Культура

Виктория Шелягова: «У меня гипертрофированное чувство прекрасного»

Виктория Шелягова в московской светской жизни присутствует давно. Пока другие героини вечеринок стараются казаться теми, кем не являются, она веселится. И на показе Moschino, и на вернисаже в музее «Гараж», и на чопорных благотворительных вечерах. Готовы спорить: мало кто из журналистов, спрашивавших жену совладельца ЗАО «Ритуал-сервис» Олега Шелягова про модные наряды и уход за собой, говорил с ней о вечном. Для L’Officiel Виктория совершила самый очевидный променад — по Введенскому кладбищу, исправив это недоразумение.
Reading time 2 minutes

Как вы попали в эту московскую светскую круговерть?

Десять лет назад я переехала сюда из Петербурга. Подруга говорила: «В Москве сложно, в ней живут очень специальные люди». А мне кажется, что, если специально ничего не хочешь, у тебя все естественно получается. Выходила в свет с подругой Татьяной Торчилиной, которая работает в Cartier, у нее же на мероприятии познакомилась с Эдиком Радзинским, а дальше все само собой пошло. Я не знаю до конца, попала в московский свет или нет. У всех свои тусовки. Есть огромное количество людей, которые живут в других кругах, кланах и устоях. Мы ничего не знаем про них, а они о нас.

Есть «Питерские аферистки» или «банда» Андрея Артемова. Вот вы себя к какому клану относите?

Я не люблю определения «кучек» или «кланов» и не дружу по принципам могущества и престижа. Для меня важны совпадения интересов. В Москве ежедневно проходит огромное количество мероприятий. Я не хожу только к тем, с кем дружу, мне интересно наблюдать за людьми, поэтому по возможности хожу везде — от мастодонтов моды до молодых талантов. Люблю классический театр и интеллектуальные лекции, мне нравятся мероприятия, которые проводит «Лекторий PRM», у них есть система, глубина и смысл. Какое-то время я ходила в клуб «418» — оказалось, не моя история. Там нет своего личного представления о жизни, а есть определенная концепция существования. Я очень хорошо отношусь к девочкам, с большим уважением, но, наверное, не мой это клан. Питерский: когда переехала, я помню, как образовывались эти компании девочек, и тоже подумала, что лучше быть одной. Очень часто кружки собираются не столь по интересам внутреннего мира, а потому, что люди поставлены в такие условия. Было тяжело поначалу, и эта фраза «Москва слезам не верит» — абсолютная правда. Ты нужен веселый, успешный, счастливый, а с какими-то проблемами и болячками ты нужен только своим близким и очень большим друзьям. Но от светского общества этого и нельзя требовать.

А есть кто-то, кто попал в ваш ближний круг?

Я люблю Оксану Максимову, мне нравится Стелла Аминова, мы не близкие друзья, но мне всегда радостно поболтать с ней, встретить ее где-то. С  Наташей Якимчик мы совершенно непохожи, как с разных планет, но с большим удовольствием вместе смеемся.

Вот у кого-то салон красоты или концепт-стор, а у вас семейный бизнес, связанный с ритуальными услугами, потому мы сейчас сидим посреди Введенского кладбища. Что модница Виктория Шелягова думает о жизни и смерти?

Почему-то вспомнилась книга Эдварда Радзинского «Я стою у ресторана: замуж — поздно, сдохнуть — рано...». О жизни я думаю редко, просто живу. Любить так любить, стрелять так стрелять, гулять так гулять, как пел Александр Розенбаум, тоже питерский. Сколько бы я ни сделала в жизни, а мне уже сорок четыре года, все мало.

Смерть — это всегда страдания не ушедшего, а его близких, которые остаются на земле с болью потери. Гуляя по кладбищу XIX века, мы видим эту глубину любви и скорби, выраженную в красоте монументов, надгробий. Прощания теперь проходят быстро и без сильных эмоций. А это неправильно.

Момент перехода из мирской жизни в вечную очень важен, и провожать нужно красиво. Мы с Олегом организовали компанию, которая помогает это сделать. Часто эффект неожиданности от потери близких людей парализует. Нужна помощь профессионалов. Я заканчиваю разработку приложения, которое позволит каждому не забывать ушедших близких и заказывать уборку могил или отправлять цветы. Конечно, нужно самим это делать, но бывает по-разному в наше бешеное время. Главное — помнить. Мы живы, пока живет память о нас.

А вот вы говорите, что хотелось бы побольше увидеть в жизни и ее понять. Может, ну их, эти тусовки?

Жизнь — это тот же театр. Бывают грандиозные премьеры и аншлаги, а бывают скучные, неудачные постановки. Пока сам не увидишь, не поймешь.

Какие уроки выносите после этих спектаклей?

Хочется очаровываться, а не разочаровываться. И понимаешь, что с возрастом все тяжелее находить своих людей. Иногда тебе кажется, что ты можешь создать компанию, с которой живешь едиными мыслями и идеями, и поочередно начинаешь наблюдать, как это все разваливается из-за амбиций. В моем идеальном мире хотелось бы иметь компанию единомышленников, ездить по России, узнавать что-то новое.

Не нашлось таких людей за отчетные десять лет?

Мне нравится Петя Аксенов и все, что он придумывает.

А как же ваш муж?

Мы отличная пара, вместе уже одиннадцать лет. Мы разрешили друг другу быть собой. Мой муж — хороший друг для жизни. Не потому, что я его увидела и влюбилась, а потому, что поняла, что он моя половина, мне с ним комфортно разговаривать, общаться. Когда я прихожу домой, он всегда говорит: «Ну рассказывай, какие сплетенки?» Если я молчу, то он пугается. Это счастье, когда у тебя есть такой друг, я очень долго его искала.

Мы делаем номер про женщин, не стесняющихся своей женственности и зависимости от мужчин. Вы как относитесь к феминисткам, которым важно доказывать свое равенство с мужчинами?

Я считаю, что женщины рождены, чтобы нравиться мужчинам, а мужчины делают все, чтобы нравиться женщинам. И глупо — уничтожать смысл человеческой жизни. Очень плохо отношусь, не разделяю посылов Dior. И вообще считаю, что такие категоричные заявления ведут в никуда. Глобальный кризис как раз и заключается в подмене мужского и женского.

Что в вас сильнее: страсть к моде или к вечеринкам?

Конечно к вечеринкам. Если было бы можно, ходила с табором цыган. Я очень люблю балы. Потому что к ним нужно готовиться. То есть не просто побежал собрался, а есть идея. Сейчас готовим бал в Астафьево ко дню рождения Пушкина. Надо сшить себе наряд, посмотреть, что будет у подружек. Вся суета вокруг дико нравится, даже больше, чем сам бал.

Молодость в Петербурге у вас бурная была?

Я очень рано вышла замуж. И слава богу. Потому что я была отвязная. Мне психолог сказал, что я как воздушный шарик, которому вниз нужно подвешивать груз, чтобы не улетал и не разорвало в атмосфере. Рядом нужен человек, который меня будет немного тормозить. Сколько бы я ни гуляла на вечеринке, всегда чуть-чуть не догуляла.

А чем ваш первый муж занимался?

Ресторанным бизнесом. Был старше на двадцать два года. Это, наверное, потому, что меня не растил отец, мне казалось, что рядом должен быть взрослый и умный человек. Я была бесшабашная и безудержная. Мне хотелось гулять, пить, танцевать до восьми утра, но меня все время что-то останавливало. В данном случае первый муж.

То есть путь саморазрушения вам в целом претит?

Нет. Я, может, и хотела. Когда познакомилась с Олегом, думала, что он пьет, гуляет, играет в карты, а он оказался очень теплым, добрым и семейным человеком.

«Фраза про «встречают по одежке» — правдива. Но если раньше я собиралась куда-то, надевала много украшений, то теперь это выглядит немодно и странно. Если раньше все ходили с сумками Hermès, то сейчас они стоят на полках, а ты не понимаешь, зачем они были нужны. Я бы с удовольствием сейчас все свои крокодиловые «Биркин» поменяла обратно на пачки денег. И ходила бы радостная с этой пачкой вместо крокодиловой сумки».

Кто-то о вас сказал: «Шелягова — сплошной акцент». Это утверждение больше не верно?

Верно. Я никого не призываю жить по моим правилам. Я расставляю акценты в своей жизни так, как хочу. У меня гипертрофированное чувство прекрасного, я не люблю джинсы и кеды. Я наряжаюсь не для кого-то, а для себя. Даже кофе с подругой я люблю выпить неспешно и красиво. Мне кажется, женщина должна оставаться женщиной всегда.

Какой еще быстрый вход в тусовку, кроме модных нарядов?

Деньги.

Случись быстрый выход из нее, он пройдет болезненно?

Спокойно. Светская жизнь не может быть долговечной, если ты ничего не делаешь. Если это не твой бизнес-проект, то выход будет очень быстрым, как и вход. Поэтому сегодня про кого-то пишут, кого-то снимают. С кем ни поговорю, у всех постоянно съемки. Но если посмотреть по факту, где все съемки эти? Как сделать из любого человека светского, я понимаю. Три месяца, и он распиарен. Немножко все напоказ, потому что за спиной нет ничего. Поэтому быстро зашел, быстро вышел, а хочешь дальше — надо что-то придумывать.

Как лучше вас охарактеризовать: светская дама, львица?

Ненавижу оба выражения. Перед показом Dolce & Gabbana участниц попросили написать о себе два слова. Кто-то подписался it-girl, кто-то business woman. Я долго думала, спросила совета у своего приятеля, и он сказал «птицей Феникс». Важно при любых обстоятельствах уметь возродиться. У меня самое любимое время года — весна. То ощущение, когда все только начинается. Я живу по принципу: «Живи каждый день как последний — и однажды ты не ошибешься».

«Мы все равно все умрем. Просто кто-то проживет свою жизнь интересно, а кто-то будет есть свой лист салата и бегать в кроссовках по набережной».

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ