Мода

Почему красная дорожка бала Met Gala не похожа ни на какую другую

В преддверии одной из самых важных дат в модном календаре объясняем, почему Met Gala — это действительно площадка для самовыражения и экспериментов (в отличие от всех остальных красных дорожек). И почему это не всегда хорошо.
Reading time 2 minutes
«Модный “Оскар”» или все-таки нет?

 

Бал Met Gala — ежегодное светское мероприятие, проходящее каждый первый понедельник мая и приуроченное к открытию выставки Института костюма Метрополитен-музея. Это единственное отделение The Met, находящееся на самофинансировании: значительную часть средств приносит как раз сам бал (одиночные билеты стоят от $25 000, столики на десять человек — больше $200 000. Плюс рекламные контракты). Так, например, стараниями Анны Винтур, занимающей пост председателя музея c 1995 года, в прошлый раз за один вечер удалось собрать около $13 миллионов.

На фото: Рианна в Comme des Garçons, 2017

 

В профильной прессе Met Gala называют то «Суперкубком», то «Оскаром» от мира моды, намекая на масштабность мероприятия. Масштабно? Да. Похоже на «Оскара»? Совсем нет. Красная дорожка Met Gala куда менее консервативна и предсказуема, и за ней гораздо интереснее следить в прямом эфире. «Или наряжайтесь изо всех сил, или сразу идите домой. Никаких маленьких черных платьев и телесных “футляров”», — резюмирует Vox.

 

Рассмотрите в галерее некоторые образы с прошлогоднего Met Gala
Как так вышло?
Первая причина: дресс-код

На пригласительных на «Золотой глобус» или «Оскара» дресс-код обычно прописывается как black tie. На балу Института костюма black tie — форма одежды для прессы. От звезд же на красной дорожке ждут, что они придут в чем-то соответствующем теме выставки. Так, например, в 2015 году, когда экспозиция называлась China: Through the Looking Glass, многие пришли с вышитыми на платьях драконами. На открытие выставки Manus x Machina в 2016 году — в футуристичном серебре. В прошлом году, когда выставка была посвящена наследию Рей Кавакубо, большинство пришли в просто очень странной одежде (удивительно, но факт: осмелившихся надеть Comme des Garçons можно было пересчитать по пальцам).

На фото: Кэти Перри в Maison Margiela, 2017

 

В этому году центральной темой выставки станет взаимное влияние моды и религии. «Пару попов на красной дорожке вы точно увидите», — прогнозирует звездный стилист Элизабет Зальцман. Да, возможно, не все достаточно ответственно подходят к проработке темы, но по сравнению с платьями принцесс и русалок на «Оскаре» это просто праздник — театральное представление. При этом инсайдеры призывают видеть в этом не костюмированную вечеринку, а возможность заинтересовать широкую аудиторию в процессах и наследии модной индустрии.

 

 

На gif: Ким Кардашьян и Канье Уэст в Balmain, 2016

Вторая причина: перфекционизм Анны Винтур

Анна Винтур занимает пост председателя Института костюма больше 20 лет, и за это время она смогла сделать из скучного коктейля для меценатов в исторических костюмах тот Met Gala, который мы имеем сейчас. Модный, вызывающий живой интерес, неоднозначный. Винтур лично заведует практически всеми оргвопросами — вплоть до списка гостей в 550–600 человек (часть мест выкупают для звезд спонсоры и партнеры Met Gala, желающие одеть их в свои вещи, но Винтур чистит и этот список тоже). Как и в случае с изданием, которое она возглавляет, в случае с балом Института костюма она тоже сделала ставку на селебрити-маркетинг. В результате на красной дорожке появляются только самые модные прямо сейчас актеры, певцы, спортсмены и блогеры, имена которых у всех на слуху.

На фото: Анна Винтур в Chanel, 2015

Сама она считает такой кастинг главным секретом успеха Met Gala: «Думаю, все дело в очень разных гостях. Но при этом в них всех чувствуется гламур и сексуальность, которые всегда ассоциировались с высокой модой».

Третья причина: мемы

 

Met Gala — главный поставщик модных мемов. Дело в том, что у бала благородная задача — привлечь внимание к взаимосвязи моды и искусства, — но последние несколько лет они решают ее, привлекая не совсем очевидных для этого персонажей. Часто у знаменитостей просто нет возможности изучить тему достаточно глубоко, чтобы поучаствовать в создании условной живой витрины выставки на красной дорожке (как это задумывалось). Отсюда берутся безумная шляпа с языками пламени на голове Сары Джессики Паркер, металлические протезы Зейна Малика и платье-яичница Рианны (окей, оно было даже в тему, но все равно немного странно).

На фото: Сара Джессика Паркер в шляпе Philip Treacy, 2015

Вместе с тем некоторые модные критики жалуются, что звезды поколения Instagram даже на тематическом мероприятии хотят выглядеть в первую очередь модно и сексуально. Если что, мы о вас, Белла Хадид и Кендалл Дженнер. Дресс-код прошлого бала был заявлен как «авангард» (напомним, выставка строилась вокруг наследия Comme des Garçons). Они обе пришли в супероткровенных нарядах из черной сетки. А Селена Гомес, в свою очередь, в белом платье Coach. Когда Андре Леон Телли спросил у нее, что же такое авангард, она уверенно ответила, что это экстравагантность. Ну, Рей Кавакубо определенно понимает его немного по-другому, но такая точка зрения тоже, наверное, имеет место быть.

 

На gif: Ники Минаж и Джереми Скотт, 2016

И какой из этого вывод?

Глянцевые издания любят оборот fashion statement. Мол, настоящее заявление. Сейчас с таким явлением можно столкнуться, пожалуй, либо на авангардной сцене, либо на красной дорожке Met Gala. Да, временами упражнения в самовыражении доходят до нелепого, но как минимум стоит отдать должное смелости всех причастных. И перфекционизму Анны.

Бейонсе в Givenchy, 2015

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ