Мода

Дизайнеры и не только — о том, как зарабатывать на моде в России

L'OFFICIEL Россия
18.03.2018
Мы расспросили ключевых игроков российской моды о том, как получать прибыль в этой непростой индустрии и что не так делают молодые дизайнеры.
Вика Газинская, дизайнер

Вике Газинской еще на стадии обдумывания этого проекта мы предложили написать колонку о том, как зарабатывать российскому дизайнеру в сложившейся ситуации. Газинская отказалась — и совершенно резонно. Своим мнением о том, какие именно принципиальные вещи российский модный бизнес упускает из виду или же просто отказывается понимать, Вика делилась не раз. Все же самое основное она готова повторить: коротко и по делу. Что в первую очередь необходимо понимать модельеру об этой индустрии в России? Вика считает: «Никакой "индустрии" нет, но это никак не мешает вам заниматься модой в нашей стране и даже иметь амбиции выйти на международный рынок. Просто будет сложнее». На вопрос же, какая стратегия существования выигрышнее: найти инвестора, остаться независимым, сразу уехать за рубеж, — Вика отвечает: «Я четко уверена в том, что нет "верных" советов. У каждого свой путь».

Айсель Трудел, основательница концепт-стора Aizel

«Прежде чем браться за новую коллекцию, — считает Трудел, — дизайнер должен четко ответить на вопрос: кто его потенциальный покупатель? И отталкиваться уже от целевой аудитории. Цена и качество должны всегда соответствовать друг другу. Если вы принимаете решение закупать дешевый материал и фурнитуру и завышаете ценник, не стоит строить иллюзий: покупатель найдет нечто похожее по дизайну у более известной марки. Каждый художник моды должен чем-то выделяться, необходима ДНК бренда, которая будет отличать его от остальных и станет легко узнаваема потребителем. Стоит нарисовать пирамиду: с какими брендами соотносит себя дизайнер, на кого ориентируется, кто его основные конкуренты».

Анализировать рынок, по мнению Трудел, важно хотя бы для того, чтобы выполнить плановые продажи и иметь деньги на новую коллекцию. «Отсутствие аналитики и грамотного подхода к производству коллекций — пожалуй, самая главная ошибка. Важно понимать, что любой, даже маленький, предприниматель должен иметь четкий бизнес-план: он будет неизбежно адаптироваться под реальность, но его лучше придерживаться».

Maison Bohemique

Андрею Шилкову, основавшему вместе с партнером Артемом Низовым самый известный (и чуть ли не единственный) российский бренд, шьющий исключительно деми-кутюр, мысль о том, что дизайнер может допустить ряд коммерческих ошибок, не кажется пугающей. «На них же учатся», — уверен Шилков. Панацеи от этих ошибок, как он говорит, не существует, но главное для начинающих в фэшн-индустрии — не воспринимать все как милое хобби: «Это гораздо серьезнее, чем кажется». Так и хочется вспомнить мысль, которую Шилков и Низов высказали в недавнем интервью L’Officiel: не надо делать одежду «в стол». «Нашей задачей было создавать вещи, которые бы носили, надевали в "свет", такие, которые бы нравились, за которыми бы возвращались». А ведь не глупо!

Таня Стрекаловская, основательница концепт-стора SV Moscow

 

На сегодняшний день на прилавках SV Moscow нет ни одного российского дизайнера — и это не случайность, а позиция владелицы. Татьяна объясняет: «В работе с дизайнерами для концепт-стора ключевую роль играют, как ни странно, дизайн и вкус. В этом плане российские марки уступают тем, с которыми мы сотрудничаем. Основная коммерческая ошибка отечественных брендов — подражание зарубежным коллегам. В уникальном видении заключается секрет успеха того же Гоши Рубчинского. Решить, кого закупать, а кого нет, мне помогает интуиция. Пока на наши бренды она не среагировала».

Алла Вербер, фэшн-директор ЦУМа, вице-президент компании Mercury

«Я начала бизнес в девяностом году. Вот говорят, что вокруг "кризис". Но всегда есть и покупатели. Красивые вещи по цене, которая им соответствует, будут продаваться. Тем более сегодня, когда русские дизайнеры в моде. Не только в России, но и в мире». Соотношение «цена — качество», уверена Вербер, особенно важно. С ним — и с объемами продаж — в основном-то и просчитываются. «Часто из-за того, что у дизайнера маленькое производство, стоимость его изделий оказывается слишком высокой. Покупатели сравнивают свои потенциальные затраты на одежду нашего мастера кройки и шитья с тем, что запрашивают западные марки, и…

Россияне хотят покупать отечественного производителя — но чтобы он при этом был все-таки немного дешевле».

Ульяна Сергеенко, дизайнер

С Ульяной мы связались за некоторое время до того момента, когда из-за цитаты Канье Уэста ее обвинили в расизме. И хоть после этого Сергеенко и предпочла воздержаться от комментариев (особенно на такие щекотливые темы, как модный бизнес и состояние дел в русском фэшне), мы считаем, что без ее слов в этом материале не обойтись. Приводим цитату из ее интервью для ноябрьского номера L’Officiel 2017 года. «Если бы сейчас кто-то пришел ко мне с большинством тех идей, которые мы воплотили в самом начале, я бы просто за это никогда не взялась. Я бы сказала: "Это невозможно". Вот просто невозможно, и все тут. Нет, не то чтобы я как-то идеализировала моду. Но я не отдавала себе отчета в том, сколько нужно будет работать».

Оксана Лаврентьева, основательница компании Rusmoda

«Всем кажется, что индустрия моды — это история про красивую жизнь: вокруг твоего показа ажиотаж, все светские девушки хотят быть лучшими из лучших в "твоем" платье, в СМИ — хвалебные статьи известных журналистов и авторитетных блогеров. Но на самом деле это история, построенная на конкуренции, — чтобы оставаться на месте, нужно бежать сломя голову, а чтобы двигаться вперед, надо бежать в два раза быстрее. Индустрия моды — обязательное соблюдение рабочего графика, тайминга разработки коллекции, производства, сроков, бюджетов».

Поделиться

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ