Поп-культура

Кейт Уинслет — о «Колесе чудес» Вуди Аллена, фотошопе и главных ролях

8 февраля в российский прокат вышла новая драма Вуди Аллена «Колесо чудес». Мы встретились с Кейт Уинслет, исполнительницей главной роли, чтобы обсудить с ней сложности ее партии, дуэт с Джастином Тимберлейком и противоречивые чувства на съемочной площадке. И да, если вы еще не сходили на «Колесо чудес», то мы его горячо рекомендуем.
Reading time 1 minutes

 

Кейт, Вы рано пришли в профессию. Значит ли это, что мир кино сразу был к вам благосклонен?

Благосклонен — это громко сказано! Первое серьезное предложение мне поступило лет в шестнадцать. А в этом возрасте я была ужасно застенчива, всего боялась, и только внутренняя уверенность в собственных силах позволяла ходить на кастинги. Я оказывалась в одном ряду с очень красивыми девочками — высокими блондинками с прекрасными прическами и розовыми щеками — и нервничала еще больше. А когда нервничала — потела, была неловкой и с вечно растрепанными волосами. К тому же в те годы выглядела старше своих ровесниц. Подумайте, приятно ли это?

Может, именно за естественность вас так и полюбили потом зрители?

Допускаю, но понадобилось немало времени, чтобы мне самой понять, кто я такая, что для меня самое важное, как быть самой собой: в этом всем довольно сложно разобраться, когда ты так называемая начинающая актриса. Сегодня я с умилением смотрю на юных девушек, пробующих себя в кино, и — как много лет назад — опять нахожу себя ужасной. Почему из всех даров ранней юности сложнее всего сохранить уверенность в собственном очаровании?..

Потому что всему свое время. Для успеха мало очарования молодости, его не достичь без таланта и профессионализма.

Это правда. Вокруг меня было много замечательных девушек, но далеко не все сумели достичь высот. Оказалось, чтобы носить звание актрисы, недостаточно быть просто миленьким созданием с очаровательной мордашкой. Только став личностью, можно привнести в кино что-то свое. Вообще за последние годы в киноиндустрии многое изменилось. Требования становятся выше. Для меня во всяком случае — точно. Сейчас я прихожу на съемочную площадку не только с выученным текстом, но и с пониманием того, с какого ракурса камера снимает выигрышнее, как это потом смонтируют. Признаюсь, иногда работа настолько выматывает, что я просыпаюсь утром с мыслью, что ничего никогда не смогу больше сыграть, впереди — провал. Кажусь себе толстой и противной.

И при этом сейчас вы против ретуши своих фотографий?

Да, и я хотела бы призвать молодежь не пользоваться фотошопом, потому что в реальной жизни вас могут попросту не узнать. Девушки стремятся выглядеть сексапильными круглые сутки, но это даже не смешно, а жалко и вульгарно. Увеличенные до карикатурности губы, переделанные носы, приклеенные ресницы и накладные волосы — зачем все это? Ведь в молодости важна сама молодость, а не условности типа «хочу быть как звезда». Идеальных людей вообще не существует, поэтому нужно научиться любить лицо, которое дала вам природа.

Вам легко говорить. Ваше лицо полюбила, кроме вас самой, еще и компания Lancôme. Почему вы согласились стать посланницей красоты, амбассадором этого бренда?

Потому что мне нравится философия Lancôme. Они ориентированы на энергичных женщин, на тех, у кого красота идет изнутри. Посмотрите на Изабеллу Росселлини и Жюльетт Бинош, которые представляли эту марку до меня: их красота не модельного типа, она более глубокая. И качество косметики у Lancôme отменное! Я стала поклонницей компактной пудры Teint Idole Ultra. Обожаю карандаши для губ Lancôme, потому что они подходят к любой помаде или блеску и просты в использовании. Крем для глаз Rénergie Multi-Lift уменьшает темные круги и морщины под глазами. Из средств для глаз мне еще нравится Pencil Crayon Khôl. Знаете ли вы, что сурьму издавна использовали мусульманки, чтобы на веки не попадала инфекция? Так что эти карандаши идеальны для подводки.

Да вы просто эксперт! Подругам даете советы?

Ой, нет, я далеко не эксперт! Просто частенько ловлю себя на мысли, что не понимаю ни слова, когда мне рассказывают о какой-либо продукции, настолько это заумно. Совсем иная история с Lancôme. Тут все доходчиво, и когда я узнаю что-либо новенькое, то делюсь со своими подругами. Ведь для многих женщин покупка нового косметического бренда — целое событие. И нужно быть предельно осторожной, ибо то, что подходит одному человеку, далеко не всегда подойдет другому. Чисто женский совет: лучше взять пробник, чтобы узнать реакцию.

Lancôme в вашем лице получили отличного амбассадора, ведь миллионы женщин хотят быть похожими на вас.

В самом деле? Это слышать приятнее, чем цифры кассовых сборов, потому что зачастую этот критерий ничего не значит. Фильмы ставят коммерческие рекорды, однако не оставляют в душах зрителей ровным счетом ничего. Другое дело — «Титаник». Он не только собрал в свое время огромную кассу, сделал актеров звездами, но и стал явлением культуры. Массовой, да, но культуры. А мне этот фильм, помимо опыта, подарил прекрасного друга в лице Леонардо Ди Каприо. Мы поддерживаем друг друга в самых разных жизненных ситуациях, которых с тех пор было немало.

 

Для вас важно играть исключительно главные роли?

Нет, я не ставлю перед собой такой цели. Кино для меня — как развлечение. Идти на риск и играть самые разные роли — здорово. В этом плане я импульсивный человек. А в обычной жизни, наоборот, люблю, когда все подчинено распорядку. Например, я просыпаюсь, зная, что надо сделать по хозяйству, а у меня, поверьте, нет штата прислуги и собственного повара, знаю, что нужно идти на встречу, прочитать сценарий, встретить дочку, позаниматься с сыновьями и отправиться с ними после обеда погулять. Многие не понимают моего стремления все делать самой, но семья для меня — в главной роли.

Ваши близкие гордятся вами?

Конечно! Так получилось, что, когда я снималась у Вуди Аллена в фильме «Колесо чудес», тяжело заболела мама. Я звонила ей со съемок каждый вечер и рассказывала о Вуди, моих замечательных партнерах, атмосфере на площадке… Маме было очень интересно, и она радовалась, что я занята в фильме у такого замечательного режиссера. К сожалению, в мае прошлого года мамы не стало. Но ее душевное тепло греет меня и сейчас.

Аллен предлагал вам поработать еще на «Матч Пойнте». Но сотрудничество вы начали только на «Колесе чудес». Почему?

Да, Вуди действительно приглашал меня на роль в «Матч Пойнте», но я не могла в тот момент согласиться, поскольку мой сын Джо был еще очень мал. Я хорошо все взвесила и поняла, что не смогу совместить сразу два очень важных дела. А когда мне привезли сценарий «Колеса чудес», уже не могла устоять. Хотя, признаюсь, было страшновато, потому что я не знала, как подступиться к роли Джинни. На мне лежала огромная ответственность: надо было сыграть натуру очень сложную, при этом не впасть в клише, сохранить баланс, изображать героиню реалистично, не превращая ее образ в карикатурный, и, безусловно, показывать, что она все время остается на связи с той кошмарной реальностью, в которой живет. Представляете, если бы я не справилась? Никогда бы себе этого не простила. Но раз Вуди захотел нанять меня, то пришлось взять на себя эту ответственность и сыграть так хорошо, как он того ждал, — и, более того, проявить вообще все лучшие свои актерские качества.

Чтобы сыграть такого сложного персонажа, как в «Колесе чудес», потребовалась большая самоотдача?

Странным образом я как личность отошла в этой истории на второй план, а Джинни играла первую скрипку. Есть у нее некоторые черты… что-то такое отчаянно непрочное, что страшно меня изматывало. Иногда казалось, будто я навеки застряла в этом персонаже. Такой круглосуточный театр, когда не выходишь из роли, даже покинув съемочную площадку. И тем не менее не могу сказать, будто мне не нравилось все, что испытала на съемках этого фильма, включая страхи и стрессы. Я наслаждалась ощущением, будто меня выжимают досуха, будто мне все время бросают вызов. Это единственный случай за всю мою карьеру в кино, когда удалось испытать столь противоречивые чувства.

 

К выбору сценариев вы подходите рационально, прогнозируя результат, или больше следуете эмоциям?

В этом деле я действую полностью инстинктивно. Так было всегда. У меня нет строго разработанного плана, как должна развиваться моя карьера. Я не из тех, кто считает, что в этом году надо сняться с Джонни Деппом, а в следующем году — с Джимом Керри. Я доверяюсь судьбе и не строю прогнозов. Мне очень нравится моя работа, я вкладываю в нее все свои силы, но это не значит, что я лучшая. Я часто смотрю игру других актрис и отмечаю, что они работают прекрасно, я бы так не смогла. Меня это вдохновляет и дает новые силы, чтобы с большей страстью отнестись к своему ремеслу.

А на сьемках с Вуди Алленом были трудности?

Если съемки шли не совсем гладко, Вуди говорил: «Стоп, это надо поправить». А потом: «Та-а-ак. Как же мне вытащить тебя из той ямы, которую я выкопал своим же пером?» Мы смеялись, и решение приходило само собой.

Как складывались ваши отношения с актерами?

Я всегда стараюсь дать партнерам больше, чем получаю от них, потому что уверена, отношения вне съемочной площадки уже в кадре позволяют найти и поддерживать нужную атмосферу. А если выпадает возможность работать с кем-то, кто является блестящим исполнителем и тоже непрочь помочь взамен, — это большая удача. Мне было легко и приятно работать над «Колесом чудес» с Джастином Тимберлейком: он очень позитивный человек. Мы делили с ним «гримваген», и я частенько слышала, как он на своей половине что-то напевает. Вечерами мы вместе учили текст, сверяли реплики и много смеялись, поскольку Джастин способен развеселить любого.

Вы дочь актера, а хотели бы видеть своих детей на экране?

Я ни в коем случае не хочу влиять на их выбор. Мы с мужем сами воспитываем детей, и при этом не могу сказать, что я им лучшая подруга. Хотя бы потому, что мы разные по возрасту. У нас классическая модель: я — мама, они — мои дети. Мы очень важны друг для друга.

Фото: Питер Линдберг

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ