме была надпись «Я чувствую удовлетворение» — и от себя, и от окружающего мира. И вот если ты находишься в этом удовлетворении, то и люди воспринимают тебя соответствующе. Так же с одеждой: если ты в том, что на тебе надето, себя не ощущаешь, если ты не чувствуешь, что ты — это ты, то люди вокруг тоже будут это считывать. Мне очень нравится тренд на diversity, потому что мода не может быть закрытой от мира. Более того, мода тоже помогла мне принять себя: я поняла, что яркие цвета на мне смотрятся лучше, сочнее, чем на светлокожих девушках. Мода должна быть разной, потому что все люди разные. Здесь как в искусстве: красота — в несовершенствах, в неровностях, художник их видит и создает прекрасное. Если ты все выровняешь, как в компьютерной программе, где можно совместить более идеальную половину твоего лица с такой же идеальной, то это будет страшно, это неживой человек, хоть и совершенный. Посмотрите на модные сейчас типажи моделей: они ведь не красивы по классическим канонам, но они индивидуальны. Может быть, тот нос, который вы ненавидите с детства, однажды сделает вас знаменитой.

Признание L'Officiel: Ксения Чилингарова — о том, как полюбила свой цвет кожи

Камера и режиссура: Артем Поменчук
Второй режиссер: Виктор Михайлов
Интервью и концепция: Настя Полетаева
Макияж: Евгения Сафонова, @Peng_Msk
Волосы: Евгений Зубов @еugeny_zubov, независимый стилист @Authentica_club

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ