Мода

Как Анна Винтур реабилитирует Marchesa, бренд жены Вайнштейна

На прошлой неделе запустилась мощная кампания по реабилитации бренда Marchesa, который едва не обанкротился из-за скандала с сексуальными домогательствами голливудского продюссера Харви Вайнштейна. Рассказываем, кому это может быть нужно, зачем и что будет дальше.
Reading time 3 minutes
Лучшие годы Marchesa

Marchesa — бренд вечерних платьев, основанный в 2004 году Джорджиной Чапман, женой опального голливудского продюсера Харви Вайнштейна, и бывшей моделью Керен Крейг. На протяжении тринадцати лет Marchesa были феноменально популярны на красных дорожках кинопремий. В женственных платьях, декорированных ручной вышивкой, в разные годы выходили Кейт Бланшетт, Миша Бартон, Пенелопа Круc, Хайди Клум, Николь Кидман, Рене Зеллвегер и еще несколько десятков моделей и актрис. Помимо известности их объединял еще один важный фактор: почти все они состояли в неких рабочих (мы надеемся) отношениях с Вайнштейном. То есть актрисы, как правило, выходили в платьях Marchesa на премьерах своих фильмов, которые выпускала The Weinstein Company.

На фото: Джорджина Чапман

 

Но бывали и более сложные схемы: так, например, Дженна Дуан-Тейтум пришла в Marchesa на премьеру фильма «Омерзительная восьмерка», где играла не она сама, а ее муж. Как можно догадаться, картину продюсировал тоже Вайнштейн. До прошлого года Чапман и Вайнштейн категорично отрицали вмешательства продюсера в жизнь бренда (кроме финансовых вложений). В интервью London Times в 2013 году Чапман заявила, что Marchesa и кинокомпания мужа существуют независимо друг от друга, «как церковь и государство», и для пущей убедительности добавила: «Вы вообще видели, как он одевается? Я бы ни за что его не подпустила к модному бренду». Сам Вайнштейн на подозрения в скрытом пиаре марки Чапман отвечал: «Это все зависть».

 

Рене Зеллвегер в Marchesa на премьере «Дневника Бриджит Джонс», 2004

#BoycottMarchesa

В октябре 2017-го после публикации двух расследований The New York Times и The New Yorker (авторы обоих материалов получили за свою работу Пулитцеровскую премию. — Прим. ред.) о деле Вайнштейна заговорили вообще все. Более того, около 80 актрис, не находивших до этого в себе мужества публично рассказать о сексуальных домогательствах со стороны продюсера, наконец заговорили о нем открыто. Ситуация предсказуемо задела и Marchesa — выяснилось, что Вайнштейн принуждал актрис выходить в платьях марки жены на премьерах и кинопремиях. В противном случае грозился оборвать их карьеру или хотя бы приложить к этому все усилия. В частности, это официально подтвердила актриса Фелисити Хаффман. В октябре 2017-го она рассказала, что в 2005 году Вайнштейн пообещал приостановить финансирование промоакции фильма «Трансамерика», если она проигнорирует Marchesa в сезон красных дорожек.

На фото: Фелисити Хаффман в Marchesa, 2005

 

В соцсетях запустился флешмоб #BoycottMarchesa, а Роуз Макгоун, особенно разъяренная жертва Вайнштейна, апеллировала к Marchesa в своих твитах в адрес актрис, решивших молча протестовать на «Золотом глобусе»: «Ваше молчание — это и есть проблема. Может, вы еще Marchesa наденете?»

Главная претензия к Джорджине Чапман заключалась в том, что она прекрасно знала о творившихся за ее спиной кошмарах или хотя бы догадывалась и ничего не предпринимала. Из-за этого же народный гнев обрушился, например, на Мэрил Стрип (актриса в итоге все опровергла). Но знала ли Чапман на самом деле? Большой вопрос. Ситуация осложнялась еще и тем, что она не стала выступать по этой проблеме публично и решила просто затаиться с детьми в семейном доме. До выяснения обстоятельств ни одна актриса не решилась выйти в Marchesa ни на «Золотой глобус», ни на «Оскара», ни на премию Гильдии кинокритиков США. Вместо этого даже те, кто еще в 2016 году ходил в Marchesa, — Виола Дэвис, Кейт Бланшетт и Лили Джеймс —  в 2018 году пришли на «Золотой глобус» в черных платьях и со значками Time’s Up.

И вот Джорджина Чапман наконец заговорила.

Нажмите на фото, чтобы увеличить его
Реабилитация Marchesa

 

 

В ночь на 9 мая Marchesa впервые за полгода появились в поле зрения — в платье бренда на Met Gala пришла Скарлетт Йоханссон. «Я пришла в Marchesa, потому что их одежда делает женщин красивее и увереннее в себе. Мне очень приятно поддерживать марку, созданную двумя невероятно талантливыми и очень важными дизайнерами-женщинами», — прокомментировала актриса свой выбор. И ни слова о Вайнштейне. Возможно, она намеренно решила не напоминать о скандале, чтобы дистанцировать от него бренд и снова обратить внимание на их дизайн и мастерство, а не на сомнительную репутацию.

На фото: Скарлетт Йоханссон в Marchesa, 2018

 

 

 

Днем после Met Gala выходит письмо Анны Винтур к июньскому номеру Vogue, полностью посвященное Джорджине Чапман (ранее Винтур также выказывала ей свою поддержку). «Я глубоко убеждена, что Джорджина ничего не знала о поведении своего мужа. Обвинять ее в чем-то из произошедшего, чем так любят заниматься в нашу digital-эпоху, несправедливо. Я уверена, что никто не обязан быть в ответе за то, что совершил его партнер. Нам следует выразить Джорджине наше сочувствие и понимание. И тогда она сможет поверить в то, что у нее есть будущее».

На фото: Анна Винтур и Джорджина Чапман

 

Следом за письмом Винтур на сайте Vogue выходит огромное интервью Джонатана ван Метера с Чапман — первое после скандала с мужем. В нем она утверждает, что ни о чем не подозревала (и, более того, была счастлива в браке с Вайнштейном), и рассказывает, через что ей пришлось пройти в первые дни скандала. «Я тогда даже не могла пойти к психологу, настолько была шокирована. Мне казалось, что я этого всего не заслужила. Но потом до меня дошло: это случилось. Мне придется с этим жить. И мне нужно двигаться дальше». Все реплики о Вайнштейне снабжаются авторскими ремарками, дающими читателю понять, насколько для Чапман это все невыносимо: «она выглядит настолько фрустрированной, что была даже не в состоянии решить, где я должен сесть за столом», «у нее текут слезы все время, что она об этом говорит», «наконец, она раздражается настолько громкими рыданиями, что ассистенту приходится поспешить к ней в коробкой бумажных платков», «быть свидетелем таких страданий кажется просто невозможным» и т. д. Известные друзья Чапман, среди которых политическая активистка Хума Абедин, певица Карен Элсон и писатель-фантаст Нил Гейман, высказываются в ее защиту. «Она хороший человек, связавший свою жизнь с плохим человеком. Или, чтобы звучало не так осуждающе, с человеком, который сделал много плохого. Сейчас ей придется с этим разобраться. И я знаю, что она справится», — говорит Гейман.

Marchesa осень–зима 2018

Через все интервью проходит магистральная мысль: Джорджина Чапман ни в чем не виновата, она достойна шанса на нормальное будущее, она любит свою семью, свою работу и свой бренд Marchesa (его в тексте тоже активно хвалят, а звездный стилист Кристи Риллинг, одевавшая Мишель Обаму, называет то, что они делают, «магией»).

И наконец, после двух публикаций в Vogue US круг замыкается — Анна Винтур в эфире «Позднего шоу со Стивеном Кольбером» говорит, что считает решение Скарлетт Йоханссон прийти на Met Gala в Marchesa «потрясающей поддержкой талантливого дизайнера». В итоге все это начинает напоминать хорошо спланированную акцию по реабилитации Джорджины Чапман и ее марки.

 

На gif: Джорджина Чапман и Керен Крейг

Кому все это нужно?

 

Очевидно, что Джорджине Чапман и Анне Винтур. И если с первой все понятно, то с главным редактором Vogue ситуация более запутанная. С одной стороны, Чапман — ее приятельница (они знакомы с 2004 года) и она действительно может хотеть ее поддержать. С другой — Винтур сейчас оказалась в не очень удобном положении: она плотно общалась с Харви Вайнштейном, поддерживала Marchesa и долго работала с фотографами Марио Тестино, Брюсом Вебером и Патриком Демаршелье, которых сейчас тоже обвиняют в сексуальных домогательствах. Так что, возможно, это даже не столько и не только попытка обелить Джорджину Чапман и Marchesa, сколько профилактическая мера по сохранению собственной репутации.

На фото: Джорджина Чапман и Харви Вайнштейн

 

В том, что все эти случайности вроде одномоментного выхода Йоханссон на Met Gala и интервью с Чапман, на самом деле, не случайны, сомневаться не приходится. Некоторые модные инсайдеры на условиях анонимности рассказывают, что знали о подготовке акции Винтур по преодолению бойкота Marchesa еще с февраля, и настаивают, что выход Йоханссон в платье бренда на Met Gala тоже спродюсировала она. В пользу этого также говорит и то, что с Винтур, распорядительницей бала, ежегодно согласуется не только список гостей, но и практически все наряды, в которых они придут. Кроме того, очень подозрительно, что Молли Диксон, стилист, который давно работает с Йоханссон, не участвовала в выборе наряда актрисы для Met Gala.

Что дальше?

На этот счет мнения в модной индустрии разделились. Историк моды Бронвин Косгрейв говорит, что не верит в восстановление Marchesa. Роберт Берк, бывший директор моды Bergdorf Goodman, настроен оптимистически и отмечает, что «все любят камбеки». Директор моды Neiman Marcus Кен Доунинг заявляет, что скандал практически не сказался на продажах Marchesa и они по-прежнему занимают очень сильную позицию. А модный критик Ванесса Фридман вспоминает историю про то, как Анна Винтур взялась за восстановление репутации Джона Гальяно после антисемитского скандала и у нее тогда все получилось. Прогнозы делать в этой ситуации нет смысла, но можно быть уверенными, что у Винтур есть хорошо продуманный план. И что мы почти наверняка увидим Джорджину Чапман 4 июня на церемонии вручения премии Совета американских модельеров.

 

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ