Культура

Digital и Art: Как сохранить культурное наследие и по новому взглянуть на искусство

Digital и искусство в современном мире не просто тесно связаны, они дополняют и развивают друг друга, доказывая что искусство не может существовать вне времени и технологий.
Reading time 2 minutes

Нас уже окружают творения созданные искусственным интеллектом: журналы (вышедший в мае в Сингапуре Esquire, например), картины, музыкальные произведения. Все чаще самые популярные выставки и вернисажи являются симбиозом арта и диджитала. Виртуальный мир проник в реальный и уже почти не удивительно, что можно не просто прийти в музей, но и с помощью технологий “написать” собственную картину в стиле любимого художника, используя только очки и джойстики. Что нас еще ждет? Как меняется мир искусства благодаря технологиям? Какое искусство предпочтет искусственный интеллект?

Эти и другие вопросы обсудили международные и российские эксперты на конференции  ЦИПР-2019. Во время сессии «Soft skills в цифровую эпоху» спикерами выступили современные деятели культуры, художники, ученые, представители бизнеса и корпораций. Специально для издания Lófficiel они рассказали о влиянии цифровой эпохи на человека и диджитализации искусства.

Вначале разговора мы обсудили «Как цифровая эпоха влияет на развитие человека?» эксперты сошлись во мнении, что в современном мире благодаря технологиям человек может получить доступ к огромному количеству информации необходимой для роста и развития:

Оливер Мариан, предприниматель и инвестор Arteïa: «За последние 20 лет, цифровая революция невероятно ускорилась. Наши дети сегодня растут в окружении вещей, которые им кажутся абсолютно естественными, но, когда мы были маленькими, их даже не существовало. Интернет сегодня вытесняет телевидение. Смартфоны заменяют компьютеры, плейеры, фотоаппараты и даже книги. Наши дети взаимодействуют друг с другом уже по-другому, не так как мы в их возрасте. Конечно, у этого процесса существуют плохие и хорошие стороны, но я предпочитаю фокусироваться на хорошем. Все больше и больше людей по всему миру имеют доступ к невероятно большому объему информации для изучения, и мы все можем общаться друг с другом и не важно по работе или с семьей. Образование, искусство, культура стали намного ближе и доступнее для всех. И сложно себе представить, что будет с нами через 5, 10, 20 лет!»

Ольга Пивень, генеральный продюсер конференции ЦИПР, заместитель  директора по особым поручениям Госкорпорации Ростех: «Сейчас, благодаря цифровым технологиям, доступ информации получают все больше людей абсолютно разного социального статуса. На сегодняшний момент существует огромное количество вариантов дистанционного образования и материалов для изучения. Ежедневно образование совершает качественный рывок и задача любой существующей образовательной системы встраиваться в технологические реалии, которые есть сейчас». 

Виктория Голембиовская, основатель консалтингового агентства в сфере искусства House of the Nobleman: «В настоящее время появилось огромное множество информационных ресурсов для развития человека. Ритм жизни стал очень быстрым, и мы можем мгновенно получать информацию и знания не выходя из дома, посещать музеи онлайн, читать редкие манускрипты. Главное, чтобы было желание развиваться, возможности для этого есть любые».

Обсуждая вопрос о том «Сложно ли состояться творческой личности во время практически неограниченных возможностях цифровых технологий?» спикеры рассуждали не только о возможностях, но и о том что в современном мире значит «быть человеком»:

Оливер Мариан: «В случае с искусством, мне кажется, что это уже произошло: художник сегодня имеет возможность демонстрировать свои произведения миллионам зрителей через социальные сети, а коллекционер может самостоятельно связаться с гораздо большим количеством художников, чем 20 лет назад. В тоже время это означает, что растет и “конкуренция”, и это не решает вопрос о том, чтобы стать “Тем Самым” художником, выбранным галереей. Более того я считаю, что современные технологии позволяют развивать талант, опять же из-за количества доступной информации».

Ильдар Якубов: «Возможности цифровых технологий открывают невероятное пространство для творческого развития человечества. Вытесняя человека не только из “машинальных” сфер труда, машины помогают нам заново переопределить что же такое быть человеком и в том числе творить. Сложно лишь тем, кто отрицает технологии, становясь жертвой собственных предрассудков».

Ольга Пивень: «Как раз сейчас творческой личности состояться проще, потому что автоматизация сделала процессы более механическими. Сейчас с фокус смещается на то, что мы называем soft skills. Для того, чтобы создавать высокотехнологичный, высококонкурентный продукт, необходимо развивать в себе продуктовое мышление, так называемый design thinking фокус которого находится не на аналитическом блоке, а как раз на творческом процессе. Поэтому творческие личности  - это агенты изменений, которые будут менять в том числе индустриальный ландшафт ближайшие несколько лет».

Екатерина Шнайдер (Россия/ Германия), независимый эксперт в области искусства: «Я считаю что галерейный и арт-мир трансформируется благодаря высоким технологиям в лучшую сторону и это будет продолжаться. С очень большой вероятностью решать кто хороший художник и сколько он стоит будет пятерка основных игроков на арт рынке, но в последующем это будут делать люди, общество. Я за то чтобы технологии способствовали развитию, для этого уже есть краудфандинг, он-лайн галереи и переосмысления арта в целом с помощью технологий, например VR.

Продолжая диалог о влиянии современных технологий на мир искусства, спикеры коснулись также темы помогают ли современные технологии находить и развивать талант?

Виктория: «Они способствуют более скорому его проявлению. Если говорить о средствах выражения, то, безусловно, современные технологии помогают быстрее обнаружить талант. Развитие же таланта зависит непосредственно от самого художника». Екатерина Шнайдер возлагает большие надежды на влияние технологий:  «Безусловно помощь будет оказана очень существенная, однако пока систем и платформ для этого очень мало. Необходимо создавать порталы целью, которых будет поиск талантов, ведь часто талант может прийти из «ниоткуда». Несомненно, нужно работать и в направлении того чтобы помогать людям раскрывать их таланты. Часто люди не знают на что они действительно способны, но при профессиональной навигации человек может найти в себе потрясающую свободу, как креативную так и связанную с продуктивностью. Россия в это смысле кладезь нераскрытых талантов».

Все чаще появляются новости о том, что искусственный интеллект создал картину, журнал или музыкальное произведение, мы спросили участников сессии о том какой вид искусства по их мнению он предпочтет если будет стоять перед выбором, современное или классическое? 

Екатерина Шнайдер: «Сложно сказать что он предпочтёт, это самообучающийся организм. Важно то, что то, что он предпочтёт будет основано на логике и алгоритме (по крайней мере пока). Человека же и искусство связывает эмоциональная составляющая. Ты смотришь на картину и просто идентифицируешь, отождествляешь себя с чем-то в памяти, в мыслях, в мечтах – у AI нет чувств».

Ильдар Якубов: «Уверен, что подобно мудрейшим из людей искусственный интеллект не будет выстраивать бинарных оппозиций основываясь на так называемых "предпочтениях", а скорее найдёт правильное применение различным культурным продуктам, используя их для саморазвития и на благо всех живых существ и неживых агентов».

Ольга Пивень: «Искусственный интеллект, который будет создан для того, чтобы быть экспертом в области искусства, будет изначально тренироваться на классическом искусстве и дальше по мере его развития и усложнения будет переключаться на современные формы. То есть по сути, искусственный интеллект в своем самообразовании пройдет тот путь, который прошло человечество: от классического искусства к более абстрактному. Поэтому, мне кажется, что  на этот вопрос нет ответа».

Сохранность информации и предметов культурного наследия - один из важнейших вопросов сегодня, особенно в отношении современного искусства, в котором произведения часто намного более уязвимы, чем дошедшие до нас древности. Благодаря современным решениям появилась возможность создавать копии художественного произведения, настолько высокого качества, что это поднимает вопросы о их подлинности.  В данный момент все больше образцов искусства проходят процесс диджитализации. «Обесцениваются ли они при этом?» мы также обсудили с участниками сессии:

Оливер Мариан: «Оригинал всегда ценился больше, чем копии. Многие утверждают, что с идеальными копиями для зрителя перестает иметь значение видит он оригинал или репродукцию, и зачем тогда надо переплачивать за оригинал? Но рынок все же демонстрирует нам, что оригинальные работы сохраняют свою ценность. На самом деле цифровизация может предложить гораздо больше, чем просто хорошие копии или влияние на стоимость произведения искусства. Например, можно реализовать идею виртуального музея, когда посетитель, используя виртуальную реальность, перемещается по залам, или даже проникает в само произведение искусства, может разглядывать его максимально близко, смотреть анимацию, и все это без какого-либо риска для оригинала и без толкучки с другими посетителями.

Ильдар Якубов: «Этот вопрос продолжает на новом витке дискурс заданный Вальтером Беньямином в его иконическом труде "Произведение искусства в эпоху его технологической воспроизводимости". Лично я всегда был противником его позиции, гласящей что в этих условиях оригинал теряет некоторую "ауру". Наличие миллионов цифровых копий и аналоговых репродукций лишь увеличивает толпу вокруг Джоконды в Лувре».

Екатерина Шнайдер: «Я согласна с коллегами, но добавлю, что для меня важная составляющая этого процесса это систематизация и передача знаний и информации будущим поколениям, а так же возможность воссоздания уничтоженных или потерянных предметов искусства. Например за время войны в Сирии было уничтожено масса предметов искусства древнейших времен. В цифровом музее их можно воссоздать, чтобы наши дети и дети наших детей могли это видеть».

Обсуждая диджитализацию и «Каким образом сохранить для потомков произведения без потери качества» эксперты озвучили несколько возможных вариантов развития инструментария и будущего диджитализации искусства и необходимости процесса в целом. Так, Ильдар Якубов считает, что: «Cохранение чего-либо в изначальном состоянии невозможно, это противоречит законам физики. Мне нравится идея о сохранении контекста в котором произведение создавалось, именно такого качества сохранения произведения, хотелось бы лично мне».

Екатерина Шнайдер: «Важен баланс аспектов. И содержание “стационарных” институций в должном состоянии и синергия с диджитал.  Диджитализация и систематизация культурного наследия – основа для передачи информации будущим поколениям. Глядя на свою трехлетнюю дочь я понимаю что ей будет интереснее пойти сначала в VR музей, а уже потом со мной вместе в настоящий. Я как раз работаю над такими системами. Я хочу чтобы мой ребёнок прямо в школе на уроке мог пойти в VR музей в Нью Йорке, в Париже, в Лондоне – где угодно. А потом, однажды, попасть в тот же настоящий музей – ей будет в 100 раз интереснее, она будет узнавать предметы, скульптуры, картины и желание знать больше будет только расти».

Ольга Пивень: «Мы все отлично понимаем, что настанет день, когда физические объекты неизбежно начнут разрушаться, стареть. Мы не властны над физической структурой объекта, но посредством цифровых технологий мы можем их увековечить, мультиплицировать, сделать доступными для осмысления и понимания большого количества людей, которые никогда бы не смогли их увидеть физически».

Оливер Мариан: «Если говорить именно о сохранности, то это очень важный вопрос. Особенно в отношении современного искусства, в котором произведения часто намного более уязвимы, чем дошедшие до нас древности. Некоторые большие музеи вынуждены использовать копии, чтобы защитить оригинал, а качество этих копий, вероятно, не имеет значения для зрителя. Действительно, что касается качества, современные сканеры и камеры способны получать невероятные снимки и трехмерные цифровые изображения произведений искусства.

Они даже позволяют увидеть вещи, которые вы никогда не сможете увидеть невооруженным глазом. Сегодня существуют технологии, позволяющие создавать невероятные копии художественного произведения, настолько высокого качества, что это поднимает вопросы о подлинности, и тут я верю, что, кроме решения проблемы сохранности, оцифровка поможет обществу, предоставляя новые способы более интерактивного знакомства с предметами искусства, для большего круга людей, повсеместный доступ из любой точки мира и одновременно обеспечивая  сохранность оригинала».

Искусство не возможно без людей, и технологии меняют сферу арта в том числе и профессионально. «Какими качествами должен обладать современный деятель искусства? Изменились ли они за последние 10 лет?» мы попытались получить ответ и на этот вопрос во время общения с экспертами. Ильдар Якубов считает что: «Современный деятель искусства, как и его коллега 10 лет назад никому ничего не должен. Мы можем говорить о некоторых вариантах карьерного пути – действительно, под давлением институций и сообщества творческие люди зачастую сами загоняют себя в те или иные рамки. Однако художник всегда волен переопределять понятие искусства и создавать себе новые ролевые модели».

Виктория Голембиовская: «Все изменилось с появлением технологий, в частности с изменением мобильных устройств. Процессы, которые были очень медленными и размеренными стали ускоряться. В настоящий момент на мой взгляд, для представителя искусства важны гибкость, динамичность и интерактивность». Екатерина Шнайдер дополнила описание предоставленное Викторией: «Я считаю, что очень важно обладать коммуникативностью и мультидисциплинарностью. В современном мире нельзя больше быть только кем то одним, только критиком, например. Чтобы твоё мнение знали и уважали надо быть ещё и блогером. Или нельзя быть только арт-дилером, надо иметь навыки маркетинга, позиционирования и коммуникаций».

Ольга Пивень: «Мне кажется, что по крайне мере в России существует большой дефицит качественных современных менеджеров культуры, которые понимают, что такое маркетинг культуры, как упаковать правильно продукт, как лучше всего его спозиционировать и донести до современной молодой аудитории, которая уже не всегда готова воспринимать контент через классические формы. Мне кажется, что у нас совершенно точно есть запрос на новый тип культурных менеджеров. Я надеюсь, что большое количество, в том числе частных институций, которые воплощают в себе лучшие иностранные практики, будут способствовать появлению этих специалистов. Здесь на ЦИПР мы постоянно про это говорим. Новые формы доставки контента требуют нового типа мышления, для тех людей которые занимаются его упаковкой».

В чем же заключается главный посыл искусства современному цифровому обществу?

Ильдар Якубов: «Каждый может быть творцом, ориентироваться в современном мире лучше всего через производство, а не потребление».

Оливер Мариан: «Существует любопытный конфликт между идеей уникальности, которая часто ассоциируется с искусством, и общей идеей, что все цифровое может легко воспроизводится. Цифровизация нашего общества еще только начинается, и будет интересно посмотреть, как она будет развиваться по отношению к искусству. Может быть, искусство сможет напомнить нам о красоте, которая существует в аналоговом мире?»

Ольга Пивень: «Как я уже говорила, современное искусство – это искусство контекста, с помощью которого возможно выражение событий происходящих в обществе. Например, Бэнкси созданный им отель в Палестине и расписанные стены и руины домов, это чистая акцентуация посредством художественных образов. Поэтому транслирование событий и настроений через цифровые инструменты это роль современного искусства».

Екатерина Шнайдер: «Я еще раз подчеркну свою мысль о том, что мы в отличие от машин способны испытывать эмоции, переживать, принимать спонтанные решения, находить ответы на вопросы и отражение себя в красоте. Самое бесценное в жизни – это настоящие эмоции. Для меня искусство в 21 веке – это лекарство. От стресса, от давления, от всего негативного, чего в наши дни так много».

В итоге нашего разговора мы конечно же спросили спикеров какой вид искусства наиболее подходящий для диджитализации по  их мнению:

Ольга Пивень: «Любой. Скульптура, живопись, акционизм, любые формы концептуального искусства  – все может  быть диджитализировано» с Ольгой согласна и Виктория: «С новыми технологиями любой вид может быть диджитализирован». Ильдар Якубов выделил одно приоритетное для себя направление: «Мне очень нравятся скульптуры в VR».

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ