Чтение

Иван Янковский: «Какая разница, поэзия Oxxxymiron или нет»

Заместитель главного редактора L'Officiel Russia Максим Андриянов встретился перед премьерой «Утиной охоты» с Иваном Янковским, который исполнил в спектакле главную роль. Посмотреть постановку можно будет с 7 октября, а вот посмотреть бэкстейдж репетиции и узнать подробности о ней (и об Иване, и о вечных проблемах и судьбе большого искусства в контексте XXI века) — прямо сейчас.

Мы встретились с Иваном Янковским накануне премьеры в Театре имени Ермоловой спектакля «Утиная охота» режиссера Евгения Марчелли, фаворита премии «Золотая маска» и худрука старейшего в России ярославского Театра драмы имени Волкова. Он первый раз ставит на ермоловской сцене и сразу же призвал на главную роль двадцатишестилетного Янковского, вписывая его в один ряд с Олегом Далем и Олегом Ефремовым, Константином Хабенским и Евгением Цыгановым, игравшими роль Зилова в разные годы. Ответственность невероятная. Кинокарьера Ивана не слишком гладкая — есть и обласканный критиками «Тряпичный союз», и спорная «Дама пик», и получившие кучу дизлайков «Ночные стражи». Но на театральной сцене у Янковского провалов не было.  

Максим Андриянов: В последние годы в театре стал популярен советский драматургический материал: «Мастер и Маргарита», «С любимыми не расставайтесь», «Рассказы Шукшина», опять же «Утиная охота»… При этом отношения в реальной жизни сейчас гораздо жестче, и твой герой Зилов кажется инфантильным тридцатилетним мужчиной, так и не решившим, кем он станет, когда вырастет, и не способным взять ответственность за свою жизнь. Ты не согласен? 
Иван Янковский: Нет, потому что мы в прочтении пьесы от твоего описания пошли в другую сторону. Мой Зилов не инфантильный, наоборот, он очень хорошо понимает, что делает. Он сознательно выбрал такую жизнь: жена, любовница, пустые друзья. Такие люди есть в любую эпоху. Зилов есть во мне, в тебе, в каждом из нас. Олег Иванович Янковский играл в свое время в фильме «Полеты во сне и наяву», его герой — тоже, по сути, Зилов. 

Я задал вопрос про советские пьесы, потому что реальность сейчас меняется стремительно: вот уже лучший интервьюер страны не Владимир Познер, а Юрий Дудь, огромную аудиторию собирает не поп-музыка во главе с Киркоровым, а рэп-баттлы Гнойного и Oxxxymiron. 
Да, я понимаю. Я не был знаком с этой культурой, пока не пошла волна. Ну, знал, что Oxxxymiron — это рэпер, но что на баттлах эти люди настолько круто могут выяснять отношения — вообще не представлял! То, как мыслит Oxxxymiron, дорогого стоит. А то, что тут же пошли споры, поэзия это или нет, — да какая разница! Человек способен мыслить глубокими образами, рифмовать их, вести с соперником битву взглядов на жизнь — разве он не заслуживает восхищения? Я посмотрел их баттл и потом ходил сам с собой три дня батлил. Меня это вдохновило невероятно!

И вот после Гнойного и Оксимирона ты выходишь на зрителей с проблемами Зилова?
У Зилова какие проблемы-то? Такие же, как у многих: отношения с женой завяли, друзья — лжецы и льстецы, любовница тоже не пришей кобыле хвост. И милая искренняя девочка, которая возникает на горизонте, в таком обществе тоже скоро станет такой, как и все, от кого Зилов бесится. Он и сам не сказать что положительный герой, но его раздражает система, бесит необходимость жить с оглядкой на чужое мнение. А это реально сегодня бесит. Система зависимости сейчас процветает. Общество стало диктовать, что хорошо, что плохо. Само не ведая, на самом деле, что хорошо. Есть вот эта тема: ты сказал, и я так сказал, и он так сказал, и все мы так сказали, потому что тот так сказал. На самом деле он в целом не очень разобрался. Но все начали так говорить. А он кто? А, он тот, у кого есть мнение. А, ну если у него есть мнение, то мы подключимся своими мнениями, которые у нас не сформированы, к тому, у кого оно есть. Он же сильный. А сам-то ты что думаешь? Вот тут уже пауза будет, понимаешь?! 

«Взять хотя бы этого метакритика в виде «Кинопоиска». Мы же все вместо того, чтобы пойти в кино и составить собственное мнение, лезем смотреть рейтинг фильма. Это ужасно! Такое невозможно было во времена, когда в кинотеатрах показывали «Крестного отца» или ленты великих Феллини, Бергмана, лучшие образцы советского кинематографа. Нам казалось: ничего себе, какие отношения, какие чувства, все из жизни, все так свежо! Мы же потом не сидели и не строчили в фейсбуке, с оглядкой, а модно ли это?»

Вот я сейчас думаю: в англоязычном  фейсбуке может быть так, что какой-нибудь Джордж Клуни с Джеком Николсоном в переписке обсуждают, какой мудак Дарен Арановски? «Ха-ха-ха, у него не вышло!» Можно себе такое представить? А у нас это нормально. И, как мне кажется, такое отношение сильно разрушает нашу культурную оболочку. Мы потом задаемся вопросами: «А почему отстаем? А почему не можем?» Да потому что вылили тонну грязи друг на друга. Мы изначально не верим, что у кого-то может получиться хорошо. У нас на всех — огромный вотум недоверия. Вот в чем ужас, вот в чем зиловщина. И я тоже часть этой системы. Но я хотя бы это понимаю и стараюсь себя одергивать — лучше остаться в стороне и не написать, не прочитать, не ответить, не зомбироваться чужим мнением хотя бы на какое-то время. Невозможно ведь поменять общество, но можно поменять себя. Себя спасти. Этим я и занимаюсь.

Хорошо. Из чего тогда состоит твоя собственная жизнь? Тебя же не встретишь каждые выходные в «Симачеве»? 

 Каждые — нет, но я там бываю. Всем же нужно отдохнуть. Я тоже человек, могу выпить с друзьями, потанцевать. Но, конечно, меня не застанешь в шапке-ушанке верхом на барной стойке, обливающим народ шампанским. Мне это не очень-то нравится. Моя жизнь состоит из другого: порепетировал, пришел домой, поел, сходил в спортзал, посмотрел кино, прочел что-то, если получил роль в кино, то поснимался, навестил родителей, съездил на дачу, с женщиной своей провел время, погулял, занялся любовью. Я обычный человек. Каждый выбирает то, что ему нужно. Звучит, может, чересчур легко и просто, но такова моя жизнь.  

Звучит нормально. Это же твой личный выбор.  
Все, что бы я ни делал, — мой личный выбор. Другой вопрос, что я могу посоветоваться с родителями, например. Спросить у них совета, мне это не зазорно. Но в целом, конечно, все решаю сам. Сам пошел учиться в ГИТИС, сам принял решение играть в СТИ, сам снялся в разных фильмах. Так я живу. И что-то потом исключаю из дальнейшей своей жизни, понимая, что ошибся. Это все опыт, который позволяет мне расти над собой. 

В твоем репертуаре нет современной драматургии. Так случайно вышло или это твой осознанный выбор? 
В театре же не я выбираю репертуар, а режиссер. В Студии театрального искусства это Сергей Васильевич Женовач. Выбирая материал, он знает, как распределить роли, исходя из того, в какой форме актеры, сколько им лет. Он же нас знает давно, чувствует, что нас волнует сейчас в жизни. У меня в СТИ очень хорошая палитра ролей: и Иван Бездомный из «Мастер и Маргарита», и Максудов Сергей Леонтьевич из «Записок покойника», и Олег Леонидович в «Самоубийце». Это вообще человек, которого никто не видел, не знает, он какой-то странный, весь в себе. И вот Зилов в Театре имени Ермоловой.  

Если в театре у тебя стабильно высокое качество работ, то почему так же не получается в кино?  
Ну слушай, во-первых, ни в театре, ни в кино, ты никогда не знаешь, что получится сразу. Это, как ты правильно сказал, авантюра. Ты можешь предчувствовать, исходя из сценария и своих каких-то в голове предположений и чувств, но в конечном счете это будет расходиться с тем, как это действительно будет.  

Напрашивается вывод, что уровень российского театра выше, чем кино. Так?  
Погоди! У нас сейчас молодые кинорежиссеры снимают хорошее кино. Например, «Теснота» Кантемира Балагова — блестящий фильм. Глубокий, умный. А в Голливуде разве нет провалов? На один «Ла-Ла Ленд» так же приходится десять посредственных фильмов. В театре просто… 

…Есть возможность поправить к следующему спектаклю то, что не получилось? 
Да, в кино, разумеется, этой возможности нет. Но дело не в этом. Нужно рисковать и играть, получая от этого удовольствие. В пьесе «Самоубийца» один из героев говорит: «Друзья, а за что вы платите, когда покупаете лотерейный билет? За участие в риске». ГТы делаешь ставки на футбольную команду, хочешь чтобы что-то там сошлось, но сам кайф получаешь от ожидания, и это дороже денег, на которые играешь.  

Согласись, эти слова отлично характеризуют актерскую профессию? 
Конечно! Актер рискует всегда. Как говорил Аль Пачино, может, тебе канат на полу попадется и ты грохнешься, или еще что-нибудь случится — ты никогда не знаешь, что будет. И нужна определенная храбрость, чтобы выходить на сцену или съемочную площадку и играть. Падать, ошибаться, но не останавливаться — в этом и есть кайф. Карьера режиссера или артиста не может быть ровной. Разве что у Даниэля Дель Льюиса так получилось, но у него всего десять фильмов, и он ушел из кинематографа, чтобы не дать осечку. Но на то он и легенда. Я же могу где-то заблуждаться, где-то ошибаться, но работа над самим собой у меня не прекращается. Потому что стоит один раз поверить в то, что ты все умеешь, и все, ты пропал. Майку Тайсону как-то задали вопрос: «Что значит ощущать себя чемпионом мира?» И он ответил: «Я чувствую себя чемпионом, пока рефери держит мою руку поднятой. Как только он ее опускает, все по новой».  

Не каждый может так адекватно себя оценивать, как Майк Тайсон. Тем более молодые актеры, среди которых сейчас конкуренция очень низкая. 
Нет, ну как, у нас много блестящих молодых артистов: Саня Паль, Саня Петров, вот он здесь в Ермоловском театре играет, друг мой... 

Но если я сейчас спрошу, кто твой конкурент, ты ответишь, что ни с кем не конкурируешь.  
Нет, я так не скажу. Хороших артистов гораздо больше, чем известных. И есть в других городах получше, чем мы с Палем и Петровым, вместе взятые. Живет такой парень где-то во Владивостоке и херачит, извините, так, что вообще! И в любой момент ему может повезти, он окажется в обойме и заткнет нас всех за пояс. Другое дело, что система поиска талантов у нас не так хорошо налажена. Но все равно новых имен много: Кукушкин, Мухаметов, Корешков и еще можно назвать десяток фамилий. И без доли кокетства скажу, я даже рад, когда они получают роли, а не я. У меня нет такой спеси: «А, это ты играть будешь, сейчас посмотрим, что ты сделаешь!» Я всех люблю, и все они мои друзья, несмотря на разные представления о жизни и профессии.  

У Женовача ты учился на актерско-режиссерском курсе. И к двадцати семи годам наверняка возникала мысль поставить или снять что-то свое?  
Мы с одним человеком уже пишем. Я действительно всегда хотел заниматься режиссурой. Другое дело, что нужно подкопить базу. Чтобы не быть таким режиссером, который не может объяснить, как нужно сыграть, снять и смонтировать. И здесь даже не знания важны, потому что прочитать можно сколько угодно учебников, важен вкус, чутье важно. А ему не учат, его нужно в себе развивать годами. Основная проблема в драматургии сейчас какая? Найти героя!  

Слушай, героя этого на моей памяти уже лет двадцать пять ищут!  

Да, понимаешь! А у меня есть ответ — это уже не человек, вот он — герой (показывает на айфон). В телефоне сейчас все: интернет, фото и видеокамера, мессенджеры, ютьюб и социальные сети, заменившие СМИ. Сериал «Черное зеркало» как раз про этого героя, который поработил нас. Мы же все здесь (снова показывает на айфон). Если его у нас отберут, то мы сойдем с ума без той же GPS-навигации. Не сможем расплатиться в магазине, потому что банковские карточки все в смартфоне. Билеты в кино, на поезд и на самолет — тоже в нем. Смартфон репрезентует тебя как человека.  

Но айфон не сыграешь на сцене, верно? 
Не сыграешь. Но можно сыграть человека зависимого от айфона. Даже не от айфона, а от всех этих высоких технологий.  

Финал у «Утиной охоты» открытый — Зилов в конце кидается на кровать, и непонятно, плачет он или смеется. Как ты для себя решил, что он делает?  
Это когда как. Спектакль же не раз будем играть. Пойдет с одним настроением — посмеемся, пойдет с другим — поплачем. Театр — живой организм. Опять же плакать можно и от горя, и от смеха. 

Петр Наумович Фоменко хорошо как-то ответил на аналогичный вопрос: «Критики расскажут нам потом, о чем мы ставим спектакль».
«Утиная охота»: репетиция

Фото: Театр им. Ермоловой (Женя Сирина)

Видео: Дана Мыкулинская

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ