Чтение

«Они предвосхитили инстаграм», — режиссер Олссон о героях «Серых садов»

Интервью с режиссером Йораном Хьюго Олссоном, который выпустил новый документальный фильм о героях культовой картины Майзелсов.
Reading time 2 minutes

«Серые сады» (1975), знаменитый фильм Альберта и Дэвида Майзелсов о затворницах Бил, тете и кузине Жаклин Кеннеди, вышли четыре десятилетия назад. И вот теперь шведский документалист Йоран Хьюго Олссон снял документальный фильм «Тем летом», в котором он предлагает вернуться в легендарное имение «Серые сады». В фильм вошли редкие кадры, снятые в том же месте летом 1972 года. Пленки долгое время считали потерянными, а теперь нашлись, и Олссон отреставрировал их.

Получился мастерский семейный портрет, сделанный с любовью к ушедшей эпохе и неординарным личностям, которые определили ее в своем творчестве и радикальном гуманизме. Среди них — Энди Уорхол, Эдит и Эди Бил, Питер Берд и Ли Радзивилл, племянница Большой Эди и кузина Маленькой Эди.

Как и следовало ожидать, неподражаемые Большая и Маленькая Эди со своим стилем и чувством юмора и здесь оказались в центре внимания.

«Что ты ищешь, Эди?» — обеспокоенная Эдит спрашивает свою эксцентричную дочь в одной сцене. «То же, что и всегда, — говорит Маленькая Эди театральным  голосом. — Либо мои штаны, либо косметичку!» Это и забавно, и показательно для атмосферы трагедии, в которой живут непонятые Билы.

«Это очень важный фильм для нас. Мы стремились восстановить социальную справедливость, но также отдать дань Нью-Йорку тех лет», — замечает Олссон.

Режиссер рассказал l'Officiel о том, как происходил процесс создания фильма, какие вещи он почерпнул из дневников Энди Уорхола, и о феминистском посыле картины.

Это лето

— Как вы попали в этот проект?

 В середине 1970-х, когда мне было тринадцать или четырнадцать лет, я очень увлекался политикой и активно поддерживал движение против апартеида ANC. Тогда же я был очень увлечен арт-средой Нью-Йорка: творчеством Энди Уорхола, диско и хип-хопом. Я ездил на велосипеде с собрания ANC в библиотеку в своем родном городе, чтобы почитать свежий номер журнала Interview и узнать, что происходит в Нью-Йорке.

Мой продюсер в Нью-Йорке, Джослин Барнс, знала, что я действительно любил ту эпоху, и мы много говорили о том времени. Когда она увидела пленки, она сразу поняла, что мне будет интересно посмотреть на это и, возможно, поработать с ними. Пленки нам достались от художника Питера Берда. Когда мы увидели кадры, мы были потрясены.

— Что потрясло вас больше всего?

—  Два момента: один — с Маленькой Эди и Ли Радзивилл, где [съемочная группа] пытается успокоить Маленькую Эди, а Ли держит сестру за руки. И другой, очень интимный момент, когда из сцены видно, как они заботятся друг о друге, — это было так приятно увидеть, потому что это было не для СМИ или сторонних глаз. Они были действительно любящими и заботливыми. Отношения Ли и Питера с Билями всегда меня поражали.

— Как вы думаете, почему мы все так очарованы этой историей?

— Она отражает дух времени. Я считаю, что самым большим вызовом для нас было не выяснить, сможем ли мы сделать фильм, а сделать фильм с уважительным отношением к людям на экране и к тем, кто снимал эти кадры, и при этом понятным для аудитории. Мы старались очень бережно обойтись с источниками, а не пытаться намешать туда чего-то, чего там не было.

— Что означает ностальгия по той эпохе для вас лично?

Я знаю, что мы романтизируем ту эпоху, и я знаю о проблемах с наркотиками и об экономической ситуации, в которой находился город, но все же Нью-Йорк в 1970-е годы был своеобразным плавильным котлом. Это было то время, когда люди из разных слоев общества могли на равных общаться друг с другом. Я думаю, для меня главное достоинство того общества — толерантность. Мы смотрим на таких людей, как Питер Берд, Билы и Энди Уорхол, и считаем их очень эксцентричными, но они были очень простыми в общении и очень терпимыми к другим. Я думаю, это была [эпоха] терпимости и принятия.

— Что вы делали, чтобы сохранить оригинальную задумку, с которой проводились съемки? Не получили ли кадры после монтажа новый смысл?

Я сделал все, что мог, чтобы сохранить то, что, как я полагал, было [оригинальным] намерением. Это были не только кадры из дома Билов, но и личные дневники Энди Уорхола. Для меня это был приоритет номер один — отнестись с уважением к авторам и не редактировать слишком быстро, сохранить сцены в оригинальной хронологии вместо того, чтобы делать флешбэки. Я сделал несколько фильмов из материалов, снятых другими, поэтому хотелось бы надеяться, что я достаточно чутко отношусь к такого рода работе.

Например, есть одна сцена, где Энди Уорхол и Питер Берд делают фотосессию, и я не знал, как использовать кадры, не урезая их. Мы нашли способ использовать голос за кадром и музыку. Я подошел к этому очень осторожно, так как читал в дневнике Энди, что он любит делать фотосессии под пение оперной звезды Марии Каллас, поэтому мы проделали большую работу, чтобы найти эти записи. Мы многое сделали, чтобы не только воздать должное создателям фильма, но и вообще отразить время. Все, что мы показываем в фильме, аутентично, насколько это возможно.

— Кадры, которые вы увидели, изменили ваше отношение к фильму Майзелсов? 

 Мне нечего сказать о нем, потому что это шедевр. Я пересматривал его, прежде чем начать делать свой фильм, но с тех пор я отсмотрел тысячи часов материала и у меня глаз замылился. Однако я очень благодарен за то, о чем мы говорили раньше, — за то, что там есть Ли и это фильм о семье. Я не говорю о том, что «Серые сады» в каком-то смысле эксплуатируют ситуацию, в которой оказались Билы, хотя в нашем фильме этого меньше. Но это фильмы из разных времен, поэтому их нельзя сравнивать, даже если материал относится к одной эпохе.

Они показывают ситуацию с разных точек зрения, поэтому я не смогу их сравнить, хотя, конечно, люди имеют на это право и будут сравнивать. Интересно то, что, по-моему, во многих отношениях Энди Уорхол, Ли Радзивилл и особенно Питер Берд предвосхитили то, что сегодня происходит в инстаграме, когда люди делятся подробностями личной жизни, чтобы создать выдуманный образ и в некотором смысле эксплуатировать себя. Они хотят быть эксцентричными и экстравагантными, и они хотят быть постоянно онлайн, фотографироваться на пляже, везде, и вы видите это в фильме.

— Как вы думаете, что этот фильм может добавить к наследию Питера, Энди, Ли, матери и дочери Бил?

— Это может показаться вам очень странным, но я думаю, что Бил ведут себя так, как, по мнению общества, ведут себя женщины. Каковы пределы того, насколько эксцентрично вы можете вести себя в обществе, если вы женщина? Бил, очевидно, защищал их высокий статус, но потом ообщество подвело черту. Оно очень сильно ударило по ним. И это очевидно, когда вы видите такую фантастическую персону, как Ли: она самый фантастический человек, о котором когда-либо писали СМИ, — с ее влиянием, красивым бойфрендом, Труменом Капоте, эксцентричными родственниками, ее адвокатом и детьми. В то же время это было так элегантно и красиво.

Вы видите, что это потрясающий подход к жизни, хотя он и кажется невозможным, да? В свое время они действительно были безумцами.

Посмотреть «Серые сады» на большом экране можно будет в Москве 7, 9, 10 июня, «Тем летом» — 1, 8 и 10 июня в рамках фестиваля Beat Film Festival. Билеты можно приобрести здесь.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ