Как Анна Винтур реабилитирует Marchesa, бренд жены Вайнштейна
Мода

Как Анна Винтур реабилитирует Marchesa, бренд жены Вайнштейна

На прошлой неделе запустилась мощная кампания по реабилитации бренда Marchesa, который едва не обанкротился из-за скандала с сексуальными домогательствами голливудского продюссера Харви Вайнштейна. Рассказываем, кому это может быть нужно, зачем и что будет дальше.
Reading time 3 minutes
Лучшие годы Marchesa

Marchesa — бренд вечерних платьев, основанный в 2004 году Джорджиной Чапман, женой опального голливудского продюсера Харви Вайнштейна, и бывшей моделью Керен Крейг. На протяжении тринадцати лет Marchesa были феноменально популярны на красных дорожках кинопремий. В женственных платьях, декорированных ручной вышивкой, в разные годы выходили Кейт Бланшетт, Миша Бартон, Пенелопа Круc, Хайди Клум, Николь Кидман, Рене Зеллвегер и еще несколько десятков моделей и актрис. Помимо известности их объединял еще один важный фактор: почти все они состояли в неких рабочих (мы надеемся) отношениях с Вайнштейном. То есть актрисы, как правило, выходили в платьях Marchesa на премьерах своих фильмов, которые выпускала The Weinstein Company.

На фото: Джорджина Чапман

 

Но бывали и более сложные схемы: так, например, Дженна Дуан-Тейтум пришла в Marchesa на премьеру фильма «Омерзительная восьмерка», где играла не она сама, а ее муж. Как можно догадаться, картину продюсировал тоже Вайнштейн. До прошлого года Чапман и Вайнштейн категорично отрицали вмешательства продюсера в жизнь бренда (кроме финансовых вложений). В интервью London Times в 2013 году Чапман заявила, что Marchesa и кинокомпания мужа существуют независимо друг от друга, «как церковь и государство», и для пущей убедительности добавила: «Вы вообще видели, как он одевается? Я бы ни за что его не подпустила к модному бренду». Сам Вайнштейн на подозрения в скрытом пиаре марки Чапман отвечал: «Это все зависть».

 

Рене Зеллвегер в Marchesa на премьере «Дневника Бриджит Джонс», 2004

#BoycottMarchesa

В октябре 2017-го после публикации двух расследований The New York Times и The New Yorker (авторы обоих материалов получили за свою работу Пулитцеровскую премию. — Прим. ред.) о деле Вайнштейна заговорили вообще все. Более того, около 80 актрис, не находивших до этого в себе мужества публично рассказать о сексуальных домогательствах со стороны продюсера, наконец заговорили о нем открыто. Ситуация предсказуемо задела и Marchesa — выяснилось, что Вайнштейн принуждал актрис выходить в платьях марки жены на премьерах и кинопремиях. В противном случае грозился оборвать их карьеру или хотя бы приложить к этому все усилия. В частности, это официально подтвердила актриса Фелисити Хаффман. В октябре 2017-го она рассказала, что в 2005 году Вайнштейн пообещал приостановить финансирование промоакции фильма «Трансамерика», если она проигнорирует Marchesa в сезон красных дорожек.

На фото: Фелисити Хаффман в Marchesa, 2005

 

В соцсетях запустился флешмоб #BoycottMarchesa, а Роуз Макгоун, особенно разъяренная жертва Вайнштейна, апеллировала к Marchesa в своих твитах в адрес актрис, решивших молча протестовать на «Золотом глобусе»: «Ваше молчание — это и есть проблема. Может, вы еще Marchesa наденете?»

Главная претензия к Джорджине Чапман заключалась в том, что она прекрасно знала о творившихся за ее спиной кошмарах или хотя бы догадывалась и ничего не предпринимала. Из-за этого же народный гнев обрушился, например, на Мэрил Стрип (актриса в итоге все опровергла). Но знала ли Чапман на самом деле? Большой вопрос. Ситуация осложнялась еще и тем, что она не стала выступать по этой проблеме публично и решила просто затаиться с детьми в семейном доме. До выяснения обстоятельств ни одна актриса не решилась выйти в Marchesa ни на «Золотой глобус», ни на «Оскара», ни на премию Гильдии кинокритиков США. Вместо этого даже те, кто еще в 2016 году ходил в Marchesa, — Виола Дэвис, Кейт Бланшетт и Лили Джеймс —  в 2018 году пришли на «Золотой глобус» в черных платьях и со значками Time’s Up.

И вот Джорджина Чапман наконец заговорила.

Нажмите на фото, чтобы увеличить его
Реабилитация Marchesa

 

 

В ночь на 9 мая Marchesa впервые за полгода появились в поле зрения — в платье бренда на Met Gala пришла Скарлетт Йоханссон. «Я пришла в Marchesa, потому что их одежда делает женщин красивее и увереннее в себе. Мне очень приятно поддерживать марку, созданную двумя невероятно талантливыми и очень важными дизайнерами-женщинами», — прокомментировала актриса свой выбор. И ни слова о Вайнштейне. Возможно, она намеренно решила не напоминать о скандале, чтобы дистанцировать от него бренд и снова обратить внимание на их дизайн и мастерство, а не на сомнительную репутацию.

На фото: Скарлетт Йоханссон в Marchesa, 2018

 

 

 

Днем после Met Gala выходит письмо Анны Винтур к июньскому номеру Vogue, полностью посвященное Джорджине Чапман (ранее Винтур также выказывала ей свою поддержку). «Я глубоко убеждена, что Джорджина ничего не знала о поведении своего мужа. Обвинять ее в чем-то из произошедшего, чем так любят заниматься в нашу digital-эпоху, несправедливо. Я уверена, что никто не обязан быть в ответе за то, что совершил его партнер. Нам следует выразить Джорджине наше сочувствие и понимание. И тогда она сможет поверить в то, что у нее есть будущее».

На фото: Анна Винтур и Джорджина Чапман

 

Следом за письмом Винтур на сайте Vogue выходит огромное интервью Джонатана ван Метера с Чапман — первое после скандала с мужем. В нем она утверждает, что ни о чем не подозревала (и, более того, была счастлива в браке с Вайнштейном), и рассказывает, через что ей пришлось пройти в первые дни скандала. «Я тогда даже не могла пойти к психологу, настолько была шокирована. Мне казалось, что я этого всего не заслужила. Но потом до меня дошло: это случилось. Мне придется с этим жить. И мне нужно двигаться дальше». Все реплики о Вайнштейне снабжаются авторскими ремарками, дающими читателю понять, насколько для Чапман это все невыносимо: «она выглядит настолько фрустрированной, что была даже не в состоянии решить, где я должен сесть за столом», «у нее текут слезы все время, что она об этом говорит», «наконец, она раздражается настолько громкими рыданиями, что ассистенту приходится поспешить к ней в коробкой бумажных платков», «быть свидетелем таких страданий кажется просто невозможным» и т. д. Известные друзья Чапман, среди которых политическая активистка Хума Абедин, певица Карен Элсон и писатель-фантаст Нил Гейман, высказываются в ее защиту. «Она хороший человек, связавший свою жизнь с плохим человеком. Или, чтобы звучало не так осуждающе, с человеком, который сделал много плохого. Сейчас ей придется с этим разобраться. И я знаю, что она справится», — говорит Гейман.

Marchesa осень–зима 2018

Через все интервью проходит магистральная мысль: Джорджина Чапман ни в чем не виновата, она достойна шанса на нормальное будущее, она любит свою семью, свою работу и свой бренд Marchesa (его в тексте тоже активно хвалят, а звездный стилист Кристи Риллинг, одевавшая Мишель Обаму, называет то, что они делают, «магией»).

И наконец, после двух публикаций в Vogue US круг замыкается — Анна Винтур в эфире «Позднего шоу со Стивеном Кольбером» говорит, что считает решение Скарлетт Йоханссон прийти на Met Gala в Marchesa «потрясающей поддержкой талантливого дизайнера». В итоге все это начинает напоминать хорошо спланированную акцию по реабилитации Джорджины Чапман и ее марки.

 

На gif: Джорджина Чапман и Керен Крейг

Кому все это нужно?

 

Очевидно, что Джорджине Чапман и Анне Винтур. И если с первой все понятно, то с главным редактором Vogue ситуация более запутанная. С одной стороны, Чапман — ее приятельница (они знакомы с 2004 года) и она действительно может хотеть ее поддержать. С другой — Винтур сейчас оказалась в не очень удобном положении: она плотно общалась с Харви Вайнштейном, поддерживала Marchesa и долго работала с фотографами Марио Тестино, Брюсом Вебером и Патриком Демаршелье, которых сейчас тоже обвиняют в сексуальных домогательствах. Так что, возможно, это даже не столько и не только попытка обелить Джорджину Чапман и Marchesa, сколько профилактическая мера по сохранению собственной репутации.

На фото: Джорджина Чапман и Харви Вайнштейн

 

В том, что все эти случайности вроде одномоментного выхода Йоханссон на Met Gala и интервью с Чапман, на самом деле, не случайны, сомневаться не приходится. Некоторые модные инсайдеры на условиях анонимности рассказывают, что знали о подготовке акции Винтур по преодолению бойкота Marchesa еще с февраля, и настаивают, что выход Йоханссон в платье бренда на Met Gala тоже спродюсировала она. В пользу этого также говорит и то, что с Винтур, распорядительницей бала, ежегодно согласуется не только список гостей, но и практически все наряды, в которых они придут. Кроме того, очень подозрительно, что Молли Диксон, стилист, который давно работает с Йоханссон, не участвовала в выборе наряда актрисы для Met Gala.

Что дальше?

На этот счет мнения в модной индустрии разделились. Историк моды Бронвин Косгрейв говорит, что не верит в восстановление Marchesa. Роберт Берк, бывший директор моды Bergdorf Goodman, настроен оптимистически и отмечает, что «все любят камбеки». Директор моды Neiman Marcus Кен Доунинг заявляет, что скандал практически не сказался на продажах Marchesa и они по-прежнему занимают очень сильную позицию. А модный критик Ванесса Фридман вспоминает историю про то, как Анна Винтур взялась за восстановление репутации Джона Гальяно после антисемитского скандала и у нее тогда все получилось. Прогнозы делать в этой ситуации нет смысла, но можно быть уверенными, что у Винтур есть хорошо продуманный план. И что мы почти наверняка увидим Джорджину Чапман 4 июня на церемонии вручения премии Совета американских модельеров.

 

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ