Культура

Это люди, о которых стоит рассказать

Актерская карьера Артура Смольянинова началась, когда ему было 14 лет. Сейчас за его спиной более 70 ролей в кино, большой опыт в театре и, даже собственные режиссерские работы. В интерактивном сериале “Найден - Жив”, снятом при участии поисково-спасательного отряда “Лиза Алерт”, Артур исполняет роль координатора по поиску пропавших людей. Мы узнали у Артура о деталях проекта, отношению к моде и онлайн постановках в театре
Reading time 54 seconds

Фото: Даниил Артемьев

Локация: Кафе-клуб “Прогноз погоды”

– Артур,расскажите о вашем последнем проекте «Найден_жив», в чем суть проекта?

– Есть люди, которые не за награды, не за деньги, не за славу, а по движению души и по собственной воле готовы найти время и силы на то, чтобы помочь другим людям, которые не бросят нас в беде. И по моим внутренним ощущениям, проект получился. Я посмотрел первую серию, и мне захотелось узнать историю до конца, хотя я и знаю, что будет дальше. Как зрителю мне интересно.

– Когда готовились к съемкам,вы общались с людьми, которые работают в «Лизе Алерт»?

– Я даже не знаю, что это такое: работа или призвание. Да, конечно, мы общались. 80% людей в кадре – на‐ стоящие волонтеры и координаторы «Лизы Алерт». В столь сложной работе есть нюансы, которые узнаешь только от непосредственных участников процесса. Во многих художественных фильмах акцент делается на эмоциональную и сюжетную составляющую, а технические детали упускаются из вида, и в конечном счете не хватает каких-то полутонов, красок и зачастую это большая проблема. Пишут: консультант такой-то. У знающего зрителя первая мысль: «А где он был-то, консультант этот?» Мне всегда казалось, что фантазия имеет право быть, но она должна быть оправдана. Мне становится неловко перед людьми за это.

В этом проекте вся площадка состояла из консультантов. У меня было желание не казаться дураком для них в первую очередь. Я не стеснялся подходить и спрашивать: а можно ли так сказать, что сделать в первую очередь, что вы делаете в этот момент? Суть фокуса не в том, чтобы человека удивить, а в том, чтобы человек не понял, что это иллюзия.

– Вы сами былирежиссером постановок. Какдумаете, почему для сериала выбрали именно ситуацию с потерей ребенка, ведь теряются не только дети?

– Здесь нет никакого лукавства или манипуляции. Действительно, большинство пропавших людей – это дети и старики. Самые беззащитные. И это актуально, это – правда. И это никого не оставляет равнодушным. С возрастом мы становимся менее сентиментальны и более безжалостны, нас труднее задеть за живое, потому что приходится закрываться, никому не хочется, чтобы было больно. Хотя это единственное, что делает нас живыми... А от такой ситуации ты не закроешься, не отвертишься, не сделаешь вид, что тебе все равно. Если тебя не трогает история о том, как пропал ребенок, то значит, что ты почти умер, тебя уже нет и тебя ничего не тронет.

* Лиза Алерт - поисково-спасательный отряд, добровольное некоммерческое, общественное объединение, занимающееся поиском пропавших без вести людей.

 

– Меня удивила их человечность.Мы живем в безжалостное, бесчеловечное время. Все направлено на достижение результата любой ценой. Где ложь, страх, насилие возводятся в абсолют и считаются чем-то нормальным, обыденным и в принципе добро со злом местами перепутаны. На этом фоне встретить живых людей, которые делают свое дело не потому, что надо, и не потому, что страшно или им за это платят, а поnому, что хотят сделать что-то хорошее и делают это сообща. Они всегда рады тебя видеть, рады жить, быть. Они ничего не проповедуют, и ты интересуешь их не как предмет, а как человек. Есть ощущение какого-то братства. Эти люди неизвестны, небогаты, и их объединяет желание делать добро. Удивляет ли это в наше время?

 

– Вынаучились чему-то у этихлюдей? Былили это практические навыки, как картография и геодезия, или вы приобрели нечто большее, эмоциональное?

– Картографии сложно научиться за четыре дня, но думаю, что мог бы. Если есть желание, находится и время. Не сказать, что чему-то научился, но я расслабился внутренне. Понял, что все- таки людям можно и нужно доверять и что даже те люди, которые теряют облик человеческий, не виноваты, это система, которая выхолащивает все человеческое.

– Как вы попали в этот проект?

– Это было смешно и нетипично. Мне позвонила Аня, одна из ко‐ ординаторов проекта, и говорит: «Здравствуйте Артур. Короче, мы утвердили вас в наше кино. Кстати, а вы согласны?» Я говорю, подождите, а режиссер у вас есть? Он-то в курсе, что вы меня утвердили? Она говорит: «Да, мы обо всем договорились, все нормально». Я сказал, что у нас все не так делается и нужно поговорить с режиссером, узнать, что за история. «Да нормальная история, все нормально». В итоге нормально созвонились, прислали сценарий. Я понял, что это люди, о которых нужно рассказать.

– Как проходили съемки проекта?

– Режиссер и продюсер проекта – муж и жена, Ольга Арлаускас и Никита Тихонов. Мы жили у них на даче всей группой, а снимали через дорогу. Это добавляло ощущения единения. Все приходили, ужинали вместе, что-то обсуждали. В этом было что-то хорошее, человечное. Я еще застал такие съемки, когда люди не разбегались после работы по норкам, а оставались, пели, обсуждали что-то. Сообщество людей, которые объединены чем-то большим, а не просто работой.

– Немного отойдем от сериала и вернемся к прошедшей весне. Во время карантина многие театры делали онлайн-постановки. Вы участвовали в чем-то подобном?

– Я в театре не играю уже года три. Насколько я знаю, «Современник», где я работал раньше, что-то делал. Я в принципе к этому не то чтобы негативно отношусь, но это не мое, не воспринимаю такой формат общения. Мне кажется, это какая-то симуляция. Если ты не можешь потрогать человека, почувствовать его запах, это не полноценный процесс. С моей точки зрения, творчество предполагает общение с людьми, непосредственный контакт. Наверное, за неимением лучшего, это выход из положения, но не более.

 

Продолжение интервью с Артуром Смольяниновым читайте в нашем осеннем номере LOFFICIEL 181 или пройдя по ссылке

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ