Мода

Почему российские бренды не хотят называть имена своих дизайнеров?

Вика Дядькина
01.12.2017
Что мы имеем: сразу несколько брендов вечерних платьев, во главе которых стоят креативные директора-анонимы, — тренд или совпадение?

По версии Business of Fashion и Lyst, Vetements стал одним из пяти самых обсуждаемых модных брендов в мире. При этом нам известно только имя Демны Гвасалии, хотя Vetements занимается коллектив из семи человек — большая часть из них предпочитает анонимность. Точно так же мы ничего не знаем про креативных директоров американского бренда 6397 и бельгийско-американского проекта Graviteight. «Пусть вещи говорят сами за себя» — их девиз выглядит несколько высокопарным, однако достоверно отображает настрой дизайнеров, решившихся не делать бренд из своего имени (на самом деле по разным причинам). Что характерно, без опоздания в несколько лет это явление затронуло и отечественную модную сцену — сейчас у нас есть несколько брендов, предпочитающих делать ставку на что угодно, кроме имени креативного директора.

Edem Wedding Couture весна–лето 2018

«Бывают ситуации, когда дизайнер просто не может открыть свое имя, потому что у него контрактные обязательства с другим брендом. Бывает, что у марки за несколько лет несколько раз менялся креативный директор, и владельцы решают не называть имя нового, пока все не устаканится. Бывает, кто-то элементарно ворует чужую идею, эстетику и концепцию в надежде повторить успех другого бренда и ему или ей, видимо, просто стыдно показывать свое лицо», — комментирует Катя Федорова, журналист и автор Telegram-канала Good Morning, Karl!.

Maison Bohemique весна–лето 2018

Самый известный пример, когда дизайнер предпочел популярности полную анонимность, — это, конечно, Мартин Маржела. С момента основания бренда в конце 80-х дизайнер избегал общения с прессой, не выходил на поклон в финале шоу, отказывался фотографироваться и не пришивал бирки со своим именем на вещи. До сих пор о нем известно очень мало (но недавно вышел отличный документальный фильм о Мартине, рекомендуем).

 

 

Среди российских брендов самый яркий пример анонимности как концепции — это, пожалуй, Maison Bohemique, демикутюрный бренд визажиста Андрея Шилкова и дизайнера Артема Низова. Марке 7 лет, и имена людей, которые ею занимаются, в светских кругах знали примерно вcе. Но дизайнеры не торопились публично разглашать свои имена и сделали это только в октябре 2017-го. Доподлинно неизвестно, с чем это связано, но идея анонимности логично продолжала концепцию бренда, которая строилась вокруг эксклюзивности: «Как-то про нас сказали, что Maison Bohemique  — это закрытый клуб. Эти два слова действительно определяют все», — комментируют дизайнеры (больше об истории создания и развития марки читайте в декабрьском номере L’Officiel Russia).

 

 

 

Недавно у них появился молодой конкурент в сегменте демикутюр — анонимный проект Monologue. Представители марки не согласны с тем, что анонимность — часть их идеологии и маркетинг-стратегии: «На самом деле атмосфера таинственности вокруг Monologue не создается намеренно, это не PR-ход, как может быть воспринято. Создатели бренда изначально не хотели акцентировать внимание на анонимности, как, впрочем, и видеть свои имена на фирменных пакетах. Продукт, если он интересный и качественный, говорит сам за себя. Он не нуждается в дополнительных бирках и ярлыках».

 

 

Диаметрально противоположный случай — марка вечерних и свадебных платьев Edem. Она существует с 2014 года, в разное время ее возглавляли разные креативные директора (в том числе бывший креативный директор ЦУМа Даниил Берг). Совладелица проекта Алена Демина делится, что они наконец нашли «самого лучшего в мире дизайнера, который может в соответствии с философией и ценностями бренда делать потрясающие коллекции». Его имя, по словам Алены, хорошо известно постоянным клиентам модного дома, но для прессы оно не разглашается. Почему? «Когда креативный директор был найден — по рекомендации Натальи Водяновой, — оказалось, что мы не можем разглашать его имя по той простой причине, что у него есть планы на свое имя и он собирается развивать свой бренд и делать мужскую линию», — говорит Алена.

Edem Wedding Couture весна–лето 2018

Итого: у нас есть несколько марок с платьями ручной работы, на бирке которых любому дизайнеру было бы не зазорно напечатать свое имя. И очень любопытно, что, пока крупные модные дома все еще делают ставку на культ креативного директора, основатели и дизайнеры небольших проектов в сегменте luxury предпочитают уходить в тень. Значит, на то есть причины.

 

Поделиться

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ