Мнение: почему молодежь ностальгирует о временах, которых не застала
Чтение

Мнение: почему молодежь ностальгирует о временах, которых не застала

Директор раздела «Культура» Ирина Щербакова так молода, что восьмидесятые и девяностые не может помнить, что называется, «по определению». Однако мода, кинематограф и шоу-бизнес постоянно окунают ее в прошлое. Подлинного уважения к былым дням в этом тренде совсем мало, но он отлично свидетельствует о том, в каком непростом мире, на самом деле, живут покупатели-миллениалы с их фальшивым оптимизмом.
Reading time 49 seconds

 

 

Шок: Нью-Йоркскую неделю моды атаковал король ужасов Стивен Кинг. Ладно, ладно, мы пошутили: Кинг — не «король ужасов» (так его называют только те, кто не читал), а прекрасный писатель. На нем выросли почти все приличные люди, чье детство пришлось на восьмидесятые и (если в России) девяностые. И тот факт, что модная индустрия в сезон показов «весна-лето 2018» вдруг взяла и увлеклась Кингом, а девочки из кубриковской экранизации его «Сияния» были вышиты на сумках Marco de Vincenzo, да и на показ Undercover выпустили моделей, переодетых этими же самыми девочками, уже не особенно шокирует. А вот что удивляет — так это то, насколько за последние сезоны ожидаемым, привычным ходом стала «ностальгическая» поп-культурная отсылка.

Вышивки с кинговскими героями? Пожалуйста. Декорации первого «Стар Трека», того самого, 1966 года, среди которых вместо капитана Кирка и коммандера Спока разгуливают фэшн-инопланетяне в лукбуке Gucci? Нет проблем. Худи с «Титаником» двухгодичной давности? Можно. Плащ, точь-в-точь как у Патрика Бейтмана из «Американского психопата» на показе Calvin Klein? Ну окей, это даже красиво — в конце концов, общепринятое мнение гласит, что Раф Симонс некрасиво сделать не может. Но «кроксы» от Balenciaga на платформе и майки Louis Vuitton с логотипом сериала Stranger Things, который, хоть и вышел в прошлом году, весь вдохновлен киноклассикой все тех же восьмидесятых и тем же Кингом? Уже несколько сомнительно.

Чтобы во всех подробностях объяснить, как мы дошли до жизни такой, одной моей колонки, даже отменно длинной, длинной, длинной, не хватит. Достаточно понимать вот что: мода сейчас — часть массовой культуры, и то, как она меняется, мало чем отличается от того, как текут и меняются кино, сериалы и музыка. Мы живем в культуре «возвращения»: третий сезон давно закрытого «Твин Пикс», сиквел «Бегущего по лезвию», где символом славных былых времен оказывается благоразумно втащенный в кадр Харрисон Форд. Даже недавнее каннское «Роковое искушение» Софии Копполы — ремейк фильма Дона Сигела, где вместо Колина Фаррелла пленного офицера играл Клинт Иствуд. В отдельных случаях (например, с Копполой и новым Линчем) это совершенно нормально и даже интересно. Мода ведь — далеко не единственная индустрия, которая ударилась в поп-культурную ностальгию. Да и ностальгируют дизайнеры далеко не первый год — в восьмидесятых цитировали сороковые, в девяностых — семидесятые.

В том, что в наши дни ностальгия достигла такого масштаба, винить кого-то отдельного не стоит: тут и целые маркетинговые и коммерческие отделы брендов, прессующие дизайнеров, и дизайнеры, стремящиеся «продавать» и «нравиться», и покупатель-миллениал — именно для него накрывали «поляну». Хоть внешне у миллениала все спокойно и благополучно, он живет в донельзя стрессовое и нестабильное время. Найти работу с высшим образованием все сложнее, само оно все дороже и бесполезнее, медиа бомбардируют несчастные миллениальские мозги советами успешных людей и материалами с заголовками вроде «Десять причин, почему вы неудачник», Дональд Трамп — президент США, а проблем с психикой и самооценкой из-за отсутствия хоть какого-то чувства стабильности и присутствия огромной конкуренции все больше. У тех, кому сейчас уже не пятнадцать, но еще нет двадцати, диагностируют тревожное расстройство — и гораздо чаще, чем у их родителей, когда они были в том же возрасте. В условиях постоянного мандража, необходимости сравнивать себя с другими, пахать на неоплачиваемых стажировках и каждый день разглядывать приукрашенную жизнь друзей в ленте инстаграма невольно захочешь где-нибудь спрятаться. И миллениал прячется в ностальгии: идеализировать девяностые или восьмидесятые совсем несложно, и уже не слишком важно, что думают те, кто этот период застал в сознательном возрасте. Не важно, как все на самом деле было в воображаемый миллениалом отрезок времени: главное, что по-другому. И кино тогда было круче, и люди одевались интереснее, и вообще проще все было.

Модную индустрию сложно именно обвинить в том, что она хочет нравиться молодым людям, — это вполне естественное желание. С другой стороны, в фэшн-ностальгии искренности немного: согласитесь, есть нечто лицемерное в футболках с детьми-героями Stranger Things, которые известный люксовый бренд очевидно будет продавать по цене в несколько сотен евро за штуку. Как и в прошлогодних худи Vetements с надписью «Земфира» — те стоили 62 000 рублей. И если что: как нетрудно догадаться, те, кто действительно скучает по старой Земфире (или действительно любит Stranger Things), обычно маст-хэвы сезона позволить не могут — и вещи с поп-культурными отсылками покупают именно те, для кого эти самые отсылки ничего не значат. Они следуют очень простой логике — «а что, модно же».

 

 

Иллюстрации: Sasha Marshani

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ