Культура

Как «Игра престолов» повлияла на моду

Жизнь придуманного писателем Джорджем Мартином Вестероса, о которой уже седьмой год подряд убедительно рассказывает «Игра престолов», не на шутку увлекла дизайнеров. Сериал стал причиной возвращения фэнтезийных образов на подиумы, но было бы ошибкой принимать это за серьезное предложение сбежать от действительности в платье с длинным шлейфом. Яркие персонажи сериала и их костюмы уже стали частью поп-культуры.
Reading time 2 minutes
Проекция на действительность

Телевизионный формат накладывает свои ограничения, и ответственность за представления зрителей о персонажах и происходящем на экране в значительной мере ложится на плечи костюмеров. Команда под предводительством художника по костюмам Мишель Клэптон, двукратной обладательницы «Эмми» за работу для второго и четвертого сезонов, одевает актеров и массовку в наряды, способные рассказывать больше, чем монологи. Все они шьются и отделываются вручную, оверлок объявлен вне закона. В руках специалистов итальянские, французские, испанские ткани и кожа приобретают нужную фактуру: шерстяной плащ проделавшей долгий путь Кейтлин Старк выглядит отяжелевшим от влаги и пыли, дотракийские наряды Дейенерис потерты из-за долгого пребывания в седле.

Дух Британского королевства

Очевидно, что у «Игры престолов» сильнейший британский акцент, и дело не ограничивается характерными диалектами героев. На написание романов Джорджа Мартина вдохновила история двух знатных семей — Йорков и Ланкастеров, устроивших в Англии XV века знаменитую Войну Алой и Белой розы. Создатели сериала пошли еще дальше. «Игра престолов» — словно признание в любви всему британскому: культуре, истории, моде. Недаром минувшим летом сама королева Елизавета II заглянула на съемочную площадку.

Соединенному Королевству действительно есть за что благодарить создателей сериала. Впервые за долгое время в центре внимания оказались женские типажи, к которым мода была равнодушна. На экране — почти все представительницы характерной для той или иной час­ти Британии красоты, подчеркнутой фантазией к­остюмеров. 

«Я считаю, что на экране костюм нужно рассматривать не сам по себе, а через судьбу героя. Каждая вещь рассказывает свою историю. На первый взгляд может показаться, что наряд неправильный, нелепый, но на самом деле он должен выглядеть именно так, потому что полностью соответствует персонажу в данный момент времени. Например, когда Сансу выдавали замуж против ее воли, этот мотив был отражен в рисунке на платье: волк, эмблема ее рода, был изображен подо львом, символом Ланнистеров».

Мишель рассказывает: опыт работы в модной индустрии научил ее воспринимать моду и искусство как улицу с двусторонним движением: элементы исторического костюма должны быть вписаны в контекст современной моды. Например, наделавший шума наряд Маргери Тирелл — реплика платья с воротником-воронкой, созданного Александром Маккуином для Бьорк в 2004 году. К этому дизайнеру Клэптон явно неравнодушна: во втором сезоне особенно заметны отголоски его «Атлантиды Платона» и даже «Изнасилования на холмах Шотландии», а прически и силуэты платьев королевских придворных порой могли бы заслужить одобрение самой Изабеллы Блоу. Перекликаются наряды персонажа Натали Дормер и с работами другого англичанина, Джулиена Макдональда. Расшитое колючими розами свадебное платье Маргери имеет мистическую связь с моделью из его коллекции 2011 года.

Ветер с севера

Белфаст, где проходят съемки «северной» части истории, — родные места для ирландки Мишель Фэйрли, исполнительницы роли леди Кейтлин. Тонкие губы, высокие скулы, пронзительные светлые глаза, костюмы из грубых тканей, меха и кожи — таков характер хозяйки суровых владений Старков. Из украшений — только фибулы с лютоволком, символом рода мужа, и воротники с вышитыми серебристыми форелями, признак принадлежности к Речным землям.

Домотканые платья с минимумом отделки первое время являются и уделом старшей дочери Кейтлин — Сансы. Ради своего персонажа блондинке Софи Тернер, актрисе из графства Нортгемптоншир, что в самом сердце Англии, пришлось стать рыжеволосой. Оказавшись при дворе, юная невеста принца начинает стремительно менять наряды и получает от вышивальщицы сериала Мишель Каррагер собственный знак — ее костюмы искусно украшены сказочными стрекозами. Туалеты периода появления героини в столице внимательные зрительницы восприняли с недоумением: роскошные платья откровенно плохо сидели.

Впоследствии Клэптон прокомментировала свой замысел: ей хотелось, чтобы девушка, попавшая под очарование законодательницы мод королевы Серсеи, выглядела действительно неловко в попытках подражать ей.

Чем точнее и изящнее становился экранный стиль Софи, тем сильнее было желание зрителей нарядить ее в джинсы и посмотреть, что из этого выйдет. Идею подхватила Karen Millen, сделав актрису лицом своей зимней коллекции. В июне Софи стала международным абмассадором марки Wella Professionals. Более глубокая интервенция в мир моды на сегодня удалась только исполнителю роли Джона Сноу — для рекламных кампаний Jimmy Choo Кита Харингтона уже два сезона подряд снимают Линберг и Кляйн, актер также стал лицом первого мужского парфюма обувного бренда. И совсем недавно Кит и Эмилия Кларк подписали контракт с Dolce & Gabbana — теперь они новые лица парной линии ароматов The One. 

Роль возлюбленной Джона, рыжеволосой дикарки Игритт, досталась наследнице древнего шотландского клана. Роуз Элеанор Арбетнот-Лесли появилась на экранах закутанной в шкуры с расцветкой меховых комбинезонов из зимней коллекции Chanel 2010 года. Сегодня жителям Севера за Стеной и персонажу Роуз, в частности, мода обязана частичной реабилитацией меха. Клэптон призналась, что пыталась заменить натуральные меха на искусственные, но безуспешно — камера не выносит подделок.

Южный акцент

 ​​​​​Белокурой южанке Гвендолин Крис­ти из предместья Саут-Даунса досталась оригинальная задача: она сыграла Бриенну Тарт — женщину в рыцарских доспехах, по сюжету начисто лишенную привлекательности. Актрису такой образ не смутил: «Я надеюсь, все это поможет нам понять, что значит «непривлекательная» на самом деле». Среди соотечественниц, занятых в сериале, она самая большая и смелая модница: сто девяносто два сантиметра обаяния, напора и невероятных цветовых сочетаний, муза и друг сердечный Джайлса Дикона, которому несколько лет назад пророчили роль арт-директора возрожденного дома Elsa Schiaparelli.

 

Расстановка сил

Костюмы помогают не только улавливать атмосферу и характер каждого из семи придуманных Мартином королевств, но и определять актуальную расстановку сил в Вестеросе. Вассалы одеваются в цвета рода, которому присягнули на верность, а переменами в костюме демонстрируют намерение сменить симпатии. Вообще, «Игра престолов», наряду с «Карточным домиком», является одной из самых правдоподобных современных историй о природе власти. За исключением Игритт и Бриенны, предпочитающих лук и меч, в борьбе за нее все женщины осознанно используют красоту как оружие. На протяжении сериала никто не смог превзойти в этом мастерстве королеву Серсею.

Королевская стать

Героиня Лины Хиди — прирожденный трендсеттер, причем по обе стороны экрана. Бархат, шелка, обилие украшений и все, на что способен гений вышивальщицы Каррагер, — королевский титул имеет свои преимущества и гарантирует новый всплеск сказочного вдохновения для Dolce & Gabbana, Vivienne Westwood и Valentino. Платья-кимоно Серсеи, скроенные на средневековый лад, уже который год вдохновляют дизайнеров. Золотой и багряный, цвета купающихся в богатстве Ланнистеров, пережили триумф еще в 2013 году, когда на показе Elie Saab Couture появилось платье по мотивам наряда Серсеи из эпизода битвы на Черноводной. Они останутся с нами еще надолго.

Варвары на подиуме

Среди многочисленных экспериментов Клэптон для главной конкурентки Серсеи, Дейенерис Таргариен, были и свадебное платье цвета луны, и невесомые туники в духе лукавого Кварта, но вне конкуренции по-прежнему остаются воинственные дотракийские наряды Бурерожденной. Став женой исполинского во всех отношениях кхала Дрого и королевой кочевого племени, принцесса переодевается в кожу и заплетает свои серебристые волосы в косы. Мастер-классы по копированию творений дизайнера причесок Кевина Александера, без устали трудящегося над роскошным париком Эмилии Кларк, стремительно заполонили YouTube. В Америке вошло в моду имя Кхалиси — титул королевы степей. Появление драконов стало контрольным выстрелом — вариацию знаменитого синего платья с имитацией чешуи, которое не процитировал только ленивый, сегодня можно купить даже в Asos. 

Дейенерис галопом ворвалась в поп-культуру: так, в 2015 году на церемонии «Грэмми» Леди Гага появляется на красной дорожке то ли в чешуе, то ли в кольчуге от Brandon Maxwell, платье Майли Сайрус от Alexandre Vauthier украшают характерные боковые вырезы, а Игги Азалия в Giorgio Armani и вовсе вылитая Матерь драконов — даже косы на месте.

Разговоры об эскапизме на подиумах начались еще в 2011 году, по окончании первого сезона сериала, но название «Игра престолов» редко и с большой осторожностью произносилось в модных репортажах. Кхалиси и ее диковатому народу удалось изменить положение дел. В 2012-м Майкл и Николь Коловос признались: осенняя коллекция Helmut Lang не обошлась без дотракийцев. В реальности на долю женщины выпадает достаточно сражений, чтобы нуждаться в броне из кожи, рассудили они. Год спустя не стал отрицать намеков и американский дизайнер Дерек Лэм.

Казалось бы, после такого мир моды должен был принять Мишель Клэптон как родную, но нет — на просьбу предоставить наряд для церемонии «Эмми» дизайнеры ответили отказом. В королевстве подиумов хорошая идея — подарок, но не заявка на трон.

Готовность к бою

По иронии судьбы «Игра престолов» дана не для того, чтобы бежать от реальности, а скорее затем, чтобы взглянуть ей в лицо и страстно захотеть перемен. Мода на металлические украшения, вышивку, грубую шерсть, вырезы на талии, высокие воротники, плащи-накидки — лишь часть из них. Вот и этой весной дизайнеры предлагают носить юбки по-новому — как фартук из кожи (Jil Sander, Hermès) и поверх брюк и платьев (Donna Karan, Peter Som), спасибо Дейенерис и Бриенне Тарт. И это еще не финал. 

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ