Чтение

Павел Вардишвили — о том, почему столичные герои так изменились

Оборотни среди нас — не сюжет очередного молодежного сериала или нового романа Пелевина, а суровая реальность жизни. Планомерные изменения взглядов на окружающий мир и привычек — дело обычное, а вот кардинальные — повод задуматься и испугаться. L’Officiel вспомнил пять человек, наблюдать за трансформациями которых жутко страшно и запредельно интересно.

 

Когда полиция задержала в московском оте­ле Four Seasons бизнесмена Умара Джабраилова, устроившего стрельбу в потолок своего номера, главным новостным изданиям пришлось выпускать отдельные информационные справки о том, чем известен герой дня. Не то чтобы Джабраилов сброшен с корабля современности (хотя и создается впечатление, что дела обстоят именно так), просто пресловутый дух времени, агитационные повестки и направление общественной мысли меняются столь часто, что на забвение былым властителям дум не остается много времени. Меж тем прослеживается четкая закономерность в колоссальной трансформации сегодняшних ньюсмейкеров по сравнению с ними же самими образца пяти-, десяти-, а то и пятнадцатилетней давности. И перемены эти разительные.

Сейчас о том, что Умар Джабраилов выдвигал свою кандидатуру на пост президента, помнит лишь одна десятая процента от общего числа избирателей, проголосовавших за него. В головах светских хроникеров до сих пор живы слухи о его романе с Наоми Кэмпбелл, а вот о пятилетней службе государству сенатором от Чеченской Республики в Совете Федерации говорить нечего, с ней не было связано громких информационных поводов. В целом благодаря то ли дружбе с заокеанскими моделями, то ли меценатской деятельности Умар всегда производил впечатление политика и бизнесмена прогрессивных взглядов, чаще появляясь в репортажах с благотворительных ужинов у Натальи Водяновой, чем в милицейской хронике.

Еще одним объектом разительной трансформации взглядов является телеведущий Борис Корчевников. Сын заместителя директора МХАТа попал на телевидение в одиннадцать лет и уже к двадцати одному стал штатным корреспондентом службы информации НТВ, застав ее золотой состав и пройдя так называемую парфеновскую школу. «Леонид Парфенов не то чтобы научил меня журналистике, он научил меня, как не надо ее делать. Показал, как существовать в этой профессии…» — так отзывался Корчевников о своем учителе, когда все только начиналось. Дальше случилась главная роль в успешном сериале «Кадетство», после которой в жизни Бориса поменялось буквально все. За уходом с НТВ последовало участие в религиозных программах «Этюды» телеканала «Глас», «Как я познакомился с “Фомой”, часть 5» православного журнала «Фома», рассуждения о Великом посте и место эксперта в выпуске «Специального корреспондента», посвященном громкому делу Pussy Riot. 

В нем Корчевников заявил, что его отцом является Иисус Христос, а матерью — Божья Матерь. В 2013-м телеканал НТВ показал его фильм-расследование «Не верю!» про попытки очернить церковь и тех, кто за ними стоит. В числе критиков был назван и Леонид Парфенов. Тот отреагировал на это записью в своем блоге: «Ни обиды, ни горечи. Только тебя жаль…» — и больше никогда публично не комментировал творения своего падавана. У самого Корчевникова дела пошли в гору, он стал ведущим прайм-тайм-передачи на канале «Россия», а потом ушел на повышение — возглавил православное телевидение «Спас».

След журнала «Фома» виден и в карьере культуртрегера Эдуарда Боякова, много раз менявшего направление своего жизненного пути.

Первое упоминание о нем связано с первой же негосударственной внешнеторговой сделкой с нефтью, деньги на которую выделил Михаил Ходорковский. Позже Бояков устроился к нему на должность директора по связям с общественностью в компанию «Менатеп», но быстро покинул этот пост, основав в 1995 году театральный фестиваль «Золотая маска». Ровно десять лет спустя Бояков возглавил театр «Практика», на спектаклях которого можно было встретить его ближайших друзей — Романа Абрамовича и Петра Авена. Он же был исполнительным продюсером оперы «Дети Розенталя» в Большом, да и вообще первым в России ставил спектакли по Владимиру Сорокину. Минуло еще одно десятилетие, и в 2015 году Эдуард вновь сделал резкий поворот, заговорил о православии и стал поддерживать Владимира Путина. В одном из свежих интервью, данном омской газете «Коммерческие вести», Бояков ругает фильм «Матильда», жалуется, что Мединскому не под силу справиться с либеральной культурной мафией, и сетует на то, что на Каннском кинофестивале показывают больных раком, лесбиянок и девиации. В свободное время для журнала «Фома» читает притчи о том же Великом посте, да и о блудном сыне.

Эдуард_Бояков.jpg

Православной радиации по мощи способно противостоять лишь обаяние власти. Оно подвигает прилежных девушек на самые невообразимые внутренние перемены. Хороший пример — главная героиня всем известного американского сериала «Скандал» Оливия Поуп, в течение семи сезонов всеми правдами и неправдами выбивавшая себе место близ Овального кабинета на благо демократии. Русская медиаменеджер Тина Канделаки прошла не менее знаменательный путь от радиоведущей до руководителя провластного спортивного канала «Матч ТВ». Первый раз в эфир Канделаки вышла в 1995 году. Более-менее широкую известность ей принесла радиопередача «Оллариу», которую она вела совместно с актером Станиславом Садальским. Шоу было очень популярное и прогрессивное, даже для тех свободолюбивых времен. Неудивительно, что бойкую радиоведущую заметили телевизионные боссы и позвали интервьюировать звезд шоу-бизнеса в программе телеканала СТС «Детали». 

Когда стало ясно, что Тина способна переговорить и рэпера Эминема, она стала лицом интеллектуальной викторины «Самый умный» — российской версии известного британского телепроекта Brainest. Программа, в которой дети отвечают на различные научные вопросы, быстро догнала по популярности взрослую и уверенную в себе игру «Что? Где? Когда?», а шум вокруг ее ведущей порой превосходил крики при обсуждении видных политиков. Неудивительно, что новоиспеченный президент России Дмитрий Медведев добавил ее в ближний круг так называемых инноваторов. Годы, проведенные на телевикторине с широким разбросом тем, позволили ей следующее: выступать в Общественной палате по самым различным вопросам — от влияния интернета на образование до честных выборов, провести ребрендинг «Ростехнологий», поработать с «Аэрофлотом» и концерном «Калашников» и даже, по слухам, заполучить в качестве одного из клиентов инстаграм-аккаунт Рамзана Кадырова на постоянное СММ-обслуживание. Кривая славы и диаграмма власти «вынесли» Канделаки в индустрию спорта — руководить телеканалом «Матч ТВ». Под ее управлением за два отчетных года несколько раз менялись команда и формат, а скандалов было больше, чем сборная России по футболу провела игр.

Да, телевидение убивает в человеке все самое яркое, живое и настоящее. Новые краски в образ юмориста «из ящика» Максима Галкина вдохнули социальные сети, а именно Instagram. Пересказывать его карьерные достижения в данном случае бессмысленно, а тот факт, что еще пару лет назад этот артист ассоциировался с большими концертами в ГЦКЗ «Россия» для дядь и теть и с чехардой вокруг Примадонны, заслуживает внимания. В 2016-м он начал активно вести инстаграм и за короткое время прошел экстерном все ступени Дарвина. Благодаря скетчам с детьми, Аллой Пугачевой и Филиппом Киркоровым он стал популярнее любых российских блогеров, научился рэп-баттлам и выучил слово «зашквар», подрядился в модные колумнисты журнала L’Officiel, стал цитируем молодыми людьми до двадцати лет и просто-напросто похорошел.

 

Во всех подобных историях однозначного вывода быть не может, потому что главные обобщающие их критерии — деньги, слава и время — действуют на всех по-разному. Но при всех одинаковых вводных наблюдать за Максимом Галкиным почему-то явно приятнее, чем за «подвигами» Тины Канделаки на «Матч ТВ».

Похожие статьи

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ