Поп-культура

«Ну да, либералы, да, окопались. Вот так»

«Гоголь-центру» — пять лет. Серьезнейшая цифра, учитывая все то, что произошло за это время с театром. Но трудности только закаляют уникальный творческий коллектив, созданный Кириллом Серебренниковым. И это вызывает неподдельные восторг и уважение.
Reading time 1 minutes

 

 

В конце прошлого года Кириллу Серебренникову была присуждена престижнейшая награда — Premio Europa per il Teatro. Вручалась она в Риме, и по понятным — а точнее, непонятным никому, кроме деятелей басманного правосудия, — причинам российский режиссер не смог выйти на сцену Театра Арджентина. По этим же самым причинам и мы не могли сделать с Серебренниковым интервью к пятилетию его главного детища — «Гоголь-центра». Нам оставалось лишь перелистать страницы архивных материалов о любимом коллективе и обзвонить режиссеров, которых он в разное время приглашал работать в свой театр. Но прежде чем мы это сделаем, давайте вернемся еще ненадолго в Рим.

На фото: Георгий Кудренко

Тем вечером 17 декабря никто не получил за Кирилла его статуэтку — по правилам премии она вручается только лично в руки. Но блистательная Изабель Юппер после слов о том, как она счастлива работать в театре, как повезло ей сыграть яркие роли и с какими великими режиссерами довелось сотрудничать, прервала овации и внезапно заговорила о Кирилле. О том, что все ее мысли — о нем и с ним. И зал вновь взорвался аплодисментами. Ровно такими же, как на премьере «Маленьких трагедий», последнем спектакле, который успел поставить Кирилл перед домашним арестом.

 

Ровно год назад знаменитый актер Вениамин Смехов назвал Серебренникова в колонке для L’Officiel создателем Гоголь-бума, перечисляя все его многочисленные придумки: Гоголь-сцена, Гоголь-музыка, Гоголь-выставка, Гоголь-книга, Гоголь-форум, Гоголь-опера, Гоголь-кино… А еще Вениамин Борисович отметил любопытную социальную аномалию — «вопиющее равнодушие господина К.С.С. к традиционному для репертуарных театров абсолютизму "первого лица", пренебрежение к культу своей личности». С ребенком Серебренникова, как шутил Смехов, «к радости актеров и восторгу зрителей» успели «понянчиться» два десятка приходящих нянь-режиссеров. У каждого из них свой творческий почерк, своя философия и методы работы, но объединяет их одно — умение остро чувствовать время.

На фото: Один Байрон

Я позвонил одному из этих «нянь» — Максиму Диденко. Он поставил в «Гоголь-центре» два спектакля: «Хармс. Мыр» и «Пастернак. Сестра моя — жизнь», во втором как раз и играет Смехов. «Я начал с того, что пришел в этот театр как зритель на прогон спектакля "Идиоты", — рассказывает Диденко. — Потом стал смотреть премьеры Кирилла, и постепенно "Гоголь-центр" стал для меня любимым местом в Москве. Здесь мне хорошо, я всем доверяю, чувствую себя свободным и именно тут сделал важные для меня спектакли». Мы говорили с Максимом о труппе, ядром которой стали ученики Серебренникова, об артистах из прежнего Театра им. Гоголя, влившихся в юный коллектив, о том, что все они яркие, талантливые люди, с которыми чрезвычайно удобно работать в силу их восприимчивости ко всему новому.

На фото: Александр Горчилин

И мне тут же вспомнились слова Кирилла Семеновича из интервью L’Officiel двухлетней давности: «Мы яркие. И свободные. А еще я думаю, что кого-то может волновать следующее: когда вы приходите в наш зал, то видите публику, за которую борются все — и другие театры, и власть, и масс-медиа. Это городская интеллигенция, умные люди, молодежь, которая через некоторое время будет формировать действительность. Они выбрали нас, театр, который им интересен. Это не значит, что они только к нам ходят, они еще в другие театры тоже ходят, но сюда они ходят в большом количестве. Смотрят все подряд, некоторые спектакли по несколько раз. Нас называют недобитыми либералами: "Да, вот эти, либералы, окопались". Ну да, либералы, да, окопались. Вот так».

 

 

 

 

В общих окопах с Серебренниковым кто только не оказался: Чулпан Хаматова, Алла Демидова, рэпер Хаски, Оксана Фандера. Ему удалось заманить в свои театральные ряды даже одного из самых ярких российских кинорежиссеров Алексея Мизгирева. Они давно дружили с К.С.С., и Алексей после третьего предложения поработать в «Гоголь-центре» не смог отказаться. Но даже в театральной постановке он не изменил своей любви к кино и придумал спектакль на основе знаменитого фильма Лукино Висконти «Рокко и его братья».

На фото: Виктория Исакова

«Я с большим вниманием отношусь к спектаклям, которые делает Кирилл, — рассказал L’Officiel Алексей в телефонном разговоре. — Для меня "Гоголь-центр" — это прежде всего авторское высказывание режиссера Серебренникова. И, судя по тому, как публика мгновенно заполнила залы и до сих пор достать билеты почти невозможно, этот театр интересен не только мне, но и все более и более широкой аудитории. Потому что это живое, интересное место, в котором сходятся интересы зрителей и авторов, что бы там ни говорили искусствоведы, любящие сложные формулировки».

Сам Серебренников очень просто объясняет принципы своего творчества, у всего, что он делает, один корень. «Театральное искусство в первую очередь должно быть свободным. Хорошее, интересное искусство всегда делают люди, которые свободу поставили для себя важным референсом. Они хулиганят, нарушают всевозможные табу, идут не в ту сторону, куда идут остальные, и прочее, и прочее. Вся история искусства сделана именно такими людьми. Не теми, кто вводил инквизицию, не теми, кто пытал и расстреливал, не теми, кто вешал и запрещал. Не ими. А ровно другими. Не тюремщиками, а хулиганами. Мне кажется, так было всегда, и сегодняшняя ситуация, как бы это парадоксально ни звучало, нормальна. Я не ропщу и никоим образом не жалуюсь» — так говорил нам К.С.С. в интервью 2015 года. Тогда он, наверное, и предположить не мог, сколь драматичные события ждут его самого и театр в 2017-м. 

На фото: Риналь Мухамедов

Но Серебренников все вынес с невероятной стойкостью. Не сломались и актеры: они продолжали играть спектакли даже в самые трудные дни, репетировали новые роли и строили планы, несмотря на весь негативный информационный фон. В ноябре свой спектакль «Шекспир» выпустил Евгений Кулагин, еще раз доказав, что слова — серебро, а молчание, нет, все-таки в его случае правильно говорить «хореография», — золото. «Мой спектакль вырос из лаборатории, — рассказывает Евгений, — а она появилась, потому что мне были очень интересны артисты, которых собрал Кирилл. Он предложил мне эксперимент по развитию физического театра, и было безумно приятно работать в этом направлении». Я попросил Кулагина в нескольких словах охарактеризовать артистов «Гоголь-центра», и он, ни секунды не задумываясь, ответил: «Они универсальные. Это артисты, которые могут решать самые сложные физические, вокальные и драматические задачи. Именно такие нужны современному театру. И еще, конечно, это артисты с позицией, личности: на них интересно смотреть вне зависимости от того, какой материал они играют».

Совсем свежая премьера театра — «Маяковский. Трагедия». Спектакль Филиппа Григорьяна завершил задуманный Серебренниковым цикл «Звезда», посвященный пяти крупнейшим фигурам отечественной поэзии ХХ века. Тонкий, ироничный Филипп осторожно пытался найти правильные, не пафосные слова о своем друге. «Я знаком с Кириллом с того времени, как он приехал в Москву, и то, что он начал делать, было… как будто форточку открыли в душном помещении, — говорит Григорьян. — И сейчас, когда Кирилла физически нет в театре, его рука чувствуется во всем, — это удивительное свойство, присущее большим режиссерам. Конечно, артистам очень тяжело, люди грустные, но пятнадцатиминутные аплодисменты после каждого спектакля эту грусть немножечко рассеивают. И вообще не хочется уходить сейчас в минор, давайте напишем так: Серебренников как дедушка Ленин — пусть он не с нами, но дело его живет».

На фото: Евгений Сангаджиев

В словах Филиппа — правда. Сдавая этот номер в печать, мы не знаем, какое решение вынесет суд в отношении К.С.С. 19 января, но каким бы оно ни было, его «Гоголь-центр» жив и останется в истории. Потому что, как правильно заметил Серебренников в одном из наших разговоров, «театр — всегда вопреки».

Текст: Максим Андриянов

Фото: Тимофей Колесников

 

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ