Красота

Уже не стыдно: секс как главный парфюмерный тренд года

Алла Анацко съездила на парфюмерную выставку Pitti Fragranze и вернулась с рассказом о том, почему все вдруг стали делать ароматы про секс.
Reading time 1 minutes

«Похоже, вся выставка будет про секс», — шепчет коллега, возбужденная и взволнованная, как воздух над Тосканой. В Stazione Leopolda, где ежегодно проходит парфюмерная выставка Pitti Fragranze — уже пятнадцатая по счету, в этот раз темнее, чем обычно. В такой интимной атмосфере душистая «фактура» всего мероприятия кажется куда более сгущенной.

Определение sensual звучит от стенда к стенду все чаще: парфюмеры как будто сговорились и решили сообща восстать против снобов и критиков, утверждающих, что искать «самый сексуальный аромат» — не комильфо. Формально это действительно так: нет более раздражающего вопроса, чем про парфюм, якобы привлекающий противоположный (или кому как больше нравится) пол, или — того хуже — про мифические феромоны. Но вектор, в котором будет двигаться парфюмерия в этом и следующем году, слишком осязаем: созданные лучшими «носами» ароматы рассказывают об осознании себя и своей сексуальности, понимании своих желаний и потребностей, когда получение удовольствия — процесс, подвластный логике, но и не лишенный спонтанности.

Мы четко выучили правило: smart is the new sexy, но теперь sexy is the new smart. Это такое «возвращение к телу», но не то чтоб триумфальное. Скорее, рефлекторное.
Dusita, аромат Erawan

Прямое доказательство — засилье туберозы, цветка капризного, вынужденного нести на себе груз парфюмерных штампов, вроде «пьянящего» или «наркотического», за что далеко не всеми любимого. Логика тут самая прямая: говорим «тубероза», подразумеваем «чувственность», и наоборот. Туберозы в этом сезоне были буквально у всех — и классические и авангардные. Одна из лучших — у Naomi Goodsir, пятый аромат Nuit de Bakélite, реализованный парфюмером Изабель Дуайен, остроумно обыгрывает «зеленый» потенциал этого растения: композиция основана на запахе свежего стебля и бутонов туберозы с внезапно появляющимися тонами латекса, велосипедной шины и влажного белья; этакий аромат джетлага, сонливый и мучительно стойкий, когда липкое ощущение нереальности происходящего преследует по пятам.

Пропитанные эротическими коннотациями ароматы сегодня создают главные интеллектуалы нишевого сегмента — причем не столько парфюмеры, сколько талантливые арт-директора: уже упомянутая Наоми Гудсир, Марина Серсале с Себастьяном Альваресом Муреной (Eau D’Italie, ALTAIA), Оливер Вальверде (Oliver & Co), Антуан и Людмила Битар (IDEO). Хороший вкус не дает им уходить в очевидную будуарность: никакой розовощекой гурманики, никакого развратного уда, все на полутонах и проложено дополнительными смыслами. Искатели любовного зелья останутся разочарованными: новые ароматы пусть и находятся «близко к телу», но источают некий coolness. Они догнали и даже перегнали моду и актуальную визуальную культуру с ее отстраненностью и мягким эротизмом.

Note de Yuzu (Heeley x Maison Kitsuné)

Идеальная иллюстрация тренда на «умную чувственность» — коллаборация Heeley с модным брендом Maison Kitsuné. У них получился аромат Note de Yuzu со звонким, сернистым, чуть шипучим началом восточных цитрусов, водорослей и морской соли и ласковой мускусно-ветиверной базой. Традиционное японское купание с плодами юзу во время зимнего солнцестояния (Тодзи) пересказано тут современным языком: на рекламном постере Note de Yuzu — загорелые женские ягодицы со светлой полосой от трусов; сорочка только что скинута на пол — девушка придерживает ее рукой. На ее пальце кольцо с полудрагоценным камнем. Рука с таким же кольцом, предположительно — мужская, приоткрывает дверь в ванную комнату: виден только дверной косяк и пальцы.

На тему «мужского» и «женского» также высказалась через пару новинок парфюмер собственной марки Dusita Писсара Умавиджани. Парфюм Erawan Писсара презентовала как мужской, и тут совсем не хотелось спорить, что разделение ароматов по гендеру — старомодная условность. Крепкий, как свалянный стог сена, сухой, травянистый, с каким-то фантомным привкусом гречихи — и при этом мягкий, «поглаживающий» кожу аромат на 100 % релевантен 2017 году, где маскулинность стала намного более сложной.

В противовес этим несколько прохладным композициям были и альтернативы погорячее. Например, отличный новый замес Manaka японской марки натуральной парфюмерии Di Ser. Притом что пронзительно пахнуть в Японии не принято — ни хорошо, ни плохо, — у парфюмера Ясуюки Синохара получился рисковый аромат с нотами дерева агар. В нем различимы запахи общественной душевой, куда ради устранения душка закинули ветку эвкалипта. Еще один такой «грязноватый» парфюм в коллекцию — Under My Skin Франчески Бьянки, причем «грязненькое» у нее все, как и нашумевший, куда более прямолинейный Sex and the Sea, но таков ее парфюмерный почерк.

Упрощая, можно сказать, что если бы Кэрри Брэдшоу вдруг решила податься в парфюмеры, то получилась бы как раз такая Франческа Бьянки, отрабатывающая все те же клише, буквально сцены из женских романов в мягкой обложке, но без «нефритовых стержней» и прочих выкрутасов жанра.

Особняком в этом сумеречном душистом царстве стоит марка Grandiflora Саскии Хавекес. Два последних ее аромата — Queen of the Night, который Саския презентовала в прошлом году в саду семьи великого парфюмера Рудницки, и премьерный для Pitti Fragranze парфюм Boronia — сделаны Бертраном Дюшофуром, главным «женским носом» современности. К Дюшофуру можно относиться по-разному, но в союзе с Саскией у него получилась фантастическая «Королева ночи» (название отсылает к цветку, который распускается лишь раз в году), похожая на теплое облако сложноустроенной, какой-то прямо мутировавшей сирени; и сладкая, табачно-коньячная Boronia — смолистая, но не медлительная, а весьма зажигательная, вплоть до танцев на столе в благопристойном хипстерском баре.

Вряд ли Саския Хавекес думала об эротизме, приглашая Дюшофура придумывать духи, но он очень точно вернул фыркающих интеллектуалов в режим «эмоции — прежде всего». Все потому, что парфюмерия исторически и фактически существует в плотной связке с телом, смешиваясь с потом и раскрываясь на коже. 

Tags

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ