Культура

С самого рождения язнал, что искусство — это моя жизнь и страсть

Франц-Йозеф Баур — поп-арт-художник, участник самых попул ярных американских и европейских ярмарок, показов и коллабораций в мире современного искусства, таких как: Art Basel в Майами, PL ATFORM FASHION в Дюссельдорфе, Cabo by Milka & FJBAUR ART J, Sandro Kopp&FJBAUR.
Reading time 3 minutes

Специально для совместного проекта с L’OFFICIEL Russia Франц создал уникальные корсеты по мотивам сказок Пушкина.

В эксклюзивном интервью Йозеф рассказал, как создает свои шедевры, зачем выбрал профессию художника и почему изменил свое отношение к моде.

 

Фотограф: Hilde van Mas

— В каком возрасте ты понял, что хочешь связать свою жизнь с искусством и творчеством?

— С самого рождения я знал, что искусство — это моя жизнь и страсть. Я понял это еще в детстве. Я вырос на юге Германии, где получал образование и продолжал учиться. Родители, естественно, желали мне стабильной работы, а не будущее художника, каким мы его привыкли воспринимать, но меня всегда тянуло к творчеству. Когда мне исполнилось 25, я собрал все свои вещи и начал двигаться в направлении, которое всегда было близко для меня.

 

— Трудно в 25 лет изменить свою жизнь?

— Нет, потому что внутри я понимал, что это правильный путь. Я знал, что должен изменить свою жизнь, иначе чувствовал бы себя очень несчастным. Если бы у меня не было того, что я имею сейчас, то я точно сошел с ума. Забавно получается: работая полный день в офисе, я только и думал о пятнице и грядущих выходных. А в воскресенье снова досаждало это ужасное чувство, что нужно идти на работу. Сегодня я люблю то, чем занимаюсь. Просыпаюсь каждое утро с удовольствием и принимаюсь за дело.

 

Я не думаю, что ты работаешь. Ты просто превратил свое хобби в работу.

— Да, я думаю, что работа — это только слово. Я живу своей жизнью, и это потрясающе (смеется).


— Сегодня нас захватили виртуальные технологии. Как они влияют на твою жизнь? Помогают?

— В общем, да, потому что я начал заниматься своей работой на интернет-платформах. Я не типичный художник, не хочу вешать свое искусство на стены. Есть много других способов. Мне нравятся Instagram и Facebook — я могу распространять там свое искусство. Безусловно, я трачу слишком много времени на публикацию контента, но мне это нужно, они помогают в работе. Можно писать обо всем и довольно свободно выражать свое творчество, однако во всем нужно соблюдать баланс.

 

— После пандемии у нас появилось много онлайн-музеев. Тебе не кажется, что они могут заменить настоящие музеи?

— Нет. Я так не думаю, ведь это новая альтернатива. Я не считаю, что пандемия — это что-то плохое, наоборот. Я вижу хорошее. Все это просто новое для нас. Наверняка есть люди, которые наблюдают за искусством в онлайн-режиме, а не посещая выставки. Однажды я был в Вене, в музее, в 3D-очках на выставке Ван Гога, и до сих пор под впечатлением!
С другой стороны, смотреть на произведение искусства вживую — это другое чувство. В сети можно сделать так, чтобы все выглядело красиво, применить те же фильтры, но реальной работы уже не видно.

 

— А тебе нравится посещать больше онлайн- или офлайн-музеи?

— Если честно — офлайн.

 

— То есть тебе нужно почувствовать искусство?

— Да, конечно. Например, когда я выставлялся на Art Basel в Майами, я специально создал экспозиции из ткани, к которым можно было прикасаться. И было действительно забавно наблюдать, потому что люди заходили и просто смотрели. Обычно не разрешается прикасаться к Ван Гогу или Моне, но я наоборот говорил: «Пожалуйста, потрогайте и почувствуйте это». Я очень чувственный человек и люблю прикасаться к искусству.

— Посещаешь выставки художников, которые не входят в твой круг друзей?

— Да, и часто. Это же важно. Я люблю изучать чужое искусство,оно рождает во мне много креатива.

 

— Что думаешь о моде? Могут ли показы мод в виртуальной реальности заменить настоящие показы? 

— Я думаю, это то же самое, что и про музеи. Мне очень понравилось шоу MOSCHINO с куклами. Но попасть на живой показ мод — совсем другое чувство. Благодаря пандемии я понял, что я — жертва моды, и меня появился шанс все переосмыслить. Раньше я скупал все самое стильное массово: новая коллекция GUCCI — я хочу ее, еще и еще. Я ел все это как еду. А сейчас я много думаю о том, что действительно нужно в жизни. Во время карантина мне нужна была только спортивная одежда для тренировок и ничего более. Теперь я покупаю только то, что необходимо. Моя цель на Новый год — быть благодарным за то, что есть в моей жизни, хотя мода очень важна для меня.

 

— Что думаешь о моделях VR? Их популярность набирает обороты. Смогут ли они заменить на- стоящих девушек или это невозможно?

— Да, смогут. Но всегда есть два пути. С другой стороны, есть реальные, настоящие, модели - знаменитости, они такие, будто носят и создают моду одновременно. Я думаю, что в 90-е годы они и были супермоделями, а сегодня время дает нам людей с крутым стилем. Для меня это и то, и другое: есть влиятельные люди и есть «нормальные люди», у которых хорошее чувство стиля.

— Знаю, что ты очень любишь моду. Художникам важно быть модными?

— Нет, не думаю. Есть много разных художников. Например, те, которые все время сидят в своих мастерских и рисуют. Они не выходят в социум и хотят быть креативными в своем собственном пространстве, не показывая себя. С другой стороны, есть люди вроде меня. У них есть социальные сети, такие как Instagram. Им нравится показывать себя. Если честно, все мы разные: когда для меня что-то действительно важно, для других художников может быть не очень.

— Есть ли кто-нибудь из мира моды, с кем ты хочешь сотрудничать?

— Мне бы очень хотелось поработать с Александром МакКуином, но, к сожалению, его с нами больше нет. Я бы хотел встретиться с Джоном Гальяно. Конечно, вокруг него много негативной рекламы. Но как творческий человек он должен быть невероятным. Не знаю, получится ли какая-то коллаборация, так как он модельер. Много людей со своей индивидуальностью С одними вы встречаетесь и чувствуете, что не сходитесь, с другими — полностью мнение совпадает.

Я безнадежный романтик. Я люблю рассказывать истории,которые напоминают о детстве и о моей невероятной бабушке, которая читала мне сказки. Для меня это идеальный мир.

— Ты создал невероятные корсеты для L’OFFICIEL RUSSIA. Что вдохновило на их создание?

— Я узнал, что тема вашего номера «Сказка» и начал вспоминать знаменитых поэтов России. Для Европы это однозначно А.С. Пушкин. Одна знакомая из России мне очень сильно помогла в выборе произведений для творчества. Я прочитал произведения, которые мы вместе обсуждали с ней. Самой интересной для меня показалась сказка «О рыбаке и рыбке», потому что она близка к тому, что я объяснял вам ранее. Вам кажется, что то, что имеете — это уже некая обы-денность, вы это не цените, вы делаете всё, чтобы жизнь стала лучше. И когда вы внезапно теряете всё, именно тогда начинаете ценить то, что у вас было.

 

— Хотел бы сделать корсет для кого-то из знаменитостей?

— С удовольствием. Я хотел бы сделать такой для Леди Гаги, потому что она идеальна. Может быть, Бьорк. Было бы здорово, если бы Селин Дион надела такой или, например, Дженнифер Энистон. Но не всем они идут. Я делаю сумасшедшие вещи, и они должны соответствовать человеку. Для меня этот человек — Леди Гага.

— А Мадонна?

— Также Мадонна. Я не большой поклонник ее музыки, но да, она классный артист.

— Ты работаешь со смолой. Как долго изучал эту технологию?

— Не так давно научился. Если честно, с начала пандемии. Мне понравился этот материал, но с ним действительно сложно работать. Его надо смешивать с отвердителем, что зани-
мает около 20 минут. А потом начинается самое страшное и интересное, потому что есть всего 10 секунд, чтобы уловить момент, пока материал не затвердел.

 

— Через сколько времени ты понял, что есть всего десять секунд для творчества?

— Думаю, вопрос скорее в цене. Это не очень дорого, но и не очень дешево. Так что на все потребовалось минимум два месяца и много слез, потому что иногда я чувствовал себя очень подавленным из-за того, что ничего не получалось.

 

— Работать со смолой не опасно для здоровья?

— Да, немного. Первое время я не надевал перчаток. Я не замечал, что все это у меня на руках: немножко тут, немножко там есть реакция. А около двух месяцев назад я почувствовал сильный зуд и увидел маленькие покраснения. Я обратился к врачу и только тогда понял, что дело в материале. Смола, пока находится в состоянии химической реакции, опасна, но когда затвердевает — безвредна.

1611233977209322 dscf0904
1611233992261639 dscf0743

Фотограф: Семен Пленков

Модель: Анастасия Мосякина

 Больше фото в корсетах Франца разделе СЪЕМКИ

— А что для тебя сказка?

— Многое. Я безнадежный романтик. Я люблю рассказывать истории,которые напоминают о детстве и о моей невероятной бабушке, которая читала мне сказки. Для меня это идеальный мир. Всё как во сне. Я люблю мечтать и уходить в сторону от обыденной жизни. Так что сказки многое значат для меня.

 

— Что можешь пожелать нашей аудитории?

— Я хочу, чтобы ваша аудитория увидела, какая вы замечательная команда и какие прекрасные идеи лежат в основе вашего журнала. Это не похоже на типичный журнал мод. Я не имею ничего против моды. Но людям действительно нужно почувствовать, что за всем этим стоит история и такие замечательные люди, такие как вы.

 

— Что пожелаешь нашей команде?

— Для меня ваша команда идеальна. Я желаю вам всего наилучшего!

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ