Молодость vs. опыт: как соблюдается баланс сил в модной индустрии
Мода

Молодость vs. опыт: как соблюдается баланс сил в модной индустрии

Если вы регулярно изводите себя мыслью «мне двадцать (двадцать пять, тридцать), а я еще не…» — немедленно прекратите. Лучшие карьеры в моде делаются годами. Завидные должности выдают господам и дамам в зрелом возрасте. Выигрывают те, кто играет в долгие игры.
Reading time 1 minutes

Как понравиться молодым — это, пожалуй, главное, что заботит фэшн-индустрию последние несколько лет. Модные медиа вроде Business of Fashion и WWD регулярно выдают статьи о том, почему именно миллениалы — будущее люкса; бренды сотрудничают с Селеной Гомес и актерами-подростками из сериала Stranger Things, чтобы привлечь внимание их юной фанбазы; Gucci от коллабораций с граффити-художником дошли до тайного совета (так и хочется пошутить: ложи) миллениалов, к мнению которого (по слухам, правда) прислушивается креативный директор Алессандро Микеле.

 

На Gif: Милли Бобби Браун в рекламной кампании Converse

Индустрия, в принципе, всегда фетишизировала молодость — вот только именно в десятых годах это совпало с глобальным трендом и превратилось в форменное безумие. На молодой аудитории помешались и дизайнеры, и модный ретейл, и массмедиа: последние, к примеру, регулярно выдают списки самых многообещающих миллениалов из разных профессиональных областей. И откапывают на Лондонской и Нью-Йоркской неделях моды самородки, чьи достижения красиво и глянцево преувеличивают лишь потому, что самородок запустил бренд в семнадцать лет. Почитаешь Dazed & Confused (или любой другой условно прогрессивный журнал о моде) — так невольно поверишь в то, что каждый сезон под небом голубым появляются по два-три юных гения. Только вот куда-то они все потом пропадают?.. Примерно через сезончик после прохождения в финал престижнейшей премии LVMH Prize. Равно как и большинство молодых медиаменеджеров в условно глянцевых СМИ — хоть и называть кого-либо в его (ее) двадцать восемь «сбитым летчиком» довольно глупо, эти самые слова произносятся довольно часто.

О том, что не так со взглядами миллениалов на карьеру, жизнь и все вообще и что мешает им стать новыми Сен-Лоранами и (раз уж речь о модных медиа) Джонами Фэйрчайлдами, в этой статье мы рассуждать не будем. Во-первых, двадцатилетним уже и так досталось изо всех, даже самых отдаленных уголков медиамира, а во‑вторых, ситуация, в общем-то, не от них и зависит. Все важные решения в модной индустрии до сих пор принимают — и будут принимать — люди от сорока и старше. Какие бы вам увлекательные истории ни рассказывали СМИ про свежую кровь, новые имена, молодежную революцию и стремительное «омоложение» коллекций люксовых модных домов, наш совет: делите это все на два, если не на три.

Лукбук Burberry × Гоша Рубчинский

«Dolce & Gabbana только что устроили самый #миллениальский показ, который мы только видели» — заголовок прошлого лета с американского сайта о фэшене и прочем бьюти. Смешно, если принять во внимание, что речь о бренде, существующем с 1985 года (в целом) и двух мужчинах пятидесяти пяти и пятидесяти девяти лет (в частности). Главреду самого влиятельного модного глянца в мире (да, той-которую-нельзя-называть, как Волан-де-морта в «Гарри Поттере») — шестьдесят восемь. И на арене она еще с семидесятых. Молчим о Карле Лагерфельде, которому восемьдесят четыре, — это уж совсем очевидный пример. Карла Отто в модном пиаре лет сорок. Пьер Ружье из PR Consulting помнит еще Мартина Маржелу молодым и горячим, во времена, когда тот заставлял модных редакторов тащиться ради показа на самую окраину Парижа. Пройдитесь по BoF500 — картотеке топов индустрии, которую регулярно обновляет Business of Fashion. Возьмите калькулятор. Подсчитайте процентное соотношение тех, кому пятьдесят, и тех, кому двадцать пять. И наконец, добью вас: Рафу Симонсу пятьдесят. Вы об этом, наверное, не так-то часто думаете, но это так. Раф Симонс находится в возрасте, в котором средний россиянин уже вовсю приговаривает «ой, куда мне, я уже старый». Рэперы записывают в его честь треки Please Don't Touch My Raf. За скотч-ленту с одним только его логотипом юные редактрисы глянца (все, кроме Эдуарда Дорожкина) готовы заплатить 200 евро — нас остановило только отсутствие доставки в Россию. К чему я это все? Слово «геронтократия», которым молодые и дерзкие фэшн-журналисты (или молодые и дерзкие телеграм-блогеры) описывают существующий модный истеблишмент, тут не к месту. Точнее: вы так говорите, как будто это что-то плохое.

 

На Gif: Кендалл Дженнер и Карл Лагерфельд

По-настоящему успешные карьеры в фэшене строятся не год, не три, не пять — и порой даже не десять лет. И в некоторой степени именно в индустрии, где люди могут пахать на износ несколько сезонов и выгореть в один момент, критерием хорошей карьеры может быть как раз не стремительный взлет, а устойчивость.

Модная общественность легко очаровывается, но и легко разочаровывается. Удерживать ее внимание годами оказывается гораздо сложнее, чем, собственно, завоевать. И еще — ветераны индустрии часто жалуются на то, что у новичков-миллениалов не хватает того, что называется емким словом «школа». «Неплохая девочка, — слышит автор этого текста от старшей коллеги, когда та говорит о фэшн-журналистке N, — но ей бы для начала еще пару лет поработать ассистентом или младшим редактором». И это нормально. Российский глянец живет в искаженной реальности, где фундаментальным вещам можно научиться за год чтения BoF и WWD. Или съездив два-три раза на неделю моды (не в Париж). Чтобы избавиться от убеждения, что повышение должно происходить раз в год и что к двадцати пяти ты должен стать минимум шеф-редактором фэшн-СМИ, необходим основательный детокс мозга. Не то чтобы такая карьера невозможна, но давайте честно: это скорее исключение, чем производственная норма. То же и с дизайнерами. В западной прессе все чаще слышишь один им совет — не пытаться въехать в моду на белом коне, сразу с собственным брендом, а попробовать отстроить карьеру и набраться опыта в больших домах. Как это и сделал Демна Гвасалия в Maison Margiela, а затем в Louis Vuitton — чтобы запустить Vetements, уже будучи технически далеко не миллениалом. Да и по возрасту — тоже.

A$AP Rocky с Рафом Симонсом

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ