Чтение

Деньги-дребеденьги: как модная индустрия научилась жить в режиме экономии

О том, что все истории о шикарной жизни в глянцевой индустрии давно стоит делить на два, а то и сразу на три, вы уже знаете. Нет там больше ни скандальных зарплат, ни гор спонсорских подарков. Впрочем, и модная индустрия затягивает пояса. Времена требуют экономии. Об этом — ниже.

Современная фэшн-индустрия визионеров подменяет на функционеров. Эпоха звезд ушла. Звезды стоят дорого. «Косты», как говорят финансисты, режутся, редакции объединяются, штаты сокращаются, а на топовые позиции нынче берут скромных «рабочих лошадей».
Чаще эту претензию вменяют современному глянцу. Рассказы про жирные годы модной прессы оставим, пожалуй, в стороне — за последние двадцать лет подарки редактрисам и гостиничные номера, в которых они останавливаются на Парижской и Миланской неделях, стали в разы скромнее, это факт. Тут можно бы было процитировать мемуары экс-главредов разнокалиберных Vogue (благо таких книжек за прошлый год было издано сразу две, авторства Джоан Джульет-Бак и Алены Долецкой, и обе гранд-дамы решили вспомнить все в красках и без купюр) — но мы не будем. Поговорим лучше об актуальной кадровой политике: вместо легендарного и весьма, весьма дорогостоящего бонвивана Грейдона Картера журнал Vanity Fair теперь, например, возглавляет скромная девушка. Бывший редактор New York Times. О том, сколько платил Картеру в девяностые руководитель Condé Nast Джонатан Ньюхаус, ходили легенды — цифры даже есть в книжке «Как потерять друзей и заставить всех себя ненавидеть», по мотивам которой позже сняли одноименный фильм. Новый же главред главного звездного глянца Америки на первую встречу с командой пришла даже одетая весьма демократично. Скромненько. В колготках с умилительными лисичками — что тут же звонкой сплетней разнеслось по городу Нью-Йорку. Всем, кто еще не догадался, сразу стало понятно: печатные журналы переживают не лучшие времена, раз в одном из самых важных творится такое.

Но «косты» режутся везде — не только в глянце. Крупных модных домов дело тоже касается — возможно, в большей степени. И тут у нас, по крайней мере, есть более свежие цифры, которыми можно оперировать. Скандал наибольшего масштаба вызвала недавно зарплата бывшего креативного директора и CEO Burberry Кристофера Бейли. Дошло до того, что сотрудники Burberry объявили протест: ну нельзя же настолько внаглую-то.

Сначала зарплата Бейли поднялась с миллиона девятисот тысяч фунтов стерлингов в год до трех с половиной. Потом выяснилось, что при этом он еще и получал десять с половиной миллионов в акциях. Заслуги Бейли перед брендом очевидны: именно он реанимировал Burberry, чья репутация в девяностых и первой половине нулевых сильно пострадала из-за нездоровой любви английского рабочего класса к поддельной фирменной клеточке. Тем не менее Кристофер компанию покинул.
Еще одна показательная история связана с Эди Слиманом. Ему боссы Saint Laurent гонорары повышать отказались (хоть за год до этого модная пресса в профайлах и называла Эди ни много ни мало царем Мидасом, и заслуженно, поскольку продавались его коллекции великолепно). Обиженный Слиман со скандалом ушел из модного дома. Модный дом же, в свою очередь, даже почистил инстаграм — и так радикально, как ни одна insta-girl не сделает даже после самого мучительного расставания. Удалены были все фотографии, хоть как-либо документировавшие славную эру Слимана у руля бренда. И пусть история эта и закончилась полной и безоговорочной победой Слимана — через два месяца он начал судиться с люкс-конгломератом Kering, владеющим Saint Laurent, из-за поправки в контракте и отсудил в итоге тринадцать миллионов долларов, общий тренд как-то прослеживается. На место Слимана взяли Энтони Ваккарелло — птицу во всех смыслах менее яркую. Dior Homme не возглавлявшую. Мужскую моду не реформировавшую. И в запросах более скромную.

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ