Культура

Желание играть

Актер Кирилл Рубцов обладает тем сочетанием таланта, внутренней свободы и профессионализма, которые помогают добиться народной славы. Но его путь к успеху был постепенным: от эпизода в фильме Ренаты Литвиновой «Богиня: как я полюбила» до главных ролей во множестве рейтинговых сериалах на федеральных каналах. Сейчас Кирилл Рубцов весь свой талант и силы отдает театру – с 2011 года он руководит театром «С.А.Д» в Аптекарском огороде.
Reading time 50 seconds

 Вы поступили в театральный не сразу, только закончив медицинский университет, а диплом актера получили в 33 года, скажите, вы всегда знали, что должны быть именно актером или возникали сомнения?

У меня, на самом деле, всего лишь один курс института, и закончил я медицинское училище, у меня среднее образование – медицинское и один курс института. Диплом актера я получил в 32 года. Всегда ли я знал, что должен быть актером? Изначально в театральный я не поступил после школы, потому что, видимо, не был готов. Чтобы не терять время, я пошел в медицину, - у меня мама медик, но все-равно жизнь сама вывела туда, где должен был оказаться. Самое главное – твое внутреннее невероятное желание. И тогда я понимал, стоя за операционным столом, что меня все равно тянет в искусство. Только в театре я мог самореализоваться.

 "Я знаю людей двух типов: те, кто говорят и ничего не делают, и те, кто просто делают"

В 2011 вы открыли театр С.А.Д. (Содружество Артистов Драмы). Почему вы решили создать свой театр, как вам пришла такая идея?

 У меня не было в запасе 10 лет, чтобы посидеть в театре, поиграть маленькие роли, дождаться режиссера, который что-то во мне разглядит и предложит роль. Мой ресурс гораздо короче, чем у тех, кто поступил в 18 лет, ведь я закончил в 32 года. Я понимал, что мне нужно все и сейчас. Либо я это сделаю, либо я вылечу из этой колеи. Я хотел работать, у меня было большое желание играть, но я понимал, что в театре Вахтангова, в который я попал сразу после института, не будет для всех ролей, не может быть такого, не могут все играть главные роли, там до нас было 97 человек труппы, и еще пришли 20, а сейчас еще больше. Я решил, что я сам все буду делать. Мне говорили, что это так сложно открыть свой театр, так страшно, это большая ответственность. Да, это действительно так, но на самом деле, если у тебя есть желание, ты просто берешь и делаешь. Я знаю людей двух типов: те, кто говорят и ничего не делают, и те, кто просто делают. Это, на самом деле, философия китайцев, они просто делают, и они превратились сейчас в великую нацию, которая покорила весь мир. Я помню, что мы были на гастролях в Китае, и один китаец совершенно не знал английского, и общаться было очень сложно, и через переводчик мы задали вопрос «почему вы не учите английский, ведь к вам так много приезжает туристов?», а он ответил «это вы должны учить китайский, нам это не нужно, нас много, и мы везде».

Трудно ли сейчас открыть новый театр? С какими препятствиями вы столкнулись тогда?

 Препятствие существует только одно, это отсутствие финансирования. Но, опять же, смотря как к этому относиться. Я знаю, что многие модельеры свои первые коллекции делали из вещей, купленных на барахолках за 3 копейки, просто перешитых, переделанных, главное - идея и концепция. Также и спектакль, необязательно иметь деньги, я понимаю, что на выпуск хорошего, нормального спектакля в малюсеньком театре, как у нас в театре С.А.Д., нужно потратить где-то полтора миллиона рублей, и это большой ресурс, его нужно где-то найти, но мы начали с минимума, у нас не было денег, мы перешили костюмы, собрали команду единомышленников, которые просто хотели работать. Выпустить спектакль мы договорились на льготных условиях с Аптекарским огородом, где находится наш театр, в общем, нам не потребовалось никаких денег. Даже с автором пьесы, великим Томом Стоппардом, мы договорились не платить отчисления, пока мы не раскрутимся, и у нас не будет стабильной продажи билетов. Целый год мы играли спектакль так. Видите ли, все упирается только в твое желание, если ты горишь чем-то, это произойдет, если нет – ничего не будет.

"Люди, не имеющие образования режиссера, делают плохие спектакли, в них нет режиссуры абсолютно"

Почему вы не попробуете себя в роли режиссера?

Потому что я актер, а не режиссер, и не люблю дилетантов, не люблю людей, которые говорят «ой, у меня нет режиссерского образования, но я чувствую себя режиссером, потому что я из режиссерской семьи, и буду ставить спектакли». Это все чушь полная. Люди, не имеющие образования режиссера, делают плохие спектакли, в них нет режиссуры абсолютно. Существуют определенные законы, по которым делаются спектакли, и их нужно знать. Я все равно, так или иначе, принимаю участие в постановке спектакля, но у меня больше доверия к людям, которые имеют образование, это как-то честнее.

Готовите ли вы выпуск новых спектаклей в театре С.А.Д. в этом году, каких постановок нам ожидать?

Мы только что выпустили и сыграли премьеру спектакля «Аркадия» по мотивам пьесы «Гарольд и Мод». А о будущих спектаклях пока говорить сложно, потому что сначала нужно, чтобы этот спектакль разыгрался и чтобы у него появился свой зритель, хотя в театре С.А.Д. свой зритель уже есть, тем не менее, предстоит большая работа. Поэтому о будущем мы пока не говорим, но мне бы хотелось детский спектакль, я понимаю, что он уже необходим, потому что «Щелкунчик» Москва уже посмотрела. Для детей хочется что-то сыграть, я очень люблю детские спектакли.

У вас есть татуировки, расскажите, они не мешают в вашей профессии?

В профессии вообще никак не мешают. Раньше их пытались замазать, когда в кино где-то были обнаженные сцены, а сейчас уже никто не парится, мне кажется, что время уже поменялось, есть какая-то свобода во всем. Единственное, я бы какие-то тату удалил, и что-то новое набил, потому что они надоедают.

Вы также снимаетесь и в кино, вредит ли все же кино театру, или они гармонично идут параллельно в вашей жизни?

Нет, сейчас театр приветствует, если тебя снимают, это хорошо, потому что на тебя потом идет зритель, на тебя продаются билеты. Это только плюс, поэтому ничего вразрез не идет. Ну, наверно, можно испортить отношения с режиссером, если он тебя приглашает, а ты говоришь «сорян, у меня съемки» и улетаешь. Но, если в тебе заинтересован режиссер, он тебя дождется.

Вы следите за модой? Читаете ли какие-то модные журналы или просто сочетаете одежду, как чувствуете?

Во-первых, я очень люблю дизайн, я могу часами сидеть в Инстаграм, смотреть какие-то сайты по дизайну интерьеров, мебель и так далее. Скорее всего, я за этим слежу, и я люблю вещи, я люблю, когда люди красиво одеваются. А одеваться со вкусом можно, не имея огромных денег, я, например, вот сегодня сижу в джинсах H&M, я их просто обожаю. Я купил их на распродаже за 600 рублей, это смешные деньги, но я их обожаю, и они круто на мне смотрятся.

 

 

"Я ничего не скрываю, но, в то же время, есть такая стеклянная преграда: смотреть можно, трогать нельзя"

У вас есть какой-то любимый бренд?

 Мне кажется, нужно миксовать, нельзя сделать все в одном стиле, от одного дизайнера. А когда такой микс – это круто! Любимый бренд… Сейчас есть бренд «KOROBEYNIKOV» – прозрачные рюкзаки и сумки NAKED. Это концептуально, когда тебе нечего скрывать, и я понимаю, что это очень похоже на меня, что я ничего не скрываю, но, в то же время, есть такая стеклянная преграда: смотреть можно, трогать нельзя. И еще мне нравится, что сейчас очень развиваются русские дизайнеры, я предпочитаю больше покупать у русских, мы рванули вперед. Тот же самый Гоша Рубчинский – он делает офигенные вещи.

Важны ли для вас статусные вещи?

Мне не важны вообще, я езжу на KIA – простая машина, мне комфортно в ней, это для меня средство передвижения. Я иногда выгляжу, как бомж, когда езжу на съемки: в спортивном костюме, трениках, вязаной шапке, простой куртке. Я понимаю, что люди сразу по-другому тебя воспринимают. То есть никак. А когда ты в костюме, дорогих часах, тебе улыбаются и стараются быть вежливыми. То есть, мне статусные вещи не нужны, но это нужно людям, для «правильного» восприятия тебя.

В каких новых постановках мы сможем увидеть вас в Вахтанговском театре в этом году?

 В Вахтанговском театре вряд ли, в апреле будет в другом театре, но это нехорошая примета, заранее рассказывать.

Фото: Ирина Харламова и Ольга Штейнберг.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ