Почему не стоит бояться ЭКО
Красота

Почему не стоит бояться ЭКО?

Об экстракорпоральном оплодотворении — ЭКО — говорят много. Хорошего и, часто, не очень. Развеять все мифы и страхи нам помогла Юлия Вознесенская, руководитель Клиники репродуктивной и пренатальной медицины ЕМС.
Reading time 47 seconds

Только вчера наткнулась в Facebook на очередную статью, крайне неприятную для меня. Ученые выяснили: лучший возраст для того, чтобы рожать ребенка, — тридцать четыре года. Это же катастрофа! Начиная с тридцати семи лет вероятность наступления беременности падает достаточно серьезно. Она падает и в тридцать четыре, просто не так ощутимо. Здесь каждый год на вес золота! Самое страшное, что средний возраст желающих в первый раз стать мамой с каждым годом растет. Если семь-восемь лет назад это было тридцать пять, то сейчас — ближе к тридцати девяти!

Также мы сталкиваемся с такой проблемой: все почему-то боятся программы ЭКО, предполагая, что это вообще никак не совместимо с реальной жизнью. Конечно, прежде чем начать работу, мы предупреждаем обо всех аспектах этой программы. Женщина или пара имеют право, точнее, обязаны знать о них.

Хочу сразу развеять миф, который порождают медиа: якобы вы придете, например, ко мне в пятьдесят — и мы сразу родим вам двойню. Увы, но нет. Самое главное, что влияет на прогноз программы ЭКО, — возраст, а не количество клеток и стимуляций.

С чего начать

На самом деле больше времени может занять подготовка. Она не требует пребывания в клинике — просто человек должен сдать определенные анализы, прислать мне результаты по почте, я их оценю и распишу протокол: стимуляция, пункция и перенос. Он начинается на второй-третий день цикла и заканчивается на девятнадцатый. Это всего две с половиной недели, за которые пациент к нам приходит от силы раз пять. В это время вы живете своей жизнью: работая, встречаясь с друзьями, летая в командировки.

Ценность первого осмотра и беседы с пациентом огромна. Схема по обследованию и дальнейшему сотрудничеству формируется исходя из этого полуторачасового разговора и осмотра. Именно на этой встрече разрабатывается план победы над бесплодием. После консультации пара проходит все необходимые обследования — и начинается самое интересное.

Что нового появилось в программе ЭКО

EMC отличается от других клиник тем, что мы, репродуктологи, работаем в плотной связи с эмбриологами. К сожалению, это практикуется далеко не везде. Наши доктора участвуют в международных конференциях. Что везем оттуда? Не только знания, а еще технологии и инновации.

За последние десять лет появилось огромное количество манипуляций, которые совершенствуют программу ЭКО. Это и методы отбора сперматозоидов, например. Это культивация эмбрионов до пятого дня. И ассистированный хетчинг, когда делается надрез на блестящей оболочке эмбриона, чтобы помочь ему вылупиться. И технология time-laps, которая позволяет мониторить эмбрионы в инкубаторе с помощью оценки большого количества фотографий, полученных за пять дней их развития, и определять детали, которые могут быть пропущены при обычном методе.

 

Сегодня генетические исследования, проводимые в программе ЭКО, помогают получить дополнительную информацию о здоровье эмбриона. Например, PGS — метод, исследующий все хромосомы клеток эмбриона, результат которого можно получить уже через несколько дней после биопсии. Это увеличивает шанс на перенос здорового эмбриона, но, к сожалению, не увеличивает радикально вероятность беременности и деторождения.

Другая особенность — это тенденция к сепарации цикла ЭКО. То есть в одном цикле мы получаем ооциты, культивируем эмбрионы, замораживаем их, а уже в следующем цикле делаем перенос. Поэтому протокол ЭКО сегодня — это большое количество разнообразных подходов к пациентке на пути к беременности, и очень важно понимать, какие технологии необходимы для конкретной супружеской пары, а какие являются не нужными, а только удлиняющими и удорожающими этот путь. 

Немного о криоконсервации

В EMC есть возможность продлить репродуктивный возраст методом криоконсервации (читай: заморозки) ооцитов или эмбрионов. Главное, чтобы женщина не опоздала с просьбой и пришла к нам где-то до тридцати пяти лет. Тогда мы сможем заморозить достойное количество яйцеклеток. Ведь понятие «одна яйцеклетка — один ребенок» ошибочно. Чтобы у женщины был реальный шанс на беременность, надо заморозить хотя бы восемь-двенадцать яйцеклеток. В сорок лет где мы возьмем такое количество? Конечно, мало — лучше, чем ничего, но я не могу пообещать спасти от бездетности женщину, если смогу заморозить два-три ооцита.

Вступая на путь ЭКО, надо понимать, что этот метод имеет свой процент эффективности. И мой долг, как и моих коллег, — донести это до пациента. Однако неудача — далеко не конечная точка. Простой пример: даже если мы перенесем донорский эмбрион суррогатной маме, она так или иначе сможет забеременеть с вероятностью в пятьдесят процентов. Это некий путь, который надо пройти: возможно, хватит одного цикла, если нет — мы делаем выводы и идем дальше.

Возвращаясь к вопросу о главной мечте репродуктолога, я думаю, ее можно сформулировать следующим образом:  хочется укоротить путь пары от момента обращения к гинекологу с вопросом ненаступления беременности до выбора врачом метода преодоления этой проблемы. Не в ущерб качеству диагностики или для увеличения направлений на ЭКО, а с целью не терять время. Зачастую женщина ходит и пять, и десять, и пятнадцать лет по докторам, пытаясь забеременеть самостоятельно и до ужаса боясь слова «ЭКО». И все равно приходит к нам. Только уже к сорока годам. А в этом возрасте эффективность метода не так высока.

Фото и видео: Country Road, Givenchy

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ