Чтение

Секс-эксперт Татьяна Никонова: «В России 1/3 женщин не предохраняются»

Поговорили с секс-экспертом, блогером и журналистом Татьяной Никоновой о ее новой (и первой) книге «Наука секса для подростков». И узнали много нового.
Reading time 53 seconds

Просветительской деятельностью Татьяна Никонова занимается не первый год: она ведет отличный блог о сексе Sam Jones Diary (где помимо прочего отвечает на вопросы читателей и тестирует секс-игрушки), читает лекции, активно пишет для прогрессивных изданий и вообще ратует за то, чтобы люди научились выстраивать самые доверительные отношения с телом — своим и партнера. Но все это время для Никоновой повышение всеобщей сознательности было факультативом. Все изменилось этой весной, когда Татьяна решила оставить основную работу и заняться секс-учебником для подростков — таким, который говорил бы с аудиторией на одном языке и включал бы в себя ответы на неизбежно возникающие вопросы. Идею взять сексуальное образование российских детей в свои руки Никонова обнародовала два дня назад, и за это время ее кампания по сбору средств на выпуск «Науки секса для подростков» собрала 940 тысяч рублей.

Почему мы пишем об этом? Потому что даже глянцевые журналы, где теме красоты и здоровья отведено достаточное количество страниц (и места на серверах), старательно обходят стороной проблему половой грамотности. В нашем случае — безграмотности: Россия стабильно держится в верхних строчках самых страшных рейтингов вроде лидеров по количеству ВИЧ-инфицированных, по количеству абортов, подростковых беременностей и т. д. Никонова решила сделать очень большое дело и предупредить тех, кто еще даже не начал заниматься сексом, о том, что их ждет. Как не заразиться СПИДом? Почему важно уметь говорить «нет»? Зачем использовать барьерные и гормональные виды контрацепции (и почему прерванный половой акт контрацепцией не является)? Уверены, что даже взрослые узнают много нового из учебника Никоновой. Мы вот точно узнали, просто поговорив с автором о будущей книге, — вам тоже будет интересно.

Самый очевидный вопрос: в каком возрасте нужно говорить с ребенком о сексе? И как соблюсти грань между «папа и мама полюбили друг друга, а потом нашли тебя в капусте» и излишней физиологичностью?

ВОЗ считает, что к четырем годам ребенок должен знать, как правильно называются разные части тела, и это можно назвать началом полового воспитания: дети начинают интересоваться, откуда они взялись, лет в пять, и им достаточно самых общих (но правдивых) слов, а постепенно с возрастом детализировать объяснения. Вообще, если посмотреть на хорошо работающие программы секспросвета для школьников, можно увидеть, что часть программы из года в год говорит об одном и том же, но усложняя и углубляя тему согласно возрасту и способности понять какие-то сложные концепции. К примеру, маленьких детей надо обучать говорить «Мне не нравится, я не хочу», а 13-летним уже стоит понимать, что существует насилие, которое надо уметь распознавать, даже если оно происходит не с тобой, и обращаться за помощью к тем, кто поможет справиться с ситуацией. Или взять физиологию — при спокойном подходе она не отталкивающая, а увлекательная. Что может быть интереснее сложных процессов, которые происходят в наших собственных телах? Дети обожают энциклопедии с картинками, где рассказывается о теле и внутренностях. Другое дело, что совсем маленьким детям рассказы о способах производства сперматозоидов, например, просто скучны и непонятны. Поэтому сначала общие слова, а потом детализация. И конечно, очень важно отвечать на вопросы, а не замалчивать. Чем откровеннее разговор, тем выше шансы, что ребенок и потом придет со своими проблемами и возникшими вопросами именно к родителям.

«Чем откровеннее разговор, тем выше шансы, что ребенок и потом придет со своими проблемами и возникшими вопросами именно к родителям».

Когда ты работала над книгой, опрашивала ли ты других людей? Если да, то какова средняя температура по больнице (знают ли люди о разнице между ВИЧ и СПИДом и способах передачи, например)? Какие моменты удивили тебя больше всего?

У меня довольно продвинутая прослойка, поэтому я на их знания не ориентировалась. Гораздо интереснее статистические данные. К примеру, согласно исследованию ООН на 2015 год, в России треть женщин вообще никак не предохраняются, даже неэффективными народными средствами. Презервативами пользуется только 25 % пар, а гормональную контрацепцию использует 13 % женщин (во Франции — 40 %). Аналогичные цифры по ППА (прерванный половой акт. — Прим. ред.) — 12%. Популярнее, чем в России, ППА только в Иране, Мозамбике, на Балканах и в Арабских Эмиратах. А с ВИЧ проблема не только в отсутствии знаний о нем, но и в отсутствии культуры регулярного тестирования. В России гетеросексуальный путь передачи вируса — это уже почти половина случаев инфицирования. Женщины часто заражаются от мужей и очень часто узнают о своем положительном ВИЧ-статусе во время беременности, когда сдают все анализы. Сейчас жизнь с ВИЧ не приговор и можно даже рожать здоровых детей, но если не знаешь свой статус, то не можешь и контролировать свою жизнь. А удивительнее всего — это уверенность, что целомудрие и верность спасают от всего. В сексе участвуют двое, и за второго человека никогда на 100 % поручиться нельзя.

«В России треть женщин вообще никак не предохраняются, даже неэффективными народными средствами. Презервативами пользуется только 25 % пар, а гормональную контрацепцию использует 13 % женщин (во Франции — 40 %)».
Тебе в блог часто присылают вопросы — как ты думаешь, почему многим людям совершенно разных возрастов психологически легче обсудить это с тобой, незнакомым человеком, чем с партнером?

Люди задают вопросы не только потому, что хотят поговорить, но еще и потому, что нуждаются в информации, которую неоткуда взять: достоверные данные есть, но их надо как-то отфильтровать в море неадекватных утверждений, и это, конечно, трудно. Поэтому, если видишь, что какой-то автор придерживается понятной, логичной и непротиворечивой позиции, с вопросами идешь к нему. Я очень надеюсь, что появится больше людей, разумно и подкованно пишущих о сексе.

Причем с самым разным бэкграундом — разного пола, гендера, возраста, сексуальной ориентации, физических и ментальных особенностей, национальности и, может, даже разных религиозных традиций. Люди все очень разные, и им нужно слышать кого-то, кто понимает их проблемы, поскольку и сам с ними сталкивался. Очень надеюсь, что моя работа как блогера и журналиста поможет возникновению такого движения. Одна из моих задач как раз — начать разработку обыденного, не медикализованного и эмоционально не слишком нагруженного языка для обсуждения вопросов секса и сексуальности.

«Удивительнее всего уверенность в том, что целомудрие и верность спасают от всего. В сексе участвуют двое, и за второго человека никогда на 100 % поручиться нельзя».

Если мы все верно поняли, ты затронешь в книге несколько острых для России вопросов — прерывания беременности, например. Не страшно? Есть ли какой-то фидбэк от органов власти, вступала ли ты с ними в диалог?

Книги еще нет, поэтому нечего особенно обсуждать, но в любом случае я действую исключительно в рамках действующего законодательства и книга будет промаркирована как «16+». Конечно, родителям никто не запрещает выдать книгу своим 13-летним детям, потому что она будет содержать информацию, которую стоит освоить еще до начала сексуальной жизни. К тому же сексуальное просвещение помогает откладывать начало сексуальной жизни, и для некоторых родителей это может послужить аргументом в пользу распространения учебника. О беременности, абортах и о том, что делать, если ребенка все-таки решено оставить, говорить, конечно, нужно. Подростки должны понимать, какие у секса бывают очевидные и естественные последствия (включая алименты от несовершеннолетнего отца, что уже менее очевидно, и знают об этом не все), и уметь предохраняться. Контрацепция значительно безвреднее для здоровья и психологического благополучия, чем подростковая беременность с любым исходом, а в России даже взрослые очень слабо себе представляют, как правильно предохраняться, и уровень абортов у нас один из самых высоких среди развитых стран. Для снижения количества абортов надо информировать и о том, как они производятся, и о методах использования противозачаточных средств.

Как думаешь, у кого в большей степени есть запрос на твою книгу — у родителей или у самих детей?

Подростки часто думают, что они и так все знают, поэтому, конечно, части из них будет в принципе неинтересно, что там пишет какая-то взрослая тетя. Но мы с иллюстратором Никой Водвуд планируем много картинок — надеюсь, хотя бы их просмотрят и что-то поймут. Еще я собираюсь в каждую главу внести список вопросов для обсуждения — с родителями или друзьями, неважно. Правильных ответов на многие жизненные вопросы нет, их придется искать самостоятельно, но сам факт обсуждения помогает определиться с собственной позицией или задуматься о ее слабых местах. Также книга будет содержать два предисловия: одно для родителей (с объяснением, как использовать учебник для дискуссий с детьми), второе для подростков (с объяснением навигации по главам, потому что не всем детям, привыкшим потреблять информацию из соцсетей, это может быть понятно). Я очень надеюсь, что информация окажется полезной и для родителей, и для детей, и особенно хотела бы, чтобы она помогала улучшать коммуникацию между разными поколениями. Вопросы секса и отношений порой одни из важнейших в жизни, и очень грустно, если нет возможности открыто говорить о них с близкими. Так что для родителей это может оказаться основным аргументом для самостоятельного прочтения, причем они и сами могут узнать много для себя нового.

Поддержать кампанию по сбору средств на издание книги можно по ссылке.

Наука секса для подростков

Иллюстрации: Ника Водвуд

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ