Яна Рудковская и Евгений Плющенко: «Нам не нравятся татуировки на женщинах»
Чтение

Яна Рудковская и Евгений Плющенко: «Нам не нравятся татуировки на женщинах»

Публикуем журнальный материал из апрельского L'Officiel Россия, героями обложки которого стали Евгений Плющенко и Яна Рудковская. Нам они рассказали о татуировках.
Reading time 56 seconds

 

 

Я знаю их не первый год. На моих глазах Рудковская превратилась во влиятельного продюсера: ее умению придумать эффектный ход, вскружить головы, правильно распорядиться знакомствами и вывести в топ любой проект можно только порадоваться. Плющенко же перешел в ранг легенд спорта: завоевал все возможные медали и звания, воплотил с помощью Яны в реальность самые смелые идеи ледовых шоу, открыл собственную школу фигурного катания. Меняя статус, они меняли и свои пристрастия. Помню: в первом нашем интервью Евгений рассказывал, как любит мужские украшения — браслеты, перстни. Скупал их со страстью коллекционера. Потом пришло время часов. За ними последовали мотоциклы, теперь — машины и обустройство приусадебного хозяйства под Петербургом. Яна же прошла путь от дизайнерских вещей и предметов интерьера до антиквариата.

На Яне: платье Valentino Couture

Единственное, что за эти годы не поменялось, — любовь фигуриста к иного рода фигурам — татуировкам. Этот факт не скроешь. Он, конечно, не на лице, как у рэпера Face, но все же очень заметен, если олимпийский чемпион надевает футболку или рубашку с коротким рукавом. Яна рассказывает: ее муж был первым из знаменитых спортсменов, решившим нарушить негласное правило, что у фигуристов не должно быть тату. В 2010-м он сделал первую с философской фразой «Дорогу осилит идущий» в терапевтических, как сказал бы психоаналитик, целях, а дальше пошло-поехало как по льду. «У меня не так много татуировок, всего пять, — рассказывает Евгений Плющенко, — и все они что-то да означают. Я часто бываю в Японии с выступлениями, и несколько наколок мне сделал известный токийский мастер, набивавший тату еще участникам группы Metalliсa. К сожалению, сейчас мы потеряли с ним связь, а ведь я хочу сделать еще несколько».

Платье Elie Saab Couture, маска Christian Dior Couture

Яна на такие «подвиги» своего мужа смотрит не то чтобы осуждающе, но, скажем так, с прохладцей. И для нас, конечно, было делом чести заставить ее вый­ти за рамки собственных представлений о прекрасном и превратиться для объектива знаменитейшего фотографа Эллены фон Унверт в посетительницу гламурного тату-салона. Благо марка Dior к своему кутюрному показу выпустила набор сюрреалистичных переводных татуировок — так что риск был минимальным.

Рудковская в нашу игру сыграла, но… осталась при своем мнении: «Мне не нравятся татуировки на женщинах, я в этом плане консервативна. Так что нет, на настоящую татуировку я никогда не решусь. В том числе потому, что мне кажется: лет в шестьдесят — дай бог, конечно, дожить до такого возраста — они будут смотреться комично. Хотя я смотрю на Мадонну, и человеку настолько это по барабану. Но таков стиль ее жизни».

На Яне: платье и браслеты, Jean Paul Gaultier Couture. На Евгении: рубашка, пиджак, брюки и туфли — все Dior Homme

«А если подросшие сыновья, — спрашиваю я, — скажут: "Мама, мы тут собрались…"?» «Уже идут такие разговоры! — не дослушивает вопрос Яна. — Они меня, конечно, не радуют, и я надеюсь как можно дольше влиять на детей, чтобы они ничего себе не набивали». Ох уж эти трепетные матери!

Платье, Ulyana Sergeenko Couture; босоножки, Giambattista Valli

Должны констатировать, что бой за отсутствие рисунков на юношеских телах будет одним из немногих, который Яна неизбежно проиграет, потому что Евгений не раздумывая ответил: «Если сыновья придут ко мне и скажут, что хотят тату, я не буду препятствовать: "Пожалуйста, делайте!" У моего отца есть татуировки, я смотрю на него, мне и сейчас нравится. Так что все эти разговоры "старый будешь…" — ни к чему. На мужиках это выглядит нормально. А вот на женщинах я тоже не очень люблю. Но главное, чтобы надписи были со смыслом, а не просто понравившиеся картинки, а то, знаете ли, бывают воровские миры, тюремные темы… Поэтому важно подходить к выбору с умом».

Платье Giambattista Valli Couture

«Вспоминается такая история: как-то раз мы были с ней в Японии, я решил набить тату и вызвал мастера в гостиницу — специально снял еще один номер. И вот наступает назначенный час, я говорю Яне, что иду в магазин за водой, орешками, фруктами, а сам сворачиваю буквально в соседнюю дверь. Дело было вечером, вернулся я через два с половиной часа, Яна уже к тому моменту ложилась спать и ничего не заметила. Утром спросила: "А что это?" Я ей в шутку ответил: "Да это временная, решил попробовать". Через несколько дней она присматривается и говорит: "А почему она не смывается?" Пришлось сознаться, что это навсегда. И она смирилась. Наверное, потому что в следующий раз я набил имя "Яна" на японском».

На Евгении: майка, брюки и туфли — все Dior Homme

В конце концов, у каждого свои слабости. Перед фотосессией Рудковская гуляла по Парижу и купила диоровское красное пальто. Куда? Зачем? И цвет не ее, и повода не было, а вот купила же. Как говорится, в терапевтических целях.

Фото: Эллен фон Унверт
Стиль: Елена Бессонова
Текст: Максим Андриянов
Макияж: Dior

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ