Культура

Есть смысл беречь глянец

Сегодня, во времена стремительного развития онлайн медиа и социальных сетей, приобрели новую значимость фэшн съемки, которые придают глянцевым журналам неповторимую ауру произведений искусства и желание их сохранить.
Reading time 2 minutes
Питер Линдберг. Кейт Мосс

Модная фотография как отдельный жанр возникла, когда фотографы стали столь же известными как режиссеры и художники, а фотомодели - такими же знаменитыми как актрисы. Фотограф моды - одновременно художник и режиссер. Он рассказывает историю посредством камеры и подобно мастерам эпохи Возрождения в творчестве выражает свое представление о красоте.

Фотография в модном журнале - не отражение жизни как она есть, но попытка показать, какой жизнь может быть, и иногда бывает.

Фотосъемки придают глянцевым изданиям ту неповторимую ауру, которая отличает их от других газет и журналов. В тот момент, когда чтение прерывается фотоисторией на 10-15 полос, ты как-то сразу понимаешь, что мода - это искусство. Причина, по которой нам хочется пересматривать глянцевый журнал снова и снова, это фотосъемки; они же заставляют хранить его как свидетельство нашей эпохи - как будто ощущение времени остается на кончиках пальцев. Впрочем, мода всегда нагляднее исторических книг рассказывает о процессах, проходящих в обществе.

Ради фотосъемок я покупаю глянцевые журналы в каждой стране, куда приезжаю. Вдохновляясь запечатленными мгновениями, хотела стать балериной, когда увидела танцовщиков New-York City Ballet в объективе Питера Линдберга. Статьи в журналах часто о новом, а фотосъемка - всегда о главном. О том, какой разной бывает красота.

Каждый фэшн-фотограф в своих работах так или иначе выражает свою философию красоты, сравнивая, сопоставляя творчество знаменитых фотографов, мы понимаем, какой разной бывает красота.

Любимым жанром Ричарда Аведона был психологический портрет. Самый правдивый жанр, если обходиться без фильтров; а какие уж тут фильтры – на его фотографиях даже цвет отсутствует, черно-белая пленка высвечивает все тайны. Кстати, свою карьеру он начинал, фотографируя пехотинцев на удостоверения личности. С тех пор каждый его снимок - как удостоверение личности.

На черно-белой портретной фотографии ты настоящий, как говорил Ричард Аведон, «символ самого себя». А символ - это о внутреннем содержании. Красота Ричарда Аведона в правде и доверии. Его модели доверяли ему, читатели журналов доверяли ему; он показывал жизнь именно такой, какая она есть - и почему-то всегда получалось красиво. Значит, есть красота и мир будет спасен? Да, он каким-то образом давал читателям надежду - как настоящий художник.

Каждый знаменитый фэшн фотограф открывал миру моды новую героиню из супер моделей. Ричард Аведон открыл миру Твигги.

/

Его коллега Ирвин Пенн также искал красоту в правде, не приукрашивал реальность, но высвечивал ее внутреннее содержание. Ему принадлежит актуальная особенно теперь, когда фотографии еды заполонили наш Инстаграм, фраза «Съемка пирожного тоже может быть искусством». Он снимал людей на белом фоне, часто в замкнутых пространствах. В таких условиях нельзя притворяться; художник, который видел красоту только в искренности, он не мог позволить себе ни одной фальшивой ноты, точнее ни одного холостого щелчка камеры. Для меня пример беззащитной искренности - модель Лили Коул на снимке Ирвина Пенна 2005 года. Такая как есть, готовая расплакаться сию же секунду, или рассмеяться в следующее мгновение.

/

Красота, которую предъявил на своих черно-белых фотоснимках Хельмут Ньютон, многим казалась недопустимой, слишком вызывающей. Но никто не отрицал, что это настоящая красота, а эротика - тоже искусство. Его провокационное творчество вдохновляло дизайнеров, сделавших элементы садо-мазо эстетики частью высокой моды. В конце концов, мода - это всего лишь игра. А по настоящему - только любовь. Странным образом это понимаешь, перелистывая альбомы Хельмута Ньютона.

/

Современный глянец не представить без фотографий Питера Линдберга. Он интересовался искусством, учился в Берлине, тогда еще сильно разрушенном войной. Увлекался творчеством художника Йозефа Бойса, отразившего в своих произведениях послевоенную травму с помощью войлока, воска и других материалов. У них есть общий мотив в судьбе. И что-то неуловимо общее в творчестве. Во время войны Йозеф Бойс, служивший летчиком в немецкой армии, был сбит советскими самолетами в крымских степях, и местные татары воскресили его с помощью войлока и воска. Другим неисчерпаемым источником вдохновения для Питера Линдберга была живопись Винсента Ван Гога. Яркие краски выжженного солнцем французского Прованса и постиндустриальные пейзажи израненной чувством вины Германии. Этих художников роднит душевная травма. И умение разглядеть подлинную красоту в жизни сквозь зеркало искусства.

Этим он и занимался на самой вершине гламурного мира, на страницах глянцевых журналов, снимая рекламные кампании лучших модных домов мира.

Он сделал моделей супермоделями, всего лишь разрешив им быть естественными, искренними, неловкими, робкими, забавными.

Наоми Кэмпбелл, Кристи Тарлингтон, Линда Евангелиста, Татьяна Патитц, Кейт Мосс, Наталья Водянова, Мила Йовович, Ума Турман…Он разрешал им танцевать и дурачиться. Он разрешал супермоделям все.

/

Главная роль в мире гламура принадлежит и Патрику Демаршелье. Он видел красоту в беззащитности. В 1989 году Патрик Демаршелье стал личным фотографом принцессы Дианы, на его фотографиях она самая красивая женщина в мире, но совершенно земная, без того ореола святости, которым Диана была окружена в массовой культуре. Такая же как мы, только лучше. Патрик Демаршелье умел снимать земную красоту, которая не казалась недостижимым идеалом, напротив, чем-то к нам очень подходящим. Обнаженная Кристи Тарлингтон с белой мышью на плече. Уставшая прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнева после спектакля со слегка растрепанными волосами. Дженнифер Лоуренс в тропиках с интересом смотрящая на попугая, с любопытством ждала, что птица заговорит. Это так трогательно и забавно; красота Патрика Демаршелье всегда трогательная. Даже супермодели в фотосессии для юбилейного 50-ого календаря Pirelli Supermodel Edition выглядят беззащитно, как всякая земная красота. Прекрасная Адриана Лима смотрит пристально в камеру, будто хочет что-то важное сказать. Такой эффект личного разговора возникает от каждой фотографии Патрика Демаршелье.

/

Один из самых провокационных фотографов ХХ века Ги Бурден был провокатором не ради славы, но по своей природе. В его творчестве находили отражение психологические травмы, душевная боль, сквозь которую можно было увидеть красоту только с помощью искусства. Можно сказать, он лечил искусством свои душевные раны. Такое переосмысление личной боли художественными средствами характерно для художников и режиссеров прошлого века. Эпоха, травмированная мировыми войнами, самая безжалостная к человеческой личности, в 50-х годах обратила самое пристальное внимание именно на личность – отсюда увлечение идеями Зигмунда Фрейда, французская “Новая волна”, венский акционизм, рок-н-ролл и американские битники.

В своих фотосессиях Ги Бурден осуществлял известное выражение “Красота требует жертв”. Сюда же – предубеждение “Не страдая, не стать святым”. Возможно, он считал, что через преодоление человек обретает силу духа, которая и есть одухотворенность, присущая подлинной красоте. Эстетика Ги Бурдена повлияла на многих фэшн-фотографов современности, отличие в том, что его провокация, скорее, внутренний источник, а не просто внешний эффект. Поэтому глядя на работы Ги Бурдена иногда передергивает, но глаз не оторвать.

Он почти не снимал знаменитостей, часто на его фотографиях главную роль играют вещи и декорации. Да, вещи могут много рассказать о человеке, порой даже выдать его тайные желания.

Ги Бурден снимал рекламные кампании для Chanel, Emanuel Ungaro, Charles Jourdan, Christian Louboutin и других. На его фотографиях туфли вступали в коммуникацию со зрителем, и одежда как будто несла какое-то послание. Смелые фотоснимки Ги Бурдена кого-то шокировали, кого-то приводили в восторг, но никогда не оставляли равнодушным.

Красота требует чувств и эмоций настойчивее, чем испытаний.

P.S. До 17 мая в Центре фотографии братьев Люмьер открыта выставка «Ги Бурден. Следуй за мной», на которой представлены более 50-ти работ французского фотографа, созданных в период с 1950-х по 1980-е годы.

/

Кажется, работы американки Деборы Турбевилль далеки от эстетики гламура. Это скорее, фотокартины, наполненные чувством недолговечности жизни, особенно красоты. Но каким-то образом ей всегда удавалось остановить это мгновение красоты, перенести его в вечность – как художникам эпохи Возрождения.

Сама Дебора говорила про свои фотографии, что «Они были сняты ради моды, но в тоже время у них есть скрытый мотив, который имеет отношения к миру в целом». И она царапала, рвала негативы, чтобы придать своим произведениям ту самую хрупкость, которой обладают наши мечты.

/

Британский фотограф Марио Тестино свое представление о красоте черпал в детских воспоминаниях, точнее в том светлом образе, который он мальчиком обнаружил в своей старшей сестре Елене, а потом пробовал его воспроизвести в фотосессиях для модных журналов. Он признался, что бразильская супермодель Жизель Бюндхен стала для него воплощением того юношеского идеала, счастливых дней в Бразилии, куда фотограф, родившейся в Перу, в детстве ездил с семьей каждое лето.

«Я фотографирую женщин счастливыми, так они выглядят счастливее всего», - однажды сказал Марио Тестино. В этих словах он точно выразил свое представление о красоте, которая, по его мнению, и есть синоним счастья. Тем не менее, именно Марио Тестино был одним из тех художников, которые научили нас даже в увядании видеть вечную красоту, которая порой хочет выглядеть отталкивающей и слабой. Считается, что Марио Тестино привнес на страницы глянцевых журналов стиль гранж и героиновый шик, и сделал супер моделью Кейт Мосс.

Один из самых смелых фотографов современности Стивен Майзел прославился как автор снимков в скандальной книге Мадонны «Секс». В общем-то, никакой провокации в его фотографиях нет, но только откровенность и личное мнение. Он каждую фотосъемку превращает в серьезное высказывание на болезненные для общества темы. По его мнению, мир спасут правда и откровенность. Там, где присутствует фальшь, не может быть красоты. Именно Стивен Майзел ответственен за нашумевший номер Vogue Italia, в съемках которого участвовали только темнокожие модели, к слову, этот номер был самым продаваемым в истории журнала. Каждой своей фотографией Стивен Майзел говорит: «Смотрите, что я об этом думаю» - о равноправии, глобальных проблемах, мировых конфликтах, каких бы то ни было границах и конечно, о красоте.

/

Современная мода основана на парадоксах и контрастах. Это иронично обыгрывает британский фотограф Майлз Олдридж. На своих фотоснимках он делает женщин похожими на безупречных Барби и ставит их в такие обстоятельства роли, которые требуют от них покорности, радости и удовлетворения, а также благодарности и соответствия всем канонам, навязанным обществом. Женщина как собственность, объект желания, фарфоровая кукла, которую, впрочем, так легко разбить, но никому до этого нет дела. Поэтому на фотографиях Майлза Олдриджа модели – это грустные клоунессы. В этой их грусти, едва заметной, и есть красота, которая, по мнению Майлза Олдриджа, всегда не напоказ. На виду – лишь яркие декорации, за которыми она прячется.

 

/

Совсем недавно в Центре фотографии братьев Люмьер завершилась выставка Майлза Олдриджа, следом там же открылась ретроспектива Ги Бурдена. Как здорово, когда в Москве показывают работы фэшн-фотографов, которые нас убедили - есть смысл беречь глянец.

Фото из открытых интернет-источников

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ