На чем строятся отношения между дизайнерами и их музами
Мода

На чем строятся отношения между дизайнерами и их музами

Рассказываем, зачем бренды собирают вокруг себя толпы знаменитостей, почему личные отношения между дизайнерами и музами превратились в рыночные и осталось ли в модной индустрии место для настоящей дружбы.
Reading time 1 minutes

Задолго до того, как появились понятия «амбассадор» и «инфлюенсер», отношения между дизайнерами и знаменитостями строились преимущественно на личной симпатии. Как у Одри Хепберн и Юбера де Живанши. Она была его любимой клиенткой и верной подругой. Он шил ей наряды для съемок, ему же актриса доверила придумать свадебное платье. Одри могла позвонить Юберу, просто чтобы сказать: «Знаю, ты занят, но я хотела послать тебе воздушный поцелуй». Она появилась в рекламной кампании первого аромата Givenchy — Interdit.

«Мы не заплатили Мисс Хепберн миллион долларов, чтобы она стала лицом парфюма. Одри согласилась, потому что между нами было доверие, дружба», — вспоминал основатель бренда в интервью The New York Times.

У некоторых дизайнеров, как и у Живанши, была единственная муза, но другим этого не хватало. Один из самых известных примеров — Джанни Версаче и его супермодели. Все помнят знаменитую цитату Линды Евангелисты: «Меньше чем за десять тысяч долларов я даже с кровати не встану». Он платил своим любимицам, в число которых помимо Линды входили Синди Кроуфорд, Наоми Кэмпбелл, Карла Бруни и Кристи Тарлингтон, так много, что пресса начала добавлять к названию их профессии приставку «супер».

Для Джанни модели, несомненно, были музами и подругами, но их связывала и работа, бесплатно выходить на подиум никто бы не стал.

 

Сейчас иметь одну музу невыгодно. Бренды все время пытаются перетянуть на свою сторону как можно более популярных моделей, звезд и инстаграм-инфлюенсеров.

«Если вы видите кого-то в Balmain, знайте — дело не в контракте», — утверждал креативный директор марки Оливье Рустен в интервью The Guardian. По словам дизайнера, Рианна может написать ему после показа и попросить все, что нравится. На следующий день эти вещи будут у нее не потому, что это часть PR-стратегии, а исключительно из взаимной любви и уважения.

Однако не все бывает гладко, даже когда сотрудничество, казалось бы, строится на симпатии. Семейство Кардашьян-Дженнер и Рустена связывали долгие и плодотворные отношения. Дизайнер признавался в любви Ким Кардашьян и называл ее своей музой, но сейчас телезвезда не появляется на публике в Balmain. Канье Уэст, муж Ким, пристально следит за ее стилем и присылает ей письма вроде: «Теперь ты не будешь носить большие очки» — и несколько десятков фотографий с узкими оправами. Возможно, отказаться от Balmain Кардашьяны решили по его же совету — гламур и стразы набирают меньше лайков в инстаграме, чем кроссовки и треники. Но и без Ким у Рустена осталась целая «армия Balmain», в рядах которой Алессандра Амбросио, Рози Хантингтон-Уайтли, Ники Минаж.

Жан-Поль Готье пришел со своей бессменной музой Мадонной

Сейчас иметь одну музу невыгодно. Бренды пытаются перетянуть на свою сторону самых популярных моделей, звезд и инстаграм-инфлюенсеров, чтобы оставаться в поле зрения целевой аудитории. Им доверяют вести прямые эфиры с показов, приглашают на мероприятия, осыпают подарками. Принцип этой стратегии прост: вы видите в инстаграме, к примеру, Александра Вэнга фото Кайи Гербер и Беллы Хадид с хештегом #wangsquad, завидуете и тоже хотите стать частью «команды».

Доходит до смешного. На фотографиях с красной дорожки бала Института костюма Met Gala некоторые дизайнеры, окруженные знаменитыми клиентками, выглядят как футбольные тренеры со своими подопечными. Креативный директор Saint Laurent Энтони Ваккарелло позирует рядом с Кейт Мосс, Шарлоттой Генсбур, Аней Рубик — они воплощают образ идеальной женщины Saint Laurent. Но не всех привела на мероприятие исключительно любовь к творчеству Ваккарелло. У многих наверняка есть контракт с брендом.

Пэрис Джексон и Майли Сайрус в платьях Stella McCartney решили проигнорировать тему бала.

Не секрет, что знаменитостям хорошо платят за то, чтобы они вышли на красную дорожку в определенных нарядах или украшениях. По данным Vanity Fair, ювелирные бренды дают за выход в серьгах $125 000, с подвеской — $75 000, с браслетом — $50 000, а с кольцом — $25 000. Если же у «селебрити» уже есть контракт с модным домом, то она обязана явиться на вечеринку в вещах бренда, с которым сотрудничает, иначе шумихи не избежать.

Перед прошлогодним «Оскаром» Мерил Стрип заказала у Chanel платье, но в последний момент передумала. Карл Лагерфельд публично обвинил актрису в продажности. По его словам, в офис Chanel позвонил менеджер Стрип и заявил, что другой бренд предложил ей деньги за выход в его платье. Позже представители модного дома извинились перед Мерил и опровергли слова Лагерфельда о денежном вознаграждении. Сам Карл предпочел отмолчаться.

Надежда на то, что не все в фэшн-индустрии решают деньги, есть. Модель и активистка Хари Неф — звезда кампании аромата Gucci Bloom и постоянная гостья всех мероприятий Gucci — рассказала, что написала креативному директору бренда Алессандро Микеле в инстаграме. Так они подружились и стали вместе работать. Если этот пример не кажется достаточно убедительным, вспомните знаменитый мем с Джаредом Лето: на первом снимке актер сидит в первом ряду на показе Gucci и восхищенно смотрит на зеленый жакет, а на втором — позирует в нем же на премьере фильма. После такого хочется верить, что не все потеряно.

Фото: Gettyimages.com

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ