Мода

«Мы просто читаем книжку молодому поколению»: как возвращаются Poiret

В марте этого года исторический французский модный дом Poiret вернулся спустя 89 лет после закрытия. Последнее время новости про него появляются с завидной регулярностью — и есть все основания полагать, что дальше их будет еще больше. Рассказываем самое главное, что известно о перезапуске Poiret: что за люди за ним стоят, как на первую коллекцию нового дизайнера отреагировали критики и носит ли вообще кто-нибудь эти вещи.
Reading time 2 minutes
Историческая справка

 

«Не знаю, значит ли хоть что-нибудь имя Поля Пуаре для современной девушки двадцати лет», — резюмировал дизайнер Пьер Арди одну из главных проблем, с которыми столкнулась команда Poiret, взявшаяся в 2016 году за возрождение модного дома. С одной стороны, считается, что люксовый бренд при богатом историческом багаже выглядит более привлекательным в глазах потенциальных покупателей. С другой стороны, что делать, если история есть, но в большинстве своем ее почти никто не знает? Ответы на этот вопрос предстоит найти CEO и креативному директору Poiret, а мы (на всякий случай) напомним, чем этот дом знаменит.

 

Модный дом Paul Poiret открылся в 1903 году и сразу стал очень популярен среди светских дам. Поль Пуаре многое сделал впервые: предложил женщинам нарядные платья без корсета, скандально узкую юбку и кюлоты, талантливо интерпретировал национальные наряды из Азии (кимоно в светском европейском гардеробе — его заслуга), экспериментировал с тканями (в том числе с металлической нитью) и вообще не стеснялся делать что-то с приставкой «чересчур» — чересчур яркое, пестрое или театральное. Но благодаря цельному видению и чувству пропорций это всегда выглядело смело и никогда — вульгарно (хотя очень прозрачные ткани наделали тогда шуму). Возможно, поэтому его имя часто звучит в разговоре про освобождение женщин — освобождение женского тела, освобождение от стереотипов, освобождение от старых представлений о красоте.

 

К сожалению, то, что в 1900-х казалось революционным, новым и интересным, в конце 1910-х больше таким не являлось. После Первой мировой клиентки Paul Poiret постепенно перешли в Chanel, Jeanne Lanvin и Schiaparelli. В 1929 году модный дом пришлось закрыть. В XXI веке о нем вновь заговорили лишь в 2007 году, когда Пуаре посвятили выставку в Метрополитен-музее. Потом — в 2018-м, когда стало известно о возвращении бренда в расписание Парижской недели моды.

CEO, о котором стоит сказать отдельно

 

 

В 2016 году права на интеллектуальную собственность Poiret выкупила одна из самых богатых женщин Южной Кореи — Чан Ю-Кьюн, внучка основателя Samsung. Ю-Кьюн в модной индустрии работает давно — именно она впервые привезла в Южную Корею многие премиальные бренды, среди которых Givenchy, Dries Van Noten, Céline и Moncler (но модные дома ей все-таки не приходилось возрождать). И да, после покупки Poiret она по-прежнему занимает пост CEO сети универмагов Shinsegae. Зачем ей этот Poiret вообще нужен?

 

На фото: Елена Рубинштейн в платье Paul Poiret, 1923 

 

Тут остается только гадать: есть версия, что это может быть действительно выгодным вложением. Этой точки зрения, например, придерживается Арно де Люммен, владелец Luvanis, компании, которая владеет правами на интеллектуальную собственность на «спящую красоту». Так называют закрывшиеся модные дома (Moynat и Vionnet до недавнего времени тоже были в его собственности). По другой версии, Ю-Кьюн нужен Poiret для лишнего самоутверждения перед суперуспешными братьями и сестрами. По третьей, ей просто стало скучно.

Вот как об этом рассказывает Гога Ашкенази, креативный директор Vionnet: «Как-то я приехала в Сеул, мы сидели в ее (Чан Ю-Кьюн. — Прим. ред.) безумно красивом доме — у нее потрясающая коллекция искусства, потрясающий вкус. Сидели мы, и она говорит: "Гога, ты знаешь, у меня жизнь такая скучная. А у тебя жизнь яркая, интересная. Что мне сделать?" Я отвечаю: "Вы знаете, нужно просто заняться делом". У них большая компания real estate. Очень много коммерческого, ее это все достало. Я и говорю: "Может, не фэшн, но что-то, что заставляет вас чувствовать". И она купила Poiret».

Однако возможен и любой другой вариант. Главное — она к Poiret относится очень серьезно. И к выбору ключевых лиц в команду тоже подошла ответственно.

CEO, о котором стоит сказать отдельно

Обычно CEO (исполнительный директор) — тот человек, имя которого интересно только модным инсайдерам. Но в случае с Poiret про него хочется сказать отдельно, потому что это очень важный для индустрии человек. Анн Шапель — женщина, ответственная за коммерческий успех таких сложных брендов, как Ann Demeulemeester и Haider Ackermann. В интервью Business of Fashion Анн призналась, что сейчас считает своей главной задачей рассказать историю Poiret и заинтересовать ею миллениалов. И нет поводов сомневаться, что у нее уже есть грамотный план для осуществления задуманного, — на подготовку к перезапуску Poiret ей дали целых два года, а не шесть месяцев, как это часто бывает.

На фото: Мариса Беренсон в наряде Paul Poiret

 

Пока что известно только, что главные финансовые надежды Шапель связаны с линией ready-to-wear, кожаными аксессуарами, линией косметики и парфюмерии (очень понятный и проверенный коммерческий ход).

Главное действующее лицо — креативный директор

Возможно, многих удивила новость о назначении Йикинг Йин креативным директором Poiret. Все-таки такая величина и сравнительно неизвестный молодой дизайнер. Действительно, имя китаянки Йикинг Йин, может быть, не так уж и на слуху, но это не отменяет того, что ее мастерство уже признано на самом высоком уровне. Почти уникальная ситуация: свою первую коллекцию под именным брендом Йин показала в рамках кутюрной недели моды в Париже в 2011 году в качестве приглашенного дизайнера, а уже в 2015 году стала действительным членом Палаты высокой моды.

На фото: Poiret осень–зима 2018/2019

«Нужно было творить и экспериментировать. И вместе с тем разрушать и вычеркивать» — так она описала процесс создания своей первой коллекции для Poiret. Мнения критиков о ней разделились.

И что же говорят критики?

Пожалуй, радикальнее всех высказался Анджело Флаккавенто: «Poiret — легендарный бренд. Новый креативный директор должен создать нечто не менее легендарное. Пока этого не получилось». Робин Гиван похвалила Йин за то, что та очень деликатно обошлась с историческим наследием. Эми Вернер из Vogue US добавила, что чересчур деликатно: «Не помешало бы чуть меньше дисциплины и чуть больше импровизации».

 

 

Коллекция действительно получилась очень аккуратная — все коды Poiret легко считываются, основателю модного дома отдали должное, но не совсем понятно, зачем и кому такой причесанный бренд нужен в 2018 году. При этом мы абсолютно согласны с Анджело Флаккавенто, который говорит, что сама идея возрождения Poiret отвечает запросам времени. О мультикультурализме и свободе, которые заложены в ДНК модного дома, сейчас говорят даже больше, чем 90 лет назад. Возможно, в следующих коллекциях Йин выступит более смело и у Poiret появится свое лицо.

Грамотный селебрити-маркетинг

 

К слову, о лице Poiret. Если по поводу дизайна больше вопросов, чем ответов, то маркетологи со своей задачей справляются на отлично. Возможно, им просто повезло работать с очень большими бюджетами — потому что на другие Наоми Кэмпбелл и Рианна просто бы не согласились. Первая вышла в кастомизированном платье бренда на Каннском кинофестивале, вторая пришла в другом платье на премьеру «8 подруг Оушена» в Лондоне. Вполне возможно, что такими темпами Poiret станет одним из главных брендов для красных дорожек — кажется, место Marchesa пока свободно.

На фото: Рианна в Poiret

И все же хотелось бы, чтобы к работе маркетинга прибавилась не менее впечатляющая работа дизайнера.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ