Эдди Редмейн — о мультфильме «Дикие предки», футболе и годовом отпуске
Поп-культура

Эдди Редмейн — о мультфильме «Дикие предки», футболе и годовом отпуске

Мы расспросили актера, как проходил процесс озвучки Дага, одного из персонажей мультфильма «Дикие предки», и что он думает по поводу своего внезапного успеха.
Reading time 2 minutes

Карьера 34-летнего актера Эдди Редмейна идет в гору с потрясающей скоростью, кажется, более занятого человека и представить себе сложно. После роли профессора Хокинга, изображенного с пугающей достоверностью, и последовавшего за ней «Оскара» Эдди не менее правдиво воплотил на экране историю первого трансгендера в «Девушке из Дании». Далее  —  медаль за высокое актерское мастерство от королевы Великобритании, рождение дочери и роль незадачливого волшебника, опекающего всевозможных фантастических тварей, в продолжении самой кассовой кинофраншизы за все времена. В своей самой недавней работе актер остается за кадром, озвучивая пятнадцатилетнего подростка из каменного века в фильме «Дикие предки». Полнометражный пластилиновый мультик, созданный автором «Побега из курятника», «Уоллеса и Громита» и «Барашка Шона» выходит в российский прокат 22 марта.

 

Эдди, как вам в шкуре пещерного человека?

Прекрасно! Я вообще очень большой фанат и Ника Парка, и всех фильмов студии Aardman Studios, на которых я, можно сказать, вырос. Поэтому когда мне предложили роль в «Диких предках», я так испугался, что все им только испорчу, что попросил устроить пробную сессию. И все прошло отлично. Ник, по-моему, один из самых добрых людей, которых я встречал. В первый день мы просто поиграли с моим персонажем, он мне показал куклу Дага и даже несколько секунд анимации. Обычно в фильмах все происходит наоборот — ты получаешь персонажа на бумаге, и потом начинаешь думать, каким его лучше сделать. А тут уже готовый образ, да еще глаза такие на выкате, в общем, Ник постарался. Интересно, что когда пытаешься скопировать это выражение, у тебя и голос сам собой становится другим.
 

Расскажете, как процесс озвучки происходит?

Три месяца в году вы сидите в студии вместе с Ником и пробуете каждую фразу по восемь тысяч раз. Мне вообще нравится делать много дублей, но на обычных съемках не всегда есть такая возможность. Ник все время предлагает: «Может быть, теперь ты так попробуешь, а теперь вот так?» Иногда после всех этих бесконечных повторений ты говоришь: «Ник, давай ты сам сделаешь». И в конце концов просто его копируешь.

То есть в основном это были вы с Ником?

Одну сессию мы записали вместе с Мейси (Мейси Уильямс. — Прим. ред.), это было здорово! Иногда с нами в студии сидел еще кто-нибудь из аниматоров — они не только виртуозные мастера своего дела, но еще и актеры первоклассные — и читал роли за всех членов племени, изображая пятнадцать разных акцентов. Это было ужасно смешно, я смотрел на все это, открыв рот, и все боялся свою реплику пропустить. Да и сам Ник чего стоит.  Мы с ним здорово повеселились, когда он озвучивал ручного кабана Хобнога, издавая все эти не поддающиеся описанию звуки. У него вообще хорошо получаются голоса, в конце концов все эти персонажи — часть него самого, они такие же добродушные и немного непоседливые, как он. Что я люблю в Нике, так это то, что он не только, по-моему, добрейший человек в мире, но и обладает прекрасным видением. То есть он оставляет тебе достаточно свободы для импровизации, но при этом всегда точно знает, чего именно от тебя хочет.

Вашему персонажу пятнадцать лет. Пришлось вспоминать себя в этом возрасте?

Я даже и не думал об этом, если честно. Ник мне просто сказал, что Даг — мечтатель и все время хочет объять необъятное. В нем есть что-то очень чистое, неиспорченное. Замечательно играть кого-то, в ком столько надежды на будущее. Вообще все фильмы Aardman Animations отличает такой вот добрый, безобидный юмор.

Давайте о футболе поговорим, он же в этой истории центральное место занимает. Вы с ним в каких отношениях?

Я бы сказал, что на «вы». Я совсем безнадежен. И главное — в моей семье все очень хорошо играют в футбол, а я прямо как черная овца. Поэтому мне очень хотелось, чтобы мои братья пришли на премьеру. Ведь «Дикие предки» — это мой футбольный триумф.

Скажите, а из образа Дага вам удалось полностью выйти? Помните, вы рассказывали, что во время съемок «Фантастических тварей» вы иногда ловили себя на том, что разговариваете с воображаемыми существами прямо в метро?

Вот если бы только я мог научиться бить по мячу скрещенными ногами, как он! На самом деле и выходить-то особенно не пришлось, так как в реальной жизни у Дага есть прототип. Было это так. Мы с женой летели в наше первое совместное путешествие. Тогда мы только начали встречаться и оба чувствовали себя не совсем уверенно. Так вот, в бортовом журнале нам попалось на глаза фото игрушечного медведя — специальное предложение от компании, что-то вроде того, что если сфотографируешься с ним в какой-нибудь экзотической стране, то можно было выиграть двести пятьдесят фунтов и авиабилеты. В общем, я в каком-то угаре купил этого медведя — назвали его Фрэнк, в честь нашего попутчика по дороге в Пизу. Я и не знал тогда, что он станет почти членом нашей семьи — через несколько лет, когда родилась наша дочка Айрис, я неожиданно для себя стал с ней разговаривать как бы от лица этого медведя. Так что Даг частично позаимствовал голос у Фрэнка.

 

Получается, что «Дикие предки» — это последняя ваша работа перед перерывом? Вы же решили тогда дать себе немного отдохнуть, так?

На самом деле, над фильмом я закончил работать только три недели назад. В таких фильмах каждые два месяца ты озвучиваешь какую-то часть сценария, а потом через какое-то время они тебе показывают, что получилось, просят иногда что-то переделать, доработать, или в сценарии может что-то измениться. А потом через несколько месяцев все снова повторяется. Зато так можно возвращаться к уже записанному материалу и дорабатывать его, пока не получится то, что надо, и меня это устраивает. Я по жизни перфекционист.

Вы говорили, что людей иногда увольняют из подобных проектов. Вы действительно этого боялись или, может быть, вас уже увольняли?

Однажды меня уволили из документального фильма. Иногда люди приглашают тебя, не задумываясь, подходит ли им твой голос. Просто потому, что им знакомо твое имя. Представьте себя в студии с людьми, которые месяцы, а то и годы, не покладая рук, трудились над лентой и потом еще текст для вас начитывали (это тот материал, который обычно присылают актерам). И вот ты садишься за стеклянным экраном, открываешь рот и видишь их лица — и все сразу становится понятно, даже несмотря на то, что они из вежливости делают вид, что все прекрасно. Хочется бежать со словами: «Все, ребята, понял — я не ваш герой!»

А как фильм назывался, если не секрет?

Могу только сказать, что это был проект для телевидения.

А все-таки почему вы решили взять перерыв в работе? Потому что папой стали?

Обычно в актерской профессии это так происходит: если вы мечтаете быть актером, а я мечтал, и если вам вдруг улыбается удача и вам начинают предлагать роли, то вы на все соглашаетесь и фактически уже перестаете себе принадлежать. Вот, например, когда я снимался в «Девушке из Дании», в свой единственный свободный день я давал интервью по фильму «Вселенная профессора Хокинга», и так было в течение полугода. Все девять месяцев, пока я снимался в первых «Фантастических тварях», я продвигал «Девушку из Дании». И в какой-то момент я просто почувствовал, что так дальше продолжаться не может. К тому времени уже было понятно, что будет сниматься продолжение «Фантастических тварей», и мы знали, что скоро должна появиться наша малышка. Вот сейчас банальную вещь скажу, но если ты не живешь нормальной жизнью, то тебе неоткуда брать вдохновение. Поэтому я решил немного передохнуть, но с фильмами такого масштаба, как «Фантастические твари», тебя еще задействуют в создании виртуальной реальности и видеоигр. На это тоже несколько месяцев ушло, так что когда я говорю, что взял годовой отпуск, моя жена Ханна начинает смотреть на меня с укоризной, но все равно эта передышка мне очень много дала.

На фото: Эдди Редмейн в роли Ньюта Саламандера («Фантастические твари и где они обитают»)

 

Не страшно было сбавлять обороты, когда ваша карьера так стремительно взлетела?

Несколько лет назад я даже в самых смелых мечтах не мог представить себе такой успех. Я прекрасно понимаю, что сейчас как раз такое время, когда на меня сыпятся самые интересные проекты. И конечно, хочется быть первым номером во всех списках, амбиций своих я пока не потерял. Но опять же, съемки — это работа на износ. Со всем этим сумасшедшим графиком уже не получается по-человечески видеться с родными и друзьями, а без этого и сил никаких не остается. Так что иногда просто необходимо возвращаться к самому себе.

Скажите, вы по-прежнему на метро ездите?

Да, езжу, а что? Все вокруг сразу начинают делать вид, что полностью поглощены своими телефонами. Иногда вдруг видишь вспышку, и сразу нависает неловкая пауза — ты на них начинаешь пялиться, а они на тебя. Вся эта минута до следующей остановки превращается в бесконечность. Но в большинстве случаев люди все-таки с пониманием относятся.

И часто вы эти свои фото видите?

Я всегда прошу, чтобы фото не выкладывали в социальные сети. Если кто-то хочет сделать со мной селфи — пожалуйста, я никогда не отказываю. Но все-таки приятно, когда тебя сначала спрашивают.

 

 

Фото: Simon Lipman/ The Licensing Project/ Legion-Media, GettyImages.com

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ