Как устроено первое в России агентство возрастных моделей Oldushka
Мода

Как устроено первое в России агентство возрастных моделей Oldushka

Oldushka — так называется единственное в России модельное агентство, работающее исключительно с пожилыми людьми. L’Officiel встретился с его основателем, фотографом Игорем Гаваром, и расспросил энтузиаста о том, что он думает о ретуши, как модели за шестьдесят (это возраст, не евро) относятся к идее покрасить волосы в сиреневый и, наконец, как он «скаутил» в агентство загадочную женщину по имени Людмила Иосифовна через «Жди меня».
Reading time 2 minutes

У модельного агентства Oldushka нет офиса в традиционном понимании — зато есть филиалы в Петербурге, Омске и Челябинске. Мы же с основателем «Олдушки», фотографом Игорем Гаваром, встречаемся в небольшой кофейне в Москве, на Яузском бульваре. Чтобы описать, как Игорь заходит в помещение, подойдет формулировка «вбежал с мороза» — он действительно чуть ли не вбегает, хотя в данном случае никуда не опаздывает: мало ли мужчин я ждала?.. Распорядок дня Гавара и список всего, с чем ему нужно разобраться «вотпрямосейчас», конечно, слегка напоминает жизнь героев сериала How to make in America. Вот только те запускали вдвоем модный бренд в Нью-Йорке, а Игорь руководит независимым модельным агентством в одиночку. Он признается, что найти человека, которому можно было бы доверить коммерческую часть, было бы, конечно, неплохо — но пока Гавар справляется и сам. Вольно. Или невольно.

Началось все со стритстайл-блога, но c особым концептом: для фотопроекта «Олдушка» в 2011-м Гавар стал снимать стильно одетых пенсионеров. До агентства дошло весной 2016-го. Самая молодая модель из тех, кто сейчас сотрудничает с «Олдушкой», — 53-летний петербуржец Иван, полностью седой мужчина с тонким носом и такими скулами, что в фейсбуке только самый ленивый комментатор не сравнил его с Эдриеном Броуди. В портфолио агентства — и весенний лукбук ЦУМа (модель Ирина в плаще Vetements x Mackintosh), кампания Cyrille Gassiline, и съемки для российского глянца, и рекламная история пышечной, запущенной Ginza Project. Там Татьяна, самая востребованная модель агентства, и Сергей, высокий бородач из подписанных на Oldushka сравнительно недавно, позируют возле блюда с пышками (в некультурной столице России мы называем их пончиками) в самом разудалом Gucci — c бантами, вышитыми золотом драконами и принтами с тиграми. И даже кормят пышками гигантского надувного тираннозавра. Выглядит, как вы понимаете, впечатляюще.

Бельевой бренд Petrushka. Фотограф Анастасия Лысковец. Модель Татьяна Неклюдова

«В основном на моделей надевают одежду, которую в реальной жизни они не носят, — говорит Игорь. — На съемке герои проживают жизнь, которой никогда не жили, примеряя образ, в котором, возможно, даже и не представляли себя до этого. Бывает, доходит до экстрима. Есть у нас такая Людмила Бражкина в агентстве. Мы познакомились в супермаркете в Марьине. Я подошел и сказал, что у нее очень интересная внешность, спросил, не хочет ли поработать с нами. Людмила сразу согласилась. Буквально через неделю ее "забукировала" на съемку "Афиша", но волосы нужно было протонировать в фиолетовый. Звоню, говорю: "Так-то и так, история для очень хорошего издания, но есть нюанс — очень просят покрасить волосы". Ответ: "Без вопросов вообще". Вы, наверное, будете удивлены, но наши модели и вправду готовы к экспериментам. В некотором смысле это даже ломает мой собственный стереотип. Я думал, что ситуация будет противоположная. Многие, кто с нами работал, мне говорят, что преимущество возрастных моделей в том, как спокойно и уравновешенно они себя ведут на съемке вне зависимости от обстоятельств. Работают, что называется, в кайф».

Из проекта Turn your skin on фотографа Саши Лерой и визажиста Ники Кисляк. Модель Людмила Бражкина

Искать новые лица Игорю несколько сложнее, чем скаутам стандартных агентств. «До какой жизни я дошел! — смеется Гавар. — Нет, ну ей-богу! Это очень специфическая аудитория. Российские пенсионеры пока что не все сидят в интернете. Так, Instagram в поисках сейчас мне не большой помощник. Наверное, половину моделей я нашел прямо на улице. Остальных порекомендовали друзья, знакомые, фотографы. И совсем небольшая часть — сами пришли ко мне. Одну женщину, которую я хочу заскаутить, я снимал для блога в 12-м году в "Сокольниках". Тогда у меня вообще не было никаких мыслей об агентстве, и я не взял ее контакты. Даже фамилию не спросил. Женщина с очень красивым лицом: минут сорок я уговаривал ее на снимок для стритстайл-проекта. И она согласилась, только когда появилась где-то рядом на танцплощадке ее подруга, которую я уже снимал, и сказала: "Лариса, да не бойся, все нормально, он меня фотографировал: хороший мальчик". И вот эту Ларису Иосифовну я стал искать через программу "Жди меня". Серьезно. Я не знал, как еще у меня получится встретиться с ней — делал объявления в соцсетях, ходил с фотокарточкой по парку. Бесполезно! Я подозревал, что "Жди меня" в этом случае может сработать, и совсем недавно позвонили из программы, откликнулся сын Ларисы Иосифовны».

Игорь признается: типажи моделей, которых он «скаутит», — его личный, субъективный выбор. «В нем нет никакого расчета, — уверяет Гавар. — Это в первую очередь люди, которых мне самому хочется снимать, которых я хочу видеть на обложке журнала». Согласился бы он работать с так называемым «плюс-сайзом»? «Если попадется крупная женщина, на которую у меня загорятся глаза, то да, конечно. Что до роста, то у самой востребованной модели агентства он, по-моему, метр пятьдесят шесть. Я видел некоторые фотографии из их молодости и предпенсионного периода. То, что с ними происходит, — какой-то космос, я не могу его объяснить. Время — всесильная штука, может исказить черты лица до неузнаваемости. Изуродовать. А у некоторых красота с годами, наоборот, становится более явной. У кого-то черты лица обостряются, кажутся интереснее. И вот люди — к примеру, так про нашу Татьяну Неклюдову говорят — начинают просто сиять. Как, почему — не могу объяснить».
 

Агентство предполагает большую ответственность, чем стритстайл-блог: приходится отвечать за карьеру подопечных и проекты для них необходимо выбирать особенно тщательно. В «Олдушке» есть свои представления о том, как надо делать это: Гавар крайне настороженно относится к рекламе чего-либо со словом «анти-эйдж» в названии и к излишней ретуши. «Такой случай, тьфу-тьфу-тьфу, был на моей памяти один раз, — говорит Игорь. — Модель сделала съемку "мимо агентства", и ее там просто… вылизали — не то слово. Это было ужасно. Не лицо, а пластиковая маска. Я категорически против этого — сам знаю, что можно грамотно поставить свет, чтобы лицо удачно смотрелось в кадре, терпеть не могу фотошоп до неузнаваемости. Один случай был забавный, скорее из области шизофрении, — написал человек из "ВКонтакте", предложил подарок от какой-то компании, крем, разглаживающий кожу: "Возьмите, вашим моделям это просто необходимо". Я ему ответил: "А вы понимаете, что у нас немножко другая концепция? Нашу команду снимают именно потому, что в их лицах читается возраст". 

«Пышечка» Ginza Project 2017. Фотограф Максим Баев. Модель Сергей Арктика

 

Другой случай — клиника эстетической медицины в Санкт-Петербурге. Им я тоже отказал: на тот момент меня это предложение смутило. С другой стороны, если бы сумма гонорара была гораздо выше, возможно, мы бы пошли и на это — по коммерческим соображениям». Как меняются пожилые люди после того, как попадают в фэшн-индустрию, — и меняются ли? «У нас есть София, совсем начинающая модель, — рассказывает Игорь. — Когда мы познакомились, она сказала, что в последний раз фотографировалась лет в тридцать. Для многих съемки — действительно эксперимент. Для Людмилы, к примеру (она вообще по натуре спортсменка, байдарочница, если не ошибаюсь, сейчас ходит в спортзал), и для нее в работе перед камерой есть какой-то элемент преодоления, когда открываешь себя с новой стороны.

 

Лукбук ЦУМа весна–лето 2017. Фотограф Николай Зверков. Модель Ирина Белышева

Однозначно большинство моделей становятся увереннее в себе. Некоторые женщины, к которым я подхожу, сперва говорят: "Да что вы, может, вы надо мной смеетесь, куда уж мне?" Это наша российская норма — самоуничижение на почве возраста. Кого-то удается не то чтобы полностью переубедить, но вселить уверенность: красота не измеряется количеством морщин, нет. Она в чем-то другом. Выясняем в чем».

 

Продюсеры: Мария Мацак, Маруся Саяпина

Фотограф: Владислава Авонави

Стилисты: Никита Глумов, Игорь Гавар

Макияж: Алёна Костюк, Дарья Комарова, Евгения Жукова

Причёски: Владислав Атопков, Константин Борщининов

Монтаж: Наталья Волторнист

Модели: Татьяна Неклюдова, Игорь Гавар, Сергей Арктика, София Александрова, Ирина Белышева, Иван Петков, Ольга Кондрашева, Людмила Бражкина, Валентина Ясень, Татьяна Лукъянова, Виктор Сосновцев.
Oldushka выражает благодарность за помощь в организации съемки фотостудии Qweex, Марку Леманову и Владимиру Шадрину

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ