Портреты модной Москвы: Наташа Гольденберг
Мода

Портреты модной Москвы: Наташа Гольденберг

Перед вами — портреты людей, которые представляют модную Москву в 2017 году во всем ее разнообразии. В этом выпуске говорим о байерах.
Reading time 1 minutes

Корнер Наташи Гольденберг в ЦУМе открылся два с половиной года назад. На четвертом этаже люкс-универмага возник, как в то время любили писать в глянце, самый настоящий «оазис интеллектуальной моды». Туда заезжали и уже легендарная модная редактриса Джованна Баталья, и дизайнер Олимпия Ле Тан — за клатчами-книгами авторства последней охотился весь город. Платья свободного кроя и пестрые шубы, висевшие на манекенах, на обычный ассортимент ЦУМа совсем не были похожи. «Москва, — сплетничали в соцсетях анонимные доброжелатели, — такое количество Marni не переварит!» Переварила: корнер не только выжил, но и сильно разросся — пришлось даже переехать на этаж ниже. На увеличенной в три раза территории Наташи Гольденберг висят рейлы не только с Marni и Vetements, без которых теперь ни один такой «оазис» не обходится. Есть и испанцы Loewe, преобразившиеся после прихода Джонатана Андерсона, и американцы Rodarte, и совсем, казалось бы, неочевидные находки вроде британского дуэта Hillier Bartley — бывших креативных директоров Marc by Marc Jacobs. Эти бренды, к слову, нигде в Москве вы больше не купите.

«С Loewe я сразу поняла, — рассказывает Гольденберг, — сейчас или никогда. Мы пришли к ним сразу, после первой коллекции Андерсона. Я через неделю рожала, в прямом смысле слова, — и была даже не в Париже. Но как только взглянула на фотографии, тут же сказала ассистенту: надо бежать и договариваться». 

 

 

Марки, которые становятся «очень коммерческими», из NGxTSUM переезжают на другие этажи универмага. Что значит «очень коммерческие»? Наташа объясняет: «Слишком много магазинов стало их продавать, слишком много людей стало их понимать. Того, что носит весь город, в концепт-сторе, как мне кажется, быть не должно». Здесь неожиданно уютно: кресла прямиком из семидесятых, столы для пинг-понга. На полке с кроссовками — фотографии от Алексея Киселева: к примеру, модель и бывшая девушка французской певицы Soko Саша Мельничук в ванной. По золотым журнальным столикам аккуратно разложены книги, все от франко-американского издательства Assouline — чего только стоит трехкилограммовый том истории моды в переплете цвета фуксии. Книги — тоже выбор Наташи: «Приво­зила их раньше то из Нью-Йорка, то из Лондона, а в Москве не могла найти — здесь популярны другие издательства, вроде Taschen. Мне же хотелось бы, чтобы было и место, где можно купить Assouline».

С российскими дизайнерами, которых в московских концепт-сторах обычно немного, все в полном порядке. Рейл со сверкающими платьями и неизменными шелковыми комбинациями Walk of Shame — от друга Гольденберг Андрея Артемова — расположился прямо рядом с Vetements. Walk of Shame, как и Vika Gazinskaya, продаются «на удивление хорошо». «Это правда странно, — поясняет Гольденберг. — Лет десять назад, когда русские дизайнеры только появились на прилавках, мне казалось: какой дурак пойдет покупать их в магазине, если Андрею и Вике можно позвонить, познакомиться, прийти в шоу-рум. Все ведь хотят доступ к телу, личное общение с дизайнером. Но выяснилось, что в ЦУМе тоже покупают — и еще как. И чаще всего мы даже не знаем кто: мы не маленький бутик, где есть своя база клиентов, с которыми дружат и которым высылают картинки, как только появится коллекция». Разбирают и — нетрудно догадаться — Vetements.

 

«Поначалу я их не понимала, — говорит Наташа, — и не могу сказать, что мне они сильно нравились. Они пригласили меня на показ, но я серьезность всей этой бригады поначалу не оценила. Гурам, брат Демны, возмущался: «Рианна пришла, а ты нет». Мы сперва закупили одежды на маленькую сумму, так, побаловаться, попробовать новое. Но сразу продали девяносто пять процентов — обычно это нереально».

Есть и бренды, по словам Гольденберг, в Москве недооцененные. Rodarte — из их числа: «Очень дорого. Не все могут понять, что Rodarte — абсолютная замена вечернему платью, отсюда и цена под стать black tie. Не то чтобы мы закупаем странные марки, нет. Но мы рискуем с выбором — и чаще берем подиумные луки, чем коммерческие вещи». Организовать посреди важного модного универмага столицы уголок розовых кружевных костюмов Rodarte прямиком с подиума, парок Vetements и редких книг о моде — не так просто, как может показаться. «ЦУМ — огромная машина, — признается Наташа. — А моя проблема в том, что я не умею работать в корпорации. Я не боец. Многие думают, что я хочу кому-то что-то доказать или хочу на чужое место, а это не так».

Фото: Саша Сахарная. Ассистент фотографа: Максим Корнилов. Стиль: Елена Бессонова. Ассистент стилиста: Яна Панкратова. Продюсер: Сергей Буниятов.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ