Не только для принцесс: как розовый стал просто цветом
Мода

Не только для принцесс: как розовый стал просто цветом

От инфантильного до драматичного, от драматичного до гламурного — у розового в мире моды захватывающая история. И сейчас в ней начинается новая глава, в которой больше нет места разговорам про принцесс и домохозяек. Только фетиши, феминизм и новая нейтральность.
Reading time 2 minutes
Ф — феминность

«Розовый для мальчиков, голубой для девочек», — сто лет назад писали в журнале Earnshaw’s Infants’ Department. Но это известное всем клише сформировалось не сразу. Например, в XVIII — начале XX века считалось, что розовый — это лайт-версия красного, который был символом здоровья и мужественности, а голубой был цветом юности и по остаточному принципу обычно доставался девочкам (поэтому его носят диснеевские Золушка, Жасмин и Белоснежка). История розового как символа женственности началась только после Второй мировой, когда женщины, уставшие от грязи, серости и ужасов войны, захотели снова почувствовать себя женщинами. В этот поворотный для истории моды момент Кристиан Диор предложил им New Look и сложный пыльно-розовый. После был культовый музыкальный номер Think Pink в «Забавной мордашке» и активная пропаганда в американском Vogue. В 50-х женщины принимали розовый как пилюлю счастья и красоты.

Think Pink!
Барби и Мэрилин Монро

В истории розового есть Самое Главное Платье, разделившее мир на до и после. Его создал голливудский художник по костюмам Уильям Травилла для Мэрилин Монро в 1953 году. С глубоким декольте, открытыми плечами и огромным шелковым бантом в качестве главной декоративной детали. В этом платье оттенка shocking pink Мэрилин cпела Diamonds Are a Girl's Best Friends в картине «Джентльмены предпочитают блондинок». Так у целого поколения появился секс-символ, — в розовом.

Примерно в это же время, в 1959 году, у девочек появилась еще одна ролевая модель. Кукла Барби. Одна из первых была в полосатом розовом фартуке, а в комплекте к ней прилагался младенец и книга «Как похудеть» с одной-единственной страницей: «Не есть». Так заботливые матери с детства начали прививать девочкам патриархальные ценности и любовь к розовому, которые еще долгое время будут существовать в комплекте, как фартук и пластиковый младенец.

Самый коммерческий цвет

Параллельно с этим зубные пасты, шампуни и средства для мытья посуды тоже окрашивались в розовый, который стал ко всему прочему еще и символом общества потребления. Девочки вырастали, играя c розовой Барби, розовыми платьями, розовыми чашечками в розовом домике, а потом шли в отдел бытовой химии за розовыми баночками. Сейчас в отделах бытовой химии все по-прежнему, а дополнительный налог в 7 % на товары с маркировкой «для женщин» получил название «налог на розовое».

Королева розового

 

 

В новейшей истории, кажется, был только один человек, сумевший окружить себя розовым в повседневной жизни и чувствовать себя при этом гармонично. Это Барбара Картленд, английская писательница, прославившаяся любовными романами (которых написала более семисот) — непременно со счастливым концом и в зефирных обложках. Она всегда носила розовый, преимущественно одного оттенка, который в честь нее стали называть Cartland pink, ненавидела черный, серый, бежевый и вообще все, что хоть немного делает вас несчастными. «Разве может кто-то выглядеть привлекательно в сером?»

Розовый в поп-культуре

В 80-е агрессивного розового не чурались панк-дивы Сьюзи Сью и Кортни Лав, а в 1992 году в розовом брючном костюме Хиллари Клинтон провела свою первую пресс-конференцию. Которая вошла в историю — сюрприз — как «розовая пресс-конференция». И все-таки глубже всего этот цвет интегрирован в поп-культуру — там его расцвет пришелся на нулевые. Две главные ролевые модели — Риз Уизерспун в «Блондинке в законе» и Пэрис Хилтон в «Блондинке в шоколаде». Именно они создали образ гламурно-розового девичьего рая среди стразов и блесток, в мечтах о котором росли девушки поколения Y.

Игра в ассоциации

«Сейчас многое построено на взаимодействии с разными контекстами, на том, как вы сочетаете вещи. Вы можете работать с чем-то попсовым, например развивать тему, почему женщины любят розовый, банты и сердечки, — так вы сыграете на чувстве очевидного», — сказала в интервью для System Миучча Прада, которая уже несколько сезонов подряд включает в коллекции розовые образы. Ее иронию единодушно поддерживают Valentino, Chloé, Céline, Givenchy, Hermès и еще дюжина модных домов. Balenciaga предлагают розовые фетишистские ботфорты-гамаши, Miu Miu — мини-платья в духе power dressing с квадратными плечами, Fenty x Puma — спортивные костюмы «для Марии Антуанетты». Интерпретации настолько разные, что розовый уже начал казаться просто обычным цветом. Принцессой в нем вас уже никто не назовет, в крайнем случае — пошутят про миллениалов.

Что там с гендером?

Стараниями Алессандро Микеле и сочувствующих розовый стал в мире моды маркером гендерной нейтральности. Gucci из сезона в сезон выпускали на подиум наряду с девушками молодых людей в стразах и викторианских костюмах цвета разъяренного фламинго. Постепенно эту инициативу поддержали Raf Simons, Off-White, Pigalle и Hood by Air. Феминистки в январе обыграли стереотип «розовый для девочек», выйдя на марш в поддержку женщин в Вашингтоне в розовых вязаных шапочках, напоминающих кошачьи уши. Эта шапка оказалась в итоге на обложке The New Yorker, и в новом контексте посыл «розовый для девочек» получил совсем новое значение. Феминистки, политики, классные парни вроде Джареда Лето, которые не боятся показаться немужественными, — сегодня розовый носят все.

Gucci Spring Summer 2016

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ