Чтение

Рената Литвинова: «Я больше не могу пить шампанское» (часть 2)

Ксения Собчак
11.08.2017
Автор пьесы, режиссер и актриса — Рената Литвинова едина в трех лицах в своем новом спектакле «Северный ветер» в МХТ имени А. П. Чехова. L’Officiel Russia расспросил Ренату о трудностях работы над постановкой, дружбе, любви, семье и планах на будущее (как всегда — амбициозных).

Первую часть интервью читайте по ссылке.

Часть 5. Об успехе

Все вас хвалят, все пишут о ваших успехах. Но вы сама как-то говорили, что в падении тоже есть свой позитив.
Абсолютно так. Это все вылилось в мою пьесу. Впала я в депрессию, в жесточайшую. Такой настал жизненный период. Момент беспросветности, тупика, конца. Каких-то адских разочарований. Черная полоса. Я села и написала пьесу. И этот минус превратился в плюс. И все вырулилось.

Как вы воспринимаете критику себя?
Умная критика — одно. А оскорбления неконструктивны, и они меня никак не сбивают.

Оскорбляют в связи с чем?
Не приемлют. За то, что я есть я. Многие негативно воспринимают меня как таковую.

При этом вас почему-то страшно любят все мои знакомые представители секс-меньшинств. Геи обожают.
Мне это лестно, среди них есть выдающиеся снобы. Я люблю снобов. Они выбирают лучшее.


А вы сноб?
Если говорить о человеческих отношениях, то нет.

Часть 6. О стиле

Ваня Дыховичный и Валера Тодоровский говорили мне, что у вас не всегда была такая манера разговора. Что она у вас появилась на каком-то курсе ВГИКа. Вначале вы обычным образом общались, разговаривали. А потом, в какой-то момент, вы вдохновились: была якобы некая девушка, которая ярко красила губы, делала прическу и вот так странно разговаривала. И она уехала и не вернулась.


У меня была подруга Ажар. Очень талантливая как прозаик. Легкое перо у нее было. Мы с ней учились на сценарном факультете. Была она восточной красавицей, и была у нее драматическая любовная история. Она несколько раз даже возвращалась в Москву, потом ее след затерялся в Казахстане. Я также слышала разговоры, что еще меня один цирковой режиссер научил манере существования. Не только Ажар. Но я не буду от нее отказываться — она была удивительной подругой, надеюсь, и я повлияла на нее.
 

Но эта манера не была с вами с рождения? Вы ее нашли тогда, во ВГИКе? Понятно, что, как любой художник, вы вдохновляетесь одним, вторым, третьим…
Не знаю. Не могу сказать. Когда дружишь с человеком, невольно что-то перенимаешь.

Но раньше, до института, вы говорили по-другому?
Нет, конечно! Я же не могу себя зафиксировать «до» и сейчас…

Может быть, какое-то домашнее видео?
Какое домашнее видео? Вы знаете, в каком году я родилась? В шестьдесят седьмом. Тогда не было домашних видео. Во всяком случае в моей небогатой семье.

Рената, даже когда одна дома, такая же, как сейчас?
Такая же. А что, я как-то особенно общаюсь? Вот сейчас переключусь и буду как-то по-другому говорить? Это же так затратно…

Ну, это часть манеры, которая стала вашей и вам очень идет.
Нет. Это очень тяжело. Представляете, все время соответствовать какой-то странной манере. Я ВГИК закончила в двадцать два года. А сейчас мне пятьдесят. Как можно так долго держать струну? Это как притворяться хромой. Все равно побежишь где-то, не спотыкаясь.

Ну в последнее время в вашем стиле произошли радикальные изменения. Столько лет вы с волной, с красными губами…
А почему? Я и сейчас хожу с волной очень активно. И крашусь.

Все-таки заметен некий перелом.
Наверное, это связано с тем, что я долго искала свою униформу. В этой одежде я себя чувствую такой, какой хочу себя чувствовать. Уверенной. Демна Гвасалия и Георгий (Гоша Рубчинский. — L'Officiel) совершили в мире моды своего рода революцию: ты открываешь свой шкаф и понимаешь, все, что было до них, стало вдруг немодным. Ты просто не можешь это надеть. Сейчас мне их одежда идеально подходит. Потому что я стала на размер огромнее, господи Иисусе. Я не пытаюсь быть худой во что бы то ни стало.

Почему, кстати? Для вас всегда это было так важно.
Есть что-то поважнее.

 

Вас всегда любили дизайнеры, вас любили журналы, но вы никогда так глубоко не входили в мир моды. А потом стали появляться на показах, для вас это стало важной частью жизни. С чего вдруг?
Просто это товарищи. Георгий, с которым мы сейчас сделали спектакль «Северный ветер», и Демна, с которым еще сделаем кино, например.


Раньше у вас не было таких товарищей. Товарищи ваши были из другого мира.
Неправда, я всегда дружила с художниками — Владиком Монро, Георгием Гурьяновым. Я подружилась с Георгием и Демной, но это совершенно не фэшн-друзья. Они меня завораживают как люди. Именно как люди. Я многому научилась и у того, и у другого. И тому, как они работают и как себя позиционируют.

То есть Демна и Георгий сейчас для вас — два главных друга?
Да. Не буду врать, друзей у меня немного. Их не может быть много. Земфира — мой друг и соратник. Надя Балабанова-Васильева — художница по костюмам, кстати, Софья Эрнст — актриса моих последних проектов — это мои друзья, но нас всегда связывают творческие мотивы. Мы дружим всегда, имея еще и огромную причину — сделать кино, проект, книгу, спектакль!

Что нужно, чтобы вы с человеком подружились? По какому принципу вы разделяете на свой-чужой?
Повторюсь, что нас должно объединять какое-то дело. Я не могу просто так дружить. Какие-то пьянки-дранки. Жалко времени.

Но пьянки все равно есть в вашей жизни?
Лучше они будут с соратниками. По праздникам. После концертов, съемок, спектаклей!

Общеизвестно, что вы действительно вечером любите выпить шампанского, можно вас встретить в каких-то местах…
Сейчас шампанское я не могу больше пить. Я, наверное, выпила свою дозу.

То есть сейчас вы не пьете?
Пью. Теперь красное вино. Мой круг алкоголя сужается с каждым годом. Сначала я перестала пить крепкие напитки. Теперь — шампанское. Недавно перечитала книгу мемуаров Бунюэля. Там есть целая глава про вдохновляющие напитки, например, больше всего он ценил «драй мартини» с оливкой, которую пронзили лучи утреннего солнца. Я в Париже попробовала — пока не прониклась. Ищу заменители.

Меня поразило, как когда-то в Алма-Ате, после того как у вас был какой-то праздник, мы все выпили и я еле встала с утра, а вы в девять утра уже ждали с чемоданчиком, элегантная.
Мне надо было в Москву. Я завела будильник.
 

1500310272139026-a.jpg
Часть 7. О планах на будущее

Многие звезды определенного возраста, например Брижит Бардо, Шэрон Стоун, считают, что нужно стариться такой, какая ты есть. Ваше отношение к этому?
Ох, я так боюсь этой пластической операции, честно сказать.

То есть вы не делали ничего пока?
Честное слово — у меня нет подтяжки. Это же совершенно непредсказуемо. А вдруг вас натянут не в ту сторону или не прирастет?

Какая ваша главная профессиональная мечта на будущее?
Кино, кино, я хочу кино делать. Хочу сделать кино во Франции.

Уже есть какая-то идея?
Да, да.

Как будет называться?
Не знаю. Еще без названия, без ничего, но будет. Я же всегда все довожу до конца. У меня есть такая патология: если я начала, то даже буду умирать — отложу на время свою смерть и доделаю.

1500050229843792-kkk.jpeg

Выражаем благодарность за помощь в подготовке материала Татьяне Стрекаловской и магазину SV MOSCOW 

Текст: Ксения Собчак

Фото: Николай Бирюков

Стиль: Маргарита Зубатова

Ассистент фотографа: Иван Голованов

Макияж и прически: SAVVA@SAVVA.PRO

Ассистенты стилиста: Лиза Кологреева, Яна Панкратова, Ксения Леванова

Продюсер: Сергей Буниятов

Ассистент продюсера: Ксения Лобанова

Поделиться

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ