Мода

Фаусто Пульизи: придвоный портной Голливуда

Известный дизайнер, сицилиец и большой любитель икры приехал в Москву, чтобы представить новую коллекцию в Boutique No7. О русском балете, водке, колор-блокинге, бодишейминге и самой сексуальной ткани — в L'OFFICIEL.
Reading time 2 minutes

Презентация в Москве – поздравляем! Как вам вообще город, подходит по ритму и менталитету?

Мне нравится Москва и ее традиции. Я не знаю, каково тут жить, но как иностранец, итальянец, я и не хочу рассуждать об этом. Наоборот, хочу смотреть со стороны приезжего и говорить о том, что кажется мне красивым. Еда и вековая культура. Большой театр, русский балет, удивительная архитектура и снова еда. Когда приезжаю, всегда ем икру и пью водку. Салаты фантастические и рыба тоже, крабы. Москва имеет какую-то магию. Интернациональный и очень большой город – я это люблю. И женщины, конечно: они здесь очень сильные и имеют свое мнение, уверенные.

В вашем следующем проекте мы увидим отсылки к этой поездке?

Конечно! Почему нет? Я всегда привожу отсюда вдохновение. У меня здесь много друзей-женщин. Они держат целый мир в своих руках – для таких я и делаю свою одежду.

Вы были на московском продуктовом рынке – как, зачем, почему?

Это все началось с моей первой российской клиентки. Она пришла в Boutique #7, чтобы посмотреть представленную коллекцию, и мы познакомились. А после этого начали общаться. Она из тех самых красивых и влиятельных, сильных женщин, которые меня вдохновляют. Мы подружились настолько, что гуляли вместе по Москве. И забрели на рынок. Мне очень понравилось! Все эти торговые ряды, люди, дети, соленья! Но вот с английским у вас проблемы – это невозможно. Идёшь по улице, хочешь что-то спросить у прохожего, а он не может говорить. Это сплошная катастрофа. Еще в рамках поездки я встретился с Ксенией Собчак. Вот она – образец настоящей женщины. Красивая, сильная, умная. Это пример, на который нужно равняться: знает себе цену, умеет себя подать, очень женственна, но в то же время ответственная. И это важно для женщин всей планеты – не отказываться от своей феминности, гордиться этим, но при этом не бояться брать на себя ответственность.

В весенне-летней коллекции много моделей, сделанных в технике колор-блокинга. Почему вас это привлекает? И почему, чаще всего, это не менее притягательно и для остальных?

Я говорил о российском балете – так вот, это типично для него. Российские танцоры, управляющие театров, хореографы, костюмеры в 1910‑х приезжали в Париж и делали невероятные вещи с Пикассо, например. Колор-блокинг стал «коронным» для российского балета. У вас были невероятные художники по костюмам, которые умели играть с цветами и формами, совмещали их, создавали особенную геометрию. Это, наверное, часть вашего ДНК, как и моего, впрочем. Ещё когда я был ребенком, я восторгался Пикассо и российским балетом, особенно костюмами, мастерством сочетания цветов.

Коллекция была вдохновлена двумя американскими дизайнерами – Стивеном Берроузом и Нормой Кавали. Что именно вы почерпнули в их творчестве?

Стивен – первый американский дизайнер, который сумел адаптировать колор-блокинг под коммерческую моду, вывел это направление из творческой сферы на подиумы и улицы. В своей коллекции я решил использовать самые сексуальные и простые ткани – лайкру и спандекс – но не отходить от итальянских традиций пошива одежды. Никогда ещё в мире моды никто не делал вечерние платья и юбки пеньюар из таких материалов. Обычно это шелк, тафта, дюшес. А я решил попробовать перейти от комбинезонов к более женственной одежде: пышным юбкам из этой же ткани. Очень сексуально, но в то же время ново.

Для женщин всей планеты важно не отказываться от своей феминности, гордиться этим, но при этом не бояться брать на себя ответственность.

А что скажете по поводу орнаментов? Откуда они возникают и почему выглядят именно так?

Мои принты начинаются с Сицилии, где я родился, и отсылают к греческой и романской (итальянской) культурам, это для меня – самый большой интерес и объект обожания. Греческие костюмы всегда сопровождались золотыми медалями, или пряжками, которые держали драпированную ткань. Эти большие золотые броши на Сицилии являются символом силы и классики.Я предпочитаю считать это своей фишкой, чем-то вроде подписи.

И часто вы ориентируетесь на Сицилию? И вообще, есть ли определенное место и персона, которые являются вашей «путеводной звездой» по жизни?

Майами, Флорида. Там люди сумасшедшие, свободные – мне нравятся такие места. Сочетание силы и сумасбродства – это чисто человеческое, натуральное и близкое. А персона… Я ориентируюсь только на себя (смеётся). Мое любопытство позволяет открывать новые грани. И я смотрю на женщин всего мира, на людей, в первую очередь. Никаких особых актрис, певиц, светских львиц. Но вот, к примеру, в фильме «Лицо со шрамом» Мишель Пфайффер выходит из лифта – такая простая и такая обворожительная, в платье Хальстона, синем, очень простом с точки зрения кроя и с глубоким вырезом. Она надо всеми и она очень уверена в себе – такими должны быть женщины. Но дизайнеры, мне кажется, сейчас не должны ориентироваться на звёзд: наши покупатели – простые люди, звёзды при этом остаются звёздами.

То есть если бы вам пришлось выбирать между моделями и обычными девушками, которые носят вашу одежду, то..?

Это зависит от обстоятельств. Обычные девушки могут быть неизвестными, но иметь определенное обаяние. Но есть и известные люди, которые ни о чем. Я бы не стал выбирать, это обычно на интуитивном уровне.

Почему вы согласились на коллаборацию с брендом Marina Rinaldi для девушек plus-size? Какое у вас отношение к бодишеймингу и прочим прелестям современного мира?

Первым делом я сказал «нет». А потом уехал в Майями, катался по побережью, забрел на модный завтрак рано утром, музыка гремела, пальмы покачивались, солнце поднималось, а вокруг были сплошные девушки. Некоторые были полноватыми, некоторые – невероятно привлекательными или, наоборот, некрасивыми, на мой взгляд, другие – слишком худыми или же мужественными, но все они танцевали и проявляли себя, были такими, какие они есть. Тогда я позвонил тем, кто предложил мне это сотрудничество, и сказал: «Давайте делать». Я не хотел превращать женщин с большими размерами в торты, ни в коем случае. Это все персонально: ты можешь быть суперхудой, но некрасивой, а можешь – полной и ужасно сексуальной. Это строится на самовосприятии. Эшли Грэм – она же потрясающая? И это прекрасно, что мы перестаем мыслить однобоко. Но нам ещё предстоит серьезно над этим работать.

А у дизайнеров достаточно силы бороться с этой проблемой, убеждать женщин в том, что в них достаточно силы примерить тот или другой образ?

Моя работа заключается в видении. Я могу только видеть, хорошо это будет выглядеть или нет. А вы боитесь – и я не знаю почему: то ли из-за страха быть осужденными, то ли из-за нежелания показаться слишком смелыми.

Почему у каждой русской девушки должно быть ваше платье в гардеробе?

Ответ предельно простой: русские девушки красивы, а такие должны носить только достойные вещи.

/

Источник фото: faustopuglisi.com

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ