Мода

Команда: кто делает андеграундную марку Outlaw Moscow

Настя Полетаева
23.11.2017
Три года назад про бренд Outlaw Moscow знал только узкий круг посвященных. Сейчас в модной индустрии о них говорят примерно все — медиабум вокруг марки случился в 2016 году, когда Ник Найт присудил им премию ShowStudio Fashion Film Award, и с тех пор интерес к проекту не угасал. В новом выпуске рубрики «Команда» рассказываем, кто стоит за брендом и как у них все получилось — при стартовом капитале всего 100 тысяч рублей и без образования в области дизайна.
Максим, сооснователь

 

 

С Дилярой мы знакомы с 2009-го: мы учились китайскому в РУДН и поехали на стажировку в Пекин. Потом разъехались: я уехал во Францию, Ди училась в Китае. И потом мы как-то встретились зимой — я тогда работал в adidas. Диляра была в розовом пальто, которое она сшила сама. Я понял, что это просто бомба, плюс мы давно с ней обсуждали, что хотим свой бизнес, поэтому я сказал: «Давай сделаем!» У меня уже был какой-то опыт в маркетинге и в целом понимание того, как это работает. Мы хотели создать что-то большее, чем одежда. Поэтому мы снимали фильм, и съемки продюсировали, и вечеринки делали. Это творческий проект.

«Все начиналось со 100 тысяч рублей. Мы поехали, купили ткань и сшили пять пальто. Сделали несколько съемок: одну в Челнах, потом увидели работы фотографа Жени Дюжакина, нам очень понравилось — и мы его позвали, а он на энтузиазме  согласился (денег у нас все равно не было)».

Диляра, соосновательница

Мы сразу решили делать пальто: во-первых, потому, что я тогда уже их делала, во-вторых, потому, что если бренд начинается с футболок, это несерьезно. Для первых коллекций мы покупали абсурдно дорогую шерсть — какую-то пару метров фуксии, которая стоила по 8000 рублей за метр. Зато производство в Татарстане, с которого мы начали, осталось и сейчас.

Бывают марки, для которых пиарщики придумывают стратегии,  какую-то философию. Мы никогда ни за чем таким не обращались. Мы хотели, наверное, с культурной точки зрения показать мир людей, которые либо притесняются, либо находятся в неком противостоянии с обществом.

«Некоторые думают, что мы разбойники, типа черепа перечеркнутые и еще что-то. А мы называем outlaw абстрактного человека, который в России всегда в меньшинстве в культурном плане: творческая, литературная, политическая интеллигенция. Эти люди outlaw — за любовь, за равноправие».

Модель Соня в одежде Outlaw

Максим — о названии бренда и первой вещи Outlaw

Мне всегда, еще до бренда, нравилось outlaw и по звучанию, и по значению. Одного баскетболиста так зовут — Аутло Тревис, я услышал — и мне показалось, что это очень классное сочетание звуков, короткое, звучное. Я тогда еще жил в Шанхае, уже думал про марку, и там была улица швейных производств. Я пошел в H&M, купил худи, оторвал этикетку и нашил огромный логотип баскетбольной команды New Orlean Hornets (позже мы уже с Ди выпустили бомбер с этим лого, пчела с баскетбольным мячиком бандитская). Принес этот бомбер к мастеру, чтобы сделать вышивку, меня спросили, что будем вышивать, и я такой: «Давай напишем Outlaw Russian brand». До сих пор у меня в шкафу висит.

Диляра — о том, как продалась первая коллекция

До вечеринки в честь открытия нашего первого шоу-рума мы не анонсировали продажи, не выкладывали фотосессию. Мы как бы немного впроголодь жили тогда. Помог папа Максима — предоставил нам помещение, мы сами его красили, мебель таскали. В этот 25-метровый шоу-рум к нам на вечеринку пришли человек 150. Там висели наши пять пальто — и там же была огромная куча алкоголя, красного вина, и все ходили с этими бутылками, мерили эти пальто единственные. Самое странное, что наутро вещи остались в идеальном состоянии, а вот стены были все в вине. Потом о нас написал Wonderzine — и пошла волна публикаций, начались продажи.

Outlaw Lookbook 4
Ваня, штатный стилист

 

 

Я тогда только переехал в Москву из Якутии и сразу почему-то начал работать стилистом — одевал Егора Крида, Кристину Си. Просто с продюсером подружился, и как-то все завертелось, закружилось, а потом увидел ребят. Я сам не понял до сих пор, как мы начали вместе работать.

Я зашел на сайт Outlaw, посмотрел — мне понравились и философия, и концепция, и вещи были прикольные (мы их брали на street style). Я подумал, что в Москве таких марок мало. Ну и ребята хорошие. Изначально я просто время от времени стилизовал съемки, а потом попал в команду.

«Нам очень помог street style. Нам написала Маша Колосова, которая была тогда в Harper’s Bazaar, — мы ей дали одно из первых пальто, супердорогое. У нас не было денег, и мы сидели ломали голову: дать или не дать? Была дилемма: либо продать его за 45 000 и получить прибыль, либо потерять себестоимость тысяч 15 — и не факт, что это сработает. Но мы решили дать. И в итоге это оправдалось. Маша вышла в нем в Милане на неделе моды, а потом уже в Москве люди говорили: «О, мы видели это пальто на Маше» (Максим).  ​​

11.jpg
Нажмите на фото в галерее, чтобы увеличить его
08.jpg
Нажмите на фото в галерее, чтобы увеличить его
07.jpg
Нажмите на фото в галерее, чтобы увеличить его
06.jpg
Нажмите на фото в галерее, чтобы увеличить его
Диляра — о следовании сезонности

В первый год мы делали дропы, потом стали делать сезонные коллекции, сейчас поняли, что опять надо делать дропы. Потому что делать зимой следующее лето… Все хотят купить сейчас, а не в мае — через полгода. Наверное, жесткая сезонность имеет смысл, когда объемы очень большие, а когда у тебя концептуальный бренд и небольшие партии, лучше работают дропы.

Модель в одежде Outlaw

«Мы никогда не искали сами публикаций в прессе, никому вообще не писали — ни байерам, ни шоу-румам, ни магазинам, ни неделе моды, ни селебрити. Мы просто в целом делали контент, и кому-то это нравилось. Со знаменитостями так же: да, Skepta был в нашей кепке, даже в инстаграм выложил. Но мы просто подошли, поздоровались с ним на его московском концерте, отдали нашу кепку — и он надел ее. Чистая случайность, он мог вообще нас в толпе не увидеть, мы просто на концерт пришли, и кепка — единственная вещь Outlaw, которая у нас с собой была. Мы отчасти поэтому и outlaw — не знаем, как правильно. И это в нашем случае работает» (Максим).

Фото: Никита Черный для lofficielrussia.ru

Поделиться

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ