Илья Маланин: «В 16 лет мои амбиции зашкаливали»
Поп-культура

Илья Маланин: «В 16 лет мои амбиции зашкаливали»

От воспитанника эстрадно-джазового колледжа до героя боевика — такой творческий путь у молодой звезды Театра Ермоловой. 4 октября на экраны вышел фильм "На районе", где Илья сыграл главную роль, а его партнером стал ни много, ни мало Данила Козловский.
Reading time 1 minutes

КОПИЛКА ВПЕЧАТЛЕНИЙ

Илья, режиссер фильма «На районе» Ольга Зуева рассказывала, что познакомилась с тобой на «Кинотавре» без каких-то конкретных целей. И лишь спустя время увидела в тебе героя своего фильма. Это так? 

Да, пару лет назад я приезжал на «Кинотавр» поддержать Сашу Бортич — у нее в программе фестиваля был фильм Анны Меликян «Про любовь». И вокруг Анны образовалась компания, в нее как раз и входила Оля Зуева. Я тогда мало кого знал, просто стоял у бассейна, и мы с ней разговорились. За одну секунду стало понятно, что я с Олей на одной волне. Потом мы точно так же пересеклись на одной из премьер. А через какое-то время я получил от нее письмо и сценарий. Сначала меня посмотрел кастинг-директор, потом из Нью-Йорка прилетела Оля, и все завертелось.

Этот год оказался для тебя урожайным на премьеры: в театре — «Текст» по роману Дмитрия Глуховского в постановке Максима Диденко, в кино — «На районе» и «Тобол». Старт яркий, но поздний. У той же Саши Бортич на сегодня уже с десяток главных ролей.

Я думаю, чтобы что-то дать зрителю, нужно сначала поднакопить. А во мне долгое время не было внутреннего наполнения, которым можно поделиться. Всю сознательную жизнь судьба открывала мне двери, но при этом не позволяла обольщаться. Например, наряду с «Тоболом» и «На районе» я снялся в фильме, который не выйдет никогда, потому что это социальная драма, и в ней поднимаются темы, на которые в России теперь нельзя разговаривать.

Как водится, никакой цензуры, но денег на завершение съемок не дали?

Да, не хватило совсем небольшой суммы. Режиссер говорит, что может быть, смонтирует короткометражку. А я для роли в этой картине обесцветил волосы, придумал специальную походку, да много еще чего… И в театре точно так же. За два с половиной года у меня не было больших ролей. При этом худрук Олег Евгеньевич Меньшиков всегда очень хорошо ко мне относился, мы с ним проводили разные беседы, он меня обнадеживал: «Что-нибудь придумаем!» А потом возник «Текст». И мы пришли к такому знаменателю, что лучше подождать, но сделать одно и хорошее. Поэтому я не переживаю по поводу ролей. Есть помимо них много другого интересного. Хочется уже самому что-то создавать. Я даже в прошлом году поступил на актерско-режиссерский курс к Андрею Сергеевичу Кончаловскому. Жаль, в связи с занятостью пришлось оставить учебу.

Ты говоришь о ролях, о режиссерских планах, но изначально ты…

Музыкант, учился в Гнесинке. Сегодня вот был на «Мосфильме», там «Голос» снимают, но глядя на участников, я совершенно четко ощутил, что это не мое. С музыкой у меня то же самое, что с кино: хочется не перепевать чужие песни, а создать что-то свое, что будет продолжением собственных мыслей и переживаний. Мне было жалко видеть десятки ребят, которые идут на «Голос» за популярностью. Ведь по-настоящему известными стали люди с уже имевшимся бэкграундом: Наргиз Закирова, Антон Беляев, Ян Гэ. А просто засветиться в телевизоре — бессмысленно.

 

/

ИНТЕНСИВ ОТ КОЗЛОВСКОГО

В какой момент ты решил, что нужно от музыки двигаться к актерской профессии?

Я не решал, случайно получилось. Друг из Пензы приехал поступать на эстрадный факультет в ГИТИС, и я решил пойти с ним за компанию. Вспомнил стихотворение Есенина из школьной программы, зазубрил в очереди басню, спел песню, к следующему дню выучил прозу и поступил на «бюджет» еще не до конца понимая зачем.

Вот так вот легко, без всякого сопротивления?

Если сравнивать с тем, что у некоторых, кто поступал со мной, это была уже третья попытка, а в коридорах ГИТИСа были и нервный смех, и слезы, то поступить у меня получилось легко. Но потом сопротивления было очень много. Я ведь не из актерской семьи, как другие не ходит в детстве в театральную студию, и даже в театр попал первый раз, когда уже учился в ГИТИСе. То есть, понимаешь, какими темпами мне нужно было догонять остальных? Там еще такая история была, что спектакль, на который я пришел, оказался плохим. Я это отчетливо понял, и подумал: «Туда ли вообще пришел?»

Значит, внутренний ценз какой-то был.

Да. Он и сейчас есть, поэтому я понимаю, что артист, получив образование, должен дальше развиваться сам. Все время. Два с половиной года, когда у меня было мало работы, я брал монологи из любимых фильмов, учил, записывал на телефон, не нравилось — стирал. И так до бесконечности. Работал, работал, работал.

Амбиции подогревали?

Я же приехал из тридцатитысячного города. Конечно, у меня были амбиции! Это сейчас их поменьше, а в шестнадцать лет они зашкаливали.

Если вернуться к фильму «На районе», то не смущало, что твой партнер по площадке Данила Козловский? Ведь при монтаже он, а не ты мог стать главным героем.

Я не задумывался, что будет после монтажа. Я понимал, что могу получить от работы с Олей, от партнерства с Даней очень многое. За ним вообще можно было просто наблюдать. Я так и делал, когда, например, камеру переставляли, а мне нужно было подавать реплики — сканировал полностью как играет Козловский. Типа такой актерский интенсив.

И что самое главное ты вынес из этого интенсива?

Нужно иметь бешеную работоспособность и смелость. Я понял, что большинство артистов, которые мне нравятся, хулиганы. А мне этой хулиганистости как раз не достает. Я поскромнее. Не в смысле стеснительнее, а в плане, что мне сложно хулиганить в кадре. Наоборот, хочется все выверить, понять что к чему. А нужно, как они — делать даже не задумываясь. И это круто. Мне бы так хотелось. Я же иду по более длинному пути — мне нужно работать-работать, учить-учить. Я ведь когда пришел на площадку к Зуевой, уже знал весь текст, все сцены мысленно отрепетировал.

СЛИШКОМ КРАСИВЫЙ

Когда мы с Ольгой Зуевой обсуждали ее фильм, она сказала, что русское кино, видимо, не любит красивых актеров, а у нее в кадре слишком красивые главные герои.

Оля просто эстет. Я-то себя точно не считаю красивым. Это все отличная работа оператора Федора Лясса. Он молодец. 

Тут можно кого угодно хвалить, но в кадре вы с Козловским, действительно, выглядите по-голливудски и очень убедительно.

Просто тема фильма, желание героя что-то изменить в своей судьбе совпало с моей жизненной ситуацией. Я два года находился в похожем омуте, поэтому мы было что сыграть. Поэтому нельзя сказать, что работа в фильме «На районе» была на преодоление. Не было преодоления, я с удовольствием готовился к каждой сцене — как спортсмен, который каждый день тренируется.

Теперь ты можешь сравнить, как это приезжать на «Кинотавр» просто гостем и со своей картиной. Это разные ощущения?

Конечно! Нужно ездить только с фильмом или поддержать друзей и коллег. Но вообще фестиваль — это праздник людей, которые привезли туда свои работы. А так я вообще не люблю красные дорожки. Если выходит какой-то фильм, который мне интересен, я иду в кинотеатр один, сажусь и смотрю его. Потому что на премьере не возможно сосредоточиться на фильме — там же куча людей, ла-ла-ла, нужно себя показать. А мне и показывать-то особо нечего. Что я сделал, чтобы проходить по красной дорожке? Мне кажется, что вряд ли наступит такое время, когда мне захочется по ней проходить.

Слушай, самопиар — это искусство. Мне казалось, ты должен был ему научиться хотя бы от Саши Бортич. Она точно знает как нужно себя вести, чтобы все понимали — перед ними звезда.

Вот это талант. Но я вас уверяю, у нее нет стратегии. Она просто умеет это делать. А я не могу даже сказать, что мне это интересно. Вот, допустим, когда зовут сделать интересную фотосессию, я в всегда готов. Это круто. А сходить на премьеру чтобы потом выложить фоточки в инстаграм — нет. Если мне с кем-то интересно встретиться, можно созвониться, пойти кофе попить. Для этого не нужны премьеры. Может быть, что-то изменится, но сейчас я так чувствую.

Как далеко простираются сегодня твои амбиции?

Хочется построить свою жизнь так, чтобы быть независимым и заниматься кино в разных сферах. Мне вот было бы интересно поработать оператором, и когда снимался в «Тоболе» в главной роли, то в свободное время подрабатывал механиком — выставлял камеру на других артистов, таскал штативы. Было смешно, что мне дали наушники без рации, чтобы я слышал, но не мог ответить. Мне типа: «Быстро батарею!» Я бегу. Так что мне кино интересно целиком. Если бы у меня было много времени или много жизней, я и на оператора бы выучился, и в архитектурный пошел. В мире столько всего интересного, что меня кидает из стороны в сторону. Думаю, что лет в восемьдесят я буду снимать только документальное кино и все. Если конечно, буду выглядеть как Андрей Сергеевич Кончаловский.

Фото: Альберт Плехов

Стиль: Татьяна Семенькова

Ассистент стилиста: Мария Киелева

Продюсер: Арина Ломтева

Место съемки: студия Apriori Photo

Backstage фотосессии для L'Officiel

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ