Культура

Группа HMLTD — о том, зачем мужчине красить глаза и губы в 2018 году

Во время визита британской группы в Москву на прошлой неделе мы поговорили с ними о том, в чем разница между сценическим образом и повседневной жизнью и почему в Лондоне мужчине комфортно ходить с макияжем, а в Питере этого делать не стоит.
Reading time 3 minutes

Молодая лондонская группа HMLTD в 2017 году заняла 28-е место в сотне лучших музыкантов по версии Dazed. О них написали десятки уважаемых изданий, а их концерт в Париже фотографировал для Vogue сам Эди Слиман (теперь новый креативный директор Céline). Билеты на их выступления в Великобритании почти всегда распроданы, они активно дают концерты и участвуют в фестивалях.

Эти шестеро музыкантов — фронтмен Генри Спегальски, клавишник Зак, басист Нико, гитаристы Джейс и Дюк, ударник Ахиллес — из разных мест Великобритании, Парижа и даже Афин, но встретились и объединились в Лондоне.

 

 

Первоначально они назывались Happy Meal Ltd, но, выпустив всего четыре песни, получили иск от McDonald's, после чего переименовались в HMLTD.

Музыку HMLTD чаще называют пост-панком, оговариваясь, что ее сложно отнести к одному жанру. HMLTD активно смешивают музыкальные приемы, экспериментируют со звучанием. Их концерты — это всегда еще и яркое визуальное шоу. Музыканты считают скучным, когда «люди просто выходят на сцену, играют песни и уходят».

В сценических образах они активно смешивают феминное и маскулинное, исследуют границы сексуальности и дозволенности. Например, в клипе To the Door  фронтмен Генри Спегальски носит кожаное бюстье, а красная помада — его постоянная примета и в других клипах, и на выступлениях. Остальные участники группы тоже ярко красятся и утверждают, что делают это и в повседневной жизни — при этом ни один из них не относит себя к ЛГБТ. Это дает некоторым журналистам повод для осторожной критики: не пытаются ли белые цисгендерные парни заработать таким образом популярность на острой теме?

Мы встретились перед выступлением HMLTD в Москве на фестивале «Боль» и обсудили с фронтментом Генри Спегальски и гитаристом Дюком, что они хотят сказать своими костюмами и зачем мужчине в 2018 году пользоваться помадой и тенями.

Вы используете очень яркий макияж в своих клипах и на выступлениях, из-за этого вас иногда сравнивают с Дэвидом Боуи. Как вам такое сравнение и на кого вы ориентировались в своих образах?
Генри:
Я думаю, что мы частично вдохновляемся Дэвидом Боуи, но в основном — модой Лондона, нашими друзьями-дизайнерами, под их влиянием и складывается наш стиль. Мы уважаем Дэвида Боуи, но в целом мы смотрим в будущее, а не в прошлое.

 

Можете назвать имена дизайнеров, которые на вас влияют?
Г.
: Чарльз Джеффри (выпускник Central Martins, финалист LVMH Prize 2018, основатель марки Charles Jeffrey Loverboy. — Прим. ред.) — известный дизайнер, наш друг из Лондона. Мы сотрудничали с ним, и он очень сильно повлиял на наш стиль, когда мы только перебрались в Лондон. В это же время он стал важной фигурой в модном бизнесе, оказал огромное влияние на моду и на то, как мужчины одеваются в Лондоне. Мы всегда хотели одеваться так, как сейчас, и Лондон стал для нас безопасным пространством, где мы смогли реализовать свои желания.
Дюк: Стиль очень важен для нас.
Г: Да, мы не пытаемся что-то изобразить, а просто хотим оставаться собой.
Д: Мы все родом из консервативных мест, а в Лондоне люди одеваются более экстравагантно.

Я читала, что вы краситесь не только на выступления, но и в обычной жизни.
Г:
Да, конечно. Все, что мы делаем, все наше творчество — в конечном счете, о том, чтобы быть собой, выражать свою индивидуальность, поэтому было бы неправильно и неискренне, если бы мы носили мейкап и одевались подобным образом только на сцене, а в жизни надевали бы футболку и джинсы. (Во время нашего разговора Гарри сидит в леопардовой пижамной рубашке, зеленом пиджаке, трениках и черной кожаной кепке, Дюк — в черных сетчатых чулках с кружевной резинкой, коротких шортах, смокинге на голое тело и с красными тенями под глазами. — Прим. ред.)

Для нас очень важно то, как мы преподносим себя на сцене — именно такими, какими являемся на самом деле. Это жизнь, а не костюм.

 

Тогда задам вам такой традиционный вопрос про макияж: что из косметики всегда лежит у вас в сумке?
Г:
Я ношу всегда и везде красную помаду, для меня это самый важный атрибут. Обожаю красную помаду.

 

Почему именно красную?
Г:
Это часть моего характера. Я хочу быть Мэрилин Монро. Она была блондинкой, всегда носила красную помаду и голубые тени, я делаю также. Думаю, что этот образ мне подходит.
Д: Я склонен одеваться и выглядеть более мрачно, поэтому ношу с собой черную помаду. Она хороша тем, что ее можно использовать и на губы, и на глаза, и на брови, даже как румяна. Очень практично.

HMLTD — To The Door

Как вы отвечаете себе на популярный вопрос «Зачем вообще мужчине краситься»?
Г
.: Это вопрос желания. Если вы не хотите краситься — и не надо. Мы хотим краситься, мы так самовыражаемся. 

Из-за принятых в обществе гендерных ролей мужчины боятся экстравагантно одеваться или носить макияж. Я считаю, что многие представляют из себя не то, кем являются на самом деле, а наша группа пытается преодолеть подобные барьеры.

Думаю, это тяжело, например, в такой стране, как Россия, которая, конечно, сильно отличается от Лондона по своему менталитету. В этом смысле Лондон действительно такое безопасное место, где ты знаешь, что все будет в порядке. Я вырос в британской сельской местности, в Девоне, и не мог проявлять себя подобным образом, потому что там было неправильно так выглядеть и одеваться.

 

Я читала, что как-то вы пришли в школу с макияжем и вас отправили домой. Можете рассказать об этом случае?
Г: Да. Думаю, я заранее знал, что так случится, но это было своеобразное самовыражение и проявление характера.

 

Сколько вам было лет?
Г:
Мне было 16. На самом деле, я поступил довольно умно, потому что в моей школе нельзя было обесцвечивать волосы. Летом я их обесцветил и покрасил в синий. В первый учебный день меня, конечно же, отправили домой и сказали, чтобы я возвращался с нормальным цветом волос. Тогда я смыл синий оттенок и сказал: «Смотрите, у меня нормальный белый цвет волос». Мне сказали: «Отлично». Думаю, если б я просто обесцветил волосы, от меня бы потребовали покрасить их обратно в темный. А так, после синего и блонд им показался нормальным.

Я вижу, у вас цветной маникюр.
Г:
Да, мне нравится очень неровный, с потертостями и царапинами цвет (показывает свои ногти, лак на них отколот. — Прим. ред.). Я не люблю, когда маникюр выглядит аккуратно. У меня есть своего рода игра: когда я крашу ногти, представляю, что цвет — это мои проблемы, и когда я его соскребаю, мои проблемы как будто тоже исчезают. Ну и потом, когда нервничаешь, хорошо себя чем-то занять, кроме сигареты.
Д: Я не такой, как Генри, я, наоборот, стараюсь сделать аккуратный маникюр, правда, у меня это не совсем получается.

 

Вы красите ногти сами или ходите в салон?
Г:
Да, сам, или моя девушка, у нее это лучше получается.

 

Как реагируют окружающие в повседневной жизни, когда видят вас при макияже и ваших экстравагантных нарядах — в кафе или метро?
Г:
В Лондоне большинству все равно, люди не видят в этом ничего странного. В другие местах нам иногда могут кричать вслед — зависит от того, где мы находимся. Конечно, когда мы уезжаем из Лондона куда-нибудь севернее, мы получаем много негатива. Некоторые пытаются устроить драку. Я просто их игнорирую, представляю, что все нормально. Потому что они хотят получить от тебя определенную реакцию и не стоит им потакать.

 

Вы в России уже несколько дней, успели погулять здесь?
Г
: Мы были в Санкт-Петербурге последние два дня, гуляли там, ходили на вечеринки и в клубы, пару раз почти попали в драку, но смогли ее предотвратить. А вообще мы ходили с охраной.

 

 

 

Фото с первого визита группы в Россию в 2017 году.

В ваших образах много от квир-эстетики. Вы хотите таким образом поддержать ЛГБТ-движение?
Г и З:
Да, на сто процентов. Конечно, у нас многое от эстетики квир. Мы работаем со многими художниками-квир-активистами, в том числе и с Чарльзом Джеффри, о котором мы уже говорили. Но думаю, это важно, чтобы человек, независимо от того, ЛГБТ он или нет, мог самовыражаться, как он хочет, в одежде и в творчестве.

 

Дюк, расскажите про вашу прическу (черные круглые пятна симметрично по всей голове на фоне белых коротко стриженных волос. — Прим. ред.).
Д: Вас интересуют технические подробности? Окей, чтобы получить такой вид, нужно сильно обесцветить волосы до блонда, а затем использовать черную краску в местах, где вы хотите их затемнить.

 

А что она означает для вас?
Д:
Думаю, я хочу выглядеть как дикий зверь (смеется).

 

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ