Культура

«Мы теряем краски жизни, если тратим слишком много времени на виртуальный мир»

Прима-балерина Государственного академического Большого театра, заслуженная артистка России, лауреат премии «Золотая маска» и международных конкурсов Евгения Образцова в интервью L’OFFICIEL Russia рассуждает о плюсах и минусах виртуальной жизни, балетных буднях на карантине, дозволенном питании и, конечно, о желаемых ролях.
Reading time 2 minutes

 

Текст: Екатерина Асташова

Фото: Даниил Артемьев, Антонина Кирнос

Локация: ресторан Caspian 

 

– Евгения, тема нашего номера — страсть. Что страсть значит для вас?

– При слове «страсть» мне, конечно, вспоминается какой-либо спектакль с сильными эмоциями. Причем это слово можно по-разному интерпретировать. Но я бы сопоставила его со своей профессией, с какими-то особенными спектаклями. Еще может быть страсть к чему-то, что ты так сильно любишь, к чему стремишься, что не можешь даже себя преодолеть иногда от желания.

– То есть для вас это страсть к работе?

– Скорее к искусству.

– Согласны ли вы, что без страсти не будет результата в любом деле?

– Согласна. Я считаю, что человек должен по-хорошему заболеть идеей и ее воплотить. Если это не серьезное чувство, то мы вечером можем гореть от желания что-то сделать, а утром подумать: «Зачем нам все это делать? Так сложно вставать с утра, останусь лучше дома». Должно быть настоящее страстное желание воплотить какую-то идею или поставить какой-то спектакль, попробовать что-то новое. Это серьезное чувство, которое движет человеком как мотиватор.

Самая страстная роль?

Ответить очень сложно. Я бы могла сказать, что это «Кармен», так как недавно я дебютировала в этом спектакле, но здесь такая страсть «на блюдечке». Сама по себе героиня — роковая женщина в жизни других мужчин. 

Один из страстных спектаклей — это «Ромео и Джульетта», и не потому, что они любят друг друга и они самые страстные влюбленные из шекспировских трагедий. А еще и потому, что в них столько пылкости, юности и молодости. Здесь переплетаются страсть и сострадание, страсть и трагедия — другой уровень по накалу страстей.

 

– Может ли балерина вкладывать свои черты в героиню?

– Как же без этого, конечно, вкладываю. Никакая героиня ни у одной балерины не была бы особенной, если бы она не вкладывала частичку себя. Например, одна «Кармен» может быть спокойной, вторая — энергичной: мы все разные. Зависит от того, как человек передает эмоции, если человек наполненный.

– Как вы пережили длинный период локдауна?

– Он длился для меня не так долго, как для наших коллег в Европе. К счастью для меня, Большой театр и другие театры быстро вернулись к работе. Конечно, было несколько месяцев сложного ощущения себя в пространстве, потому что я не знала, куда себя применить, и мне казалось, что уходит какое-то драгоценное время и когда все закончится — неизвестно. 

Я думаю, многие люди, не только творческих профессий, испытали это странное чувство. Но театр быстро вернулся в свое русло, и уже осенью мы выпустили премьеру современных балетов. Театр открыл ими сезон, и дальше все пошло по- старому.

– Чем вы занимались в этот период?

– Для начала, я привела в порядок все, что было в моем доме. Разумеется, я провела много времени со своими детьми, которого раньше не хватало. Также мы достаточно рано уехали загород и встретили там весну. И я, будто бы в первый раз, увидела, как рождается весна и как просыпается мир. Свои плюсы в этом времени тоже были.

– Во время карантина вы вели онлайн-уроки?

– Я вообще старалась быть очень активной. Я не ушла в себя, общалась со своими подписчиками, и вообще с людьми, имеющими отношение к балету. И сейчас я продолжаю делать мастер-классы для любителей. Но, понятное дело, уровень любителей достаточно высокий. Я очень люблю тех, кто приходит, многие по много раз. Именно поэтому я старалась делать онлайн-классы для всех. Также я сняла четыре видеоурока для девочек разного уровня подготовки и возраста. И многие подписчики были рады, и я была рада. Так как делала это искренне, чтобы люди могли заниматься дома. Потому что для артиста очень тяжело потерять столько времени впустую.

 

– Вы планируете продолжать делать подобные уроки?

– На моем ютуб-канале есть три программы гимнастики и еще ряд видеоуроков, но я буду делать больше. Интересно открывать возможность людям развиваться и поддерживать себя в форме, стимулировать их.

– Нужна ли специальная подготовка для этих занятий?

–- Гимнастику точно можно делать без подготовки. Это программа, которую могут сделать все. А если что-то непонятно, можно перемотать видео и посмотреть заново. Что касается профессиональных уроков по балету, то лучше сначала взять их офлайн: найти педагога, который направит, чтобы человек понимал, что такое балет.

– Во время карантина многие спектакли переходили в диджитал-формат. Как относитесь к такому формату?

– Я, честно говоря, думаю, что это крайний случай. Это выход из ситуации и нужный формат для них. Надеюсь, что больше такое не повторится. Балет, как и опера, — искусство живое. Это надо видеть и слышать. Особую связь не передать на экране, хоть через него какая-то часть искусства и вселяется в человека. 

– Ваше отношение к виртуальной моде?

– С одной стороны, это интересно. Но с другой, жизнь не должна перевесить в сторону диджитал. Порой мы даже не можем узнать человека в жизни, потому что в инстаграме он совсем другой. И когда жизнь переходит полностью в формат телефона, мне это не нравится. Иногда, когда я ловлю себя на мысли, что меня зовут дети, а я не могу оторваться от социальных сетей, я себя останавливаю. Мы теряем львиную долю красок жизни, если тратим слишком много времени на виртуальный мир.

– Тем не менее вы успеваете вести свой блог в инстаграме. Вы же делаете всё самостоятельно?

– Я не могу назвать себя блогером. Свой инстаграм веду самостоятельно и так, как мне по душе. Я не могу представить, как я каждое утро просыпаюсь и что- то снимаю. Когда мне хочется о чем-то рассказать, я расскажу. Мне очень странно продумывать посты на месяц вперед. Мне кажется, что интересно выражать именно те мысли, которые посещают тебя в данный момент. Я думаю, это ценно для тех, кто заходит ко мне на страницу, и у меня уже собрался контингент людей, которым это интересно.

 

– Как удается совмещать работу и семью?

– Чисто технически, конечно, при помощи помощников. Это родители, семья, люди, которые понимают, что творческому человеку нельзя терять драгоценное время. Но, конечно, очень сложно оторваться от детей или же полностью погрузиться в профессию. До семьи и до рождения детей было легче. Сейчас я стараюсь находить баланс.

– Гастролируете ли сейчас?

– По Европе — нет, по России — да.

– В какой стране зритель самый страстный, теплый, любящий балет?

– В Италии. Итальянцы вообще отличаются этой чертой, страсть у них проявляется во всем. Если итальянка говорит, то она делает это со страстью. Я никогда не видела флегматичных итальянцев, они всегда говорят быстро, эмоционально окрашивая свою речь. И артисты там такие же, и публика такая же. Они выражают свои эмоции на спектаклях и искренне любят артистов. Мне, как русскому человеку, они кажутся самой открытой нацией.

– Вы сыграли балерину в фильме «Француз». Какими личными чертами вы наделили свою героиню Киру?

– Кира — достаточно сложная девушка. Это была не совсем моя воля сделать ее такой, это видение режиссера. Если бы Андрей Сергеевич Смирнов не говорил мне о том, какой должна быть героиня, я бы сделала ее другой. Более кокетливой, женственной, менее грубой. Но она вышла очень своеобразная: нежный внешний вид, который сочетается с грубостью речи, что нетипично как для балерины, так и для девушки того времени, о котором рассказывает фильм. Мы привыкли видеть в кино ХХ века девушек, излучающих добро и симпатию. Но в Кире есть отголосок того тяжелого послевоенного периода, когда люди теряли близких и переживали множество проблем.

– Вы переняли ее черты?

– Я могу так же разговаривать при желании, чем удивляю своих собеседников (Смеется). Мы с ней поделились друг с другом: она взяла что-то от меня, я — что-то от нее.

– Если предложат роли, не связанные с хореографией, вы согласитесь?

–- Было бы намного интересней попробовать себя в ином амплуа. Благодаря новой роли я смогу проявить не только свои навыки хореографии, но и открыться зрителю с другой стороны. Это будет означать, что мне доверили роль не только из-за моего балетного таланта. 

 

 Полную версию интервью с Евгенией Образцовой читайте в печатной версии летнего номереа и в L'OFFICIEL 184 Full Digital Version, которую можно скачать на сайте www.lofficiel.shopping 

 

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ