Культура

«Только так: верить в себя и любить то, чем занимаешься» — Мария Командная

Звезда российской спортивной журналистики покорила «Матч ТВ», провела жеребьевку ЧМ 2018 в Кремле (в прошлые годы эта почетная задача доставалась Хайди Клум и Шарлиз Терон) и очаровала американский телеканал Fox Sports. Мы поговорили с Марией о том, как женщине заставить себя уважать в мужском коллективе и доказать всем, что женщины могут комментировать футбол не хуже мужчин.
Reading time 1 minutes
Вспомним случай двухлетней давности, когда Василий Уткин объявил набор в школу футбольных комментаторов и отказался принимать девочек: «Их учить бессмысленно». Такие истории — исключение из правил или типичная ситуация для российской спортивной журналистики?


Очень хорошо помню этот момент: я в отпуске, гуляю по Риму и вдруг мой телефон начинает разрываться от просьб дать комментарий на эту тему. Я сажусь в ближайшее кафе и начинаю строчить ответ — честно говоря, я уже и не помню свою первую реакцию. Но я хорошо знаю Васю Уткина: очень давно мы работали вместе, хотя дружеских отношений между нами, к сожалению, не сохранилось. При этом к нему я отношусь с глубочайшим уважением и считаю одним из самых талантливых людей, когда-либо работавших на российском телевидении. На том телевидении, которое вело диалог со зрителем и работать на котором было огромной честью. Так вот, я не могу сказать, что Вася сексист или не уважает женщин. Ничего подобного. Просто, видимо, ему кажется, что комментировать футбол не женское дело. Я не считаю, что бывают на свете женские дела, а бывают мужские. There are no women’s rights, there are human rights.

На Марии: олимпийка, adidas Performance; платье, Rasario; серьги, Yana.

Именно поэтому я, конечно, до сих пор не принимаю Васино решение. Тем более что он открыл эту школу вместе со Станиславом Гридасовым — журналистом, которого в спортивной прессе, уверена, уважает каждый, кто с ним знаком. Так что удивлена я была вдвойне. Конечно же, рано или поздно появится девушка, которая будет отлично комментировать футбол: для этого нужны определенные знания, умение делать выводы и любить игру. Вот и все. Я могу говорить только за себя: раньше мне хотелось комментировать футбол, теперь нет. А вот работать сайдлайном — за милую душу. Собственно, этим я занималась на телеканале Fox Sports во время Кубка конфедераций, а сейчас буду заниматься на чемпионате мира. Сайдлайн — это человек, который находится за пределами футбольного (и не только) поля, чаще всего между тренерскими скамейками. Он включается в трансляцию время от времени и рассказывает детали, которые не видны с комментаторской позиции. На западном телевидении чаще всего сайдлайном работают девушки. Там вообще нет стереотипов, что женщина хуже мужчины разбирается в спорте. Я могу говорить за американское телевидение — по моим ощущениям, такая мысль там просто не допускается. У нас, к сожалению, ситуация иная. Но с ней очень легко бороться.
 

И какими методами?

Хорошо помню свою первую съемку. Футболист Кирилл Комбаров получал «Первую пятерку» — премию лучшему молодому игроку чемпионата. Я записывала стенд-ап с коробкой сладостей — цитировала знаменитую фразу из «Форреста Гампа» о том, что жизнь как коробка шоколадных конфет: никогда не знаешь, какую вытащишь.


Я смешно выглядела, нервничала, была совсем маленькой — в общем, это какие-то очень трогательные воспоминания. Но работать корреспондентом мне всегда нравилось меньше, чем ведущей. Когда я веду эфиры, чувствую себя как рыба в воде — мечтала об этом в детстве, и мечта сбылась. Про телевизионщиков говорят, что если у тебя пропадает чувство волнения, когда ты садишься в эфир, надо завязывать с профессией. У меня так в какой-то момент произошло: мне стало грустно оттого, что я не понимала, в каком направлении двигаться. Но когда я перешла на Fox Sports, я вспомнила, каково это — когда ладошки потеют, а коленки подкашиваются. И да, это клевое чувство.

У каждого бывают моменты, когда хочется взять и послать все к черту. Что для вас было главным карьерным испытанием — и как вы с ним справились?

У меня таких сложных моментов было три. Первый, когда я приняла решение уйти с телеканала «Россия‑2». Там были скорее личные причины. Повезло, что меня тут же позвали на «Дождь». Он помог мне прийти в себя: я слишком много думала о том, что допустила ошибку, что загубила свою карьеру на федеральном телевидении. Конечно, сейчас смешно об этом вспоминать: мне было 23 года, рановато все-таки думать о том, что карьера загублена. Но переживала я долго: стала болезненно худой и много плакала. А потом поняла, что очень часто, когда тебе кажется, что какая-то дверь перед тобой захлопнулась навсегда, открывается другая. «Дождь» дал мне многое: я научилась продюсировать, редактировать, писать трехминутные телевизионные тексты за пятнадцать минут и чувствовать себя в кадре уверенно. До сих пор я каждого своего начальника сравниваю с Мишей Зыгарем и понимаю, что пора прекратить это делать, — такие умные люди, как Миша, почти не встречаются. Но вот своему боссу на Fox Sports доверяю всецело: он выиграл тридцать пять премий «Эмми». Мне нравится работать с людьми, которые могут чему-то научить.

Топ, рукава и легинсы, все Nike; кейп, Edem Couture; туфли, Christian Louboutin

Второй момент: когда я ушла с «Дождя» и просто не понимала, где буду работать. Да, два раза в неделю я вела спортивные эфиры на радио «Москва FM», но мне этого не хватало. Я очень переживала. Только спустя полгода на меня вышли ребята, которые хотели сделать проект о здоровом образе жизни. Сейчас сайту the-challenger.ru три года, и каждый месяц на него заходят больше миллиона уникальных посетителей. Для меня честь быть его главным редактором. Ну и третий момент: эфир на Fox, я забываю слова, путаюсь и, на мой взгляд, просто проваливаюсь. Всю ночь после этого эфира я думаю о том, что все это было затеяно зря: можно было продолжать сидеть на «Матч ТВ», получать хорошую зарплату и особо не париться. Новый день, следующий эфир — и понимание, что все это, конечно, было не зря. Очень многие сейчас любят повторять, что счастье находится за пределами зоны комфорта. Оно, безусловно, там, но иногда за эту зону выходить чертовски сложно.
 

Кстати, о Fox. Чем работа на американском ТВ принципиально отличается от работы на русском?

На американском телевидении меньше спонтанности: каждый четко знает свою роль, все отлажено, технических сбоев почти не бывает. При этом ведущим можно быть раскрепощенными — непосредственность только приветствуется. Американское развлекательное телевидение (а спортивное — его часть) выглядит просто сногсшибательно. Там другая цветокоррекция: картинка получается более сочной. Но больше всего мне нравится то, что там каждый понимает: мы делаем общее дело и, черт возьми, давайте делать его хорошо. Никогда не забуду, как один из больших боссов на Fox помогал техникам разгружать аппаратуру, которая прибыла в Москву. Я не могу представить такую ситуацию у нас. Хотя мне очень везло с коллегами: они всегда были готовы прийти на помощь, остаться монтировать сюжет (а ведь рабочая смена уже закончилась), оказать моральную поддержку. Я недавно задумалась, почему у нас весь телик ушел на ютьюб, почему у нас так много популярных блогеров — гораздо больше, чем в Америке. Но там телевидение, которое старается собрать вокруг себя как можно больше талантливых людей. Если ты талантлив, не нужно заводить блог, у тебя будет своя передача.
 

Вы рассказывали, как отказались от съемки в журнале Maxim, — и сказали: Try to impress the world by your brain, not by your boobs. И все же, нет ощущения, что в спортивной журналистике к внешности женщины предъявляют гораздо больше требований, чем к мужчине?

Если и предъявляют, то скорее не в спортивной, а вообще в журналистике. Очень часто гости, которые впервые приходили в программу «Все на матч» на «Матч ТВ», видели меня только на экране. Я раз десять сталкивалась с одной и той же реакцией: «Думал, вы модель, а вы, оказывается, такая малышка!» Я невысокая, но для телика это совершенно не важно. Да и вообще, если честно, мне кажется, что телевидение — это не про внешность. А про людей, у которых горят глаза, которые хотят что-то сказать миру. Мы импульсивны, вспыльчивы, влюблены в свое дело. И вот тогда с экрана начинает шарашить такая энергетика, что уже никакая внешность не важна.

Фото: Женя Филатова

Стиль: Елена Бессонова

Макияж и волосы: Александра Брунова

Ассистенты стилиста: Юлия Чиканакова, Юлия Замотаева

Продюссер: Арина Ломтева

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ