Мода

Команда: кто делает марку купальников Bodypoetry

Если вы знакомы с тем, как устроено производство одежды в России, то знаете, что создать здесь марку качественных модных вещей не по ценам частного самолета — подвиг. Создать здесь марку качественных, модных и относительно недорогих купальников — подвиг двойной. Рассказываем о людях, которым он оказался по плечу.
Reading time 2 minutes
Арсений и Маша — о появлении бренда


Маша: Я долго работала редактором моды в Harper’s Bazaar и вела блог kyklamasha. Но к моменту запуска Bodypoetry я два года как уволилась — работа в журнале была несовместима с развитием блога как личного бренда. То, как быстро у меня все стало получаться с блогом благодаря стритстайлу, — я такого не ожидала. Помню, как у меня тряслись коленки перед первым выходом на неделе моды в Милане, как меня окружили фотографы и каким шоком для меня стало все, что начало происходить. Я долго была очень инфантильной, не понимала, какой серьезной историей становится блог, а когда поняла, решила уйти. На своей редакторской позиции я не могла сделать больше ничего, старшим редактором я бы по ряду причин не стала.

На модели: туфли, Evelina Khromtchenko & Ekonika; купальник, Bodypoetry. На Маше: платье, Alice&Olivia (aizel.ru); ботильоны, NAVY Jil Sander. На Арсении: футболка, Balmain; джинсы, Levi's; кеды, Nike

 

 

Потом были два года активного фриланса, но за это время я поняла, что обратно в журналистику не хочу. И у меня наступил кризис. Это было прошлой зимой, и я решила уехать на несколько месяцев на Бали. Туда я улетала в очень плохом эмоциональном состоянии — все мысли, связанные с работой и личной жизнью, были максимально пессимистичными, мне было там очень тяжело. Накануне отъезда я пришла в ЦУМ, чтобы купить купальник для серфинга, и мне понравился один-единственный Lisa Marie Fernandez. Он стоил сорок шесть тысяч, а мой билет на Бали туда-обратно — сорок. Все это я уже с Бали рассказала по скайпу Арсению, и он вдруг предложил мне делать купальники самим.

Я ответила, что не смогу, и денег на это тоже нет, на что он мне предложил хотя бы составить и просчитать бизнес-план. Я согласилась. Через какое-то время Арсений позвонил и сказал, что можно приступать к проекту. Попросил привезти с Бали в Москву хоть какие-нибудь эскизы.

«Мы с Арсением и нашим первым конструктором  встретились 9 февраля 2017-го и тогда же отрисовали первые девять-десять купальников. Именно они позже стали самыми продаваемыми. Я думаю, что каждый из нас в тот момент понимал, что если мы хотя бы не попробуем, то будем дураками».

Арсений: Я работаю в ретейле больше семи лет, в премиальном сегменте. В 2011 году я переехал в Москву и продолжил работать в этой сфере. Но примерно через три года у меня сложилось ощущение, что я успел попробовать все в своем сегменте, и мне это наскучило. Тогда я понял, что следующим шагом будет производство и дистрибуция своей продукции. Я начал с небольшого бренда шапок бини, которые успешно продавались в Podium на Кузнецком. После был другой проект — колготки, чулки, высокие гольфы, но, к сожалению, в условиях кризиса он не выжил, потому что производство находилось в Европе. Потом я работал года полтора с Эмилией Вишневской и ее брендом нижнего белья — за это время у меня появился опыт, чтобы запустить Bodypoetry и производство, и одновременно все карты сложились с Машей.

На модели: топ от бикини и чокер, Bodypoetry; брюки, A.W.A.K.E; туфли, Evelina Khromtchenko & Ekonika

Shop

Снимок экрана 2017-10-12 в 16.28.44.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.28.28.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.28.19.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.27.56.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.27.40.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.27.33.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.28.54.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.28.34.pngСнимок экрана 2017-10-12 в 16.28.10.png

Слева направо: Егор (футболка, Levi's; брюки, COS; кроссовки, Nike), Арсений, Маша (пальто, Isabel Marant; ботильоны, Navy Jil Sander), Стас (футболка, COS; кеды, Lacoste; джинсы, Abercrombie & Fitch; пиджак, Balenciaga)
На модели: купальник, надетый как топ, и поясок, надетый как чокер, все Bodypoetry; костюм, Derek Lam; шляпа, Arsenicum

Маша — о первой съемке для Bodypoetry

«Модель Жанна Данилова согласилась на выездную съемку в Италии, работала под солнцем и ветром. Эрнест Мунтаниоль, официальный визажист Chanel, очень поддержал нас, приехав с другой своей съемки. Но рабочая атмосфера все равно была ужасная. Помню, я думала: «Боже, во что я ввязалась». Арсений смотрел на картинку с точки зрения того, как она будет продаваться, я смотрела на это как на модную съемку, а у Стаса, который все это снимал, было другое, свое видение. Был момент, когда фотоаппарат просто лежал на песке — и никто не хотел к нему подходить, потому что мы  уже друг друга видеть не могли. Бизнес — большое испытание для дружбы, потому что вы оказываетесь друг перед другом в новых амплуа. А у меня вообще не было до второй примерки полного понимания, что это происходит на самом деле, что это правильно, что это по-настоящему».

«Эту съемку мы потом использовали для выстраивания визуального языка нашего Instagram, и когда мы встречались уже в Москве с разными digital-агентствами, которые рассматривали как партнеров, многие из них спрашивали, точно ли мы сами все это делаем. Они не верили, что это наш контент».

 

 

«На пляже ты не просто богиня на куске камня с одного ракурса, ты — живой человек, у которого тоже могут возникнуть какие-то проблемы. Когда ты в купальнике, ты же почти голый, и выход на пляж, особенно первый, — это стресс. Но наши купальники прячут недостатки и подчеркивают достоинства. Это было моей целью» (Маша)

Егор и Стас — о том, как попали в проект

Егор: 2008 год, мне 18, в Москве открылся первый магазин Uniqlo, и меня взяли туда продавцом. Так начался мой опыт в ретейле. Через полгода меня переманили в All Saints, который открывался в универмаге «Цветной». Там я стал сначала старшим продавцом, затем — менеджером, потом — директором. Дальше директора вырасти было невозможно — бренд не развивался на территории РФ. Но об All Saints у меня только приятные воспоминания, все-таки пять лет в одних стенах. Надо было делать следующий шаг, и меня пригласили на работу в Kira Plastinina — бренд, который уже был в долгах и переживал кризис. Я, придя туда с новой командой, должен был его реабилитировать. Спасибо моему руководителю и другу Романову Владимиру за приглашение в проект, доверие и колоссальный опыт.

Мы делали все возможное, но спустя полтора года мы поняли, что нам с брендом не по пути. Проект засыпали судебными исками. Поэтому я начал снова искать новую работу. К сожалению, я владею английским не на таком уровне, чтобы рассчитывать на международный рынок.

На модели: купальник, надетый как топ, Bodypoetry; юбка, Altuzarra (aizel.ru); туфли, Evelina Khromtchenko & Ekonika

«И тут ребята, с которыми я был уже знаком, рассказали мне о Bodypoetry. Теперь я здесь и занимаюсь операционным менеджментом»

Стас: Машу я знаю с 2009 года. Она познакомила меня с Арсением и Егором прошлой осенью — никто не думал тогда, что это знакомство может вырасти Bodypoetry. В один момент мы с Арсением начали говорить о запуске бизнеса в сегменте купальников — у него был большой опыт, а мне всегда было интересно создание своего дела. Участие Маши было для меня принципиально, потому что ее чувство красивого уникально. И когда четвертым участником стал Егор, я понял, что с такой командой нас ждут большие дела.

У меня не было определенной роли в проекте. Я помогал на первых порах везде, где была возможность, чтобы все заработало. Вложил в бренд первичные средства, участвовал в организации и проведении съемок в Италии и Москве. Снимать для своего бренда — это большая ответственность.

Помимо фотографии, которой занимаюсь больше шести лет, я начал ходить на обучение в Московскую школу кино, совмещая это с основной работой — я занимаюсь развитием роботизированной хирургической системы Da Vinci в России, которая позволяет проводить сложнейшие операции в онкологии. Поэтому мы сразу договорились, что я буду помогать по мере возможности, но не смогу ежедневно участвовать во всех процессах. Собственно, в этом и не было необходимости. Ребята знают, что могут обратиться ко мне с любой просьбой.

Купальник, Bodypoetry; шляпа, Arsenicum; туфли, Evelina Khromtcheno & Ekonika

Арсений — о первичном построении бренда купальников

«Первое, чем нужно озадачиться, если ты хочешь делать изделия первого слоя, будь это колготки, белье или купальники, — поиск производства и талантливого конструктора. У нас стояла задача — мы шьем купальники не на манекены и не на идеальное тело, а для настоящих, реальных женщин. В итоге мы разработали уникальные лекала, которые на клиентках — женщинах с разными формами — выглядят гораздо лучше, чем на моделях».

Маша — о том, каково делать бренд, если раньше ты был модным журналистом

«Я четко понимала, что, если мы хотим, чтобы к нам относились не как к «новому проекту Маши Колосовой», а как к бренду без привязки к определенной личности, нужно сразу все делать по-человечески, не через старые связи. Поэтому, например, пиаром у нас занимается отдельный человек — Наташа Ворник. Вообще, в работе с прессой мне не хотелось быть в позиции просящего. Конечно, я понимала, что могу обратиться к Даше Веледеевой, например (главный редактор  Harper's Bazaar. — Прим. ред.). Но то, что Ксения Соловьева (главный редактор  Tatler. — Прим. ред.) сама заинтересовалась маркой, спросила, как мы стартовали и кто за этим стоит, было для меня приятным сюрпризом. Еще меня очень удивило, что первым digital-изданием, написавшем о нас, был Vogue. У людей из индустрии, искушенных брендами вроде Eres и Agent Provocateur, сама идея, что мы можем сделать конкурентоспособный продукт, поначалу вызывала сомнения. Однако именно они потом признавали, что наши купальники правда классно носить. Это, по-моему, очень о многом говорит».

На модели: купальник, Bodypoetry; туфли, Christian Louboutin

 

Модель: Овчинникова Ольга (@ModusVivendis )
Макияж и волосы: Татьяна Преображенская
Стиль: Маша Колосова
Фото: Артем Поменчук

Благодарим «Музей Москва-Сити» за помощь в организации съемки

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ