Павел Вардишвили — о том, как важно быть новым
Мода

Павел Вардишвили — о том, как важно быть новым

Насмотревшись на стилистов, поющих в караоке песни Филиппа Киркорова, оттанцевав пять лет кряду на диджей-сетах Виталия Козака, отходив примерно столько же на хорошие и не очень вечеринки, редактор-обозреватель L’Officiel Павел Вардишвили cчитает себя вправе заявить: настоящих модников в Москве можно пересчитать по пальцам.
Reading time 38 seconds

Когда я слышу строчки из песни Натальи Ветлицкой «Посмотри в глаза», то сразу же представляю лысину диджея Виталия Козака и знаменитую лестницу посреди бара имени Дениса Симачева, на которой танцуют полторы сотни человек, занятых в московской модной индустрии. Козак — он как Путин, вечный, несменяемый за «вертушками», на открытии очередного бутика. Пройди еще хоть десять, хоть четырнадцать лет, но на коктейле по случаю коллаборации дизайнера Александра Терехова с какой-нибудь новой светской дамой вы также будете танцевать под песню Аллы Пугачевой. Виталик обязательно поставит ее напоследок.

В случае с Козаком, в отличие от тех же кремлевских башен, не верхи указывают низам, а публика чуть ли не силой удерживает его. Она во всех смыслах диктует моду, потому что варится в ней, и кто барыню заказывает, тот ее, вернее под нее, и танцует.

«Самое страшное — играть перед нашей фэшн-тусовкой. Все скучные, зажатые, неспособные к восприятию новой и интересной музыки», — делится своими впечатлениями еще один диск-жокей, которого любят приглашать на вечеринки в честь Ее Величества Моды. И я с ним полностью согласен.

Столичная модная тусовка консервативна во всем, что не касается одежды. Для фэшн-директоров и редакторов глянца, пиарщиков и клиентов модных домов, часто самих дизайнеров ничего нового, кроме коллекций, не существует.

Все они застряли на групповой вечеринке Love Boat вперемежку с концертом Земфиры в «Олимпийском» или в закрытой от посторонних глаз кабинке того же «Симачева» и отказываются посмотреть на то, как изменился окружающий мир. На привозах новых артистов в бар «Стрелка», рейвах в «Рабице», ужинах в «Северянах» и бранчах в Leveldva можно встретить архитекторов, ведущих телеграм-каналов, врачей, юристов, но никак не людей из модной индустрии, а если и так, то скорее в порядке исключения.

На вернисаже мощнейшей художницы Таус Махачевой в ММСИ за всю «моду» отвечала лишь специалист по связям с общественностью Анна Дюльгерова. На бэкстейдже рейва в «Плутоне» можно встретить только соратницу Гоши Рубчинского, продюсера Сашу Мадемуазель. Сам дизайнер выпускает совместные коллекции с ансамблем «Мумий Тролль» и шьет костюмы для спектакля Ренаты Литвиновой. На афтепати великолепной выставки, посвященной десятилетию бренда Vika Gazinskaya, гости до утра пели в караоке песни Филиппа Киркорова. Особым шиком в модной цитадели Москвы, Столешниковом переулке, считается поход в один из дворов на просмотр травести-шоу привокзального качества. Это стало очень заметно. Многие ходят.

В это же самое время на афтепати показа Miu Miu в Париже играет техно-диджей Сет Трокслер. Во время никому не нужной недели моды в Берлине выступают актуальнейшие хип-хоп-музыканты. Демна Гвасалия для коллекций подшефного ему бренда Balenciaga рефлексирует на тему выборов в Америке или над образами современных рейвов. В Нью-Йорке любое только что открывшееся место славится в первую очередь своей фэшн-толпой. Да и по появлению компании Оливье Замма в том или ином парижском ресторане можно судить о его актуальности не хуже, чем по пресловутым звездам Michelin.
 

Почему все не так в Москве? В городе, где скопилось очень много черного нала, откатов, выведенных из бюджетов средств, каждый его житель продает или себя, или свой товар, идя на поводу у плохого вкуса клиента и не пытаясь смотреть не то чтобы в вечность, а элементарно — по сторонам.

Зачем самообразовываться и совершенствоваться, если твою сумку все равно хоть кто-то да купит? Зачем читать длинную аналитику на Business of Fashion, если через полчаса тебе идти на примерку к недалекой жене очередного невыездного депутата? Зачем идти на концерт модной группы, если ты отдыхаешь душой только под «Мой дельтаплан»? Зачем идти на ужин к звездному повару из Северной Европы, если все кошельки как сидели, так и сидят в «Пушкине»?

В ситуации, когда мода перестает быть отражением окружающей действительности, настоящими модниками становятся те, кто эту самую действительность создает. Программисты, урбанисты, визионеры в поисках новых смыслов, ньюсмейкеры и люди, пишущие о них, промоутеры иностранных музыкантов и просто проныры, молодые политики и даже поджарый спортсмен, отправившийся на пробежку в Лужники.

Пока московские модники обкашливают вопросики про показики за шторками любимого барчика, вышеперечисленные люди все больше понимают в том, что in, а что out, на совсем уже глобальном уровне. Не удивлюсь, если эти молодые и прекрасные специалисты в какой-то момент построят собственную реальность, в которой моде как таковой места попросту не останется.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ